Как использовать международный опыт для минимизации затрат, связанных с ростом проблемной задолженности по банковским кредитам.

Сергей ГРИЦУКВ Беларуси уже достаточно давно наблюдается рост проблемной задолженности по банковским кредитам. В связи с этим полезно рассмотреть международный опыт выхода из банковских кризисов (далее - БК), предвестником которых является проблемная задолженность экономических агентов банковскому сектору.

Скандинавская практика

Согласно исследованию МВФ в мире с 1970 по 2011 г. было зафиксировано около 147 БК. Триггером большинства БК как в развитых, так и в развивающихся странах являлся период бурного роста банковского кредитования, обусловленный переоценкой перспектив развития экономики и сопровождающийся слабым кредитным скорингом*.

Изучение БК в таких государствах как Чили (1981 г.), Норвегия (1991 г.), Швеция (1991 г.), Мексика (1994 г.), Корея (1997 г.), Япония (1997 г.) и США (2007 г.) позволяет отметить, что действия властей этих стран по «спасению» банковской системы в своей основе имеют общие принципы. Хотя и отличаются в некоторых деталях.

C точки зрения времени и затрат, необходимых для выхода из БК, оптимальной выглядит практика скандинавских стран в начале 1990-х гг. Главным спонсором и источником успеха как в норвежском, так и в шведском случае являлось государство. Разрешение норвежского БК стало возможным преимущественно в результате рекапитализации банков за счет государственного фонда Statens Banksikringsfond, выставлявшего различные условия банкам-реципиентам. В результате было национализировано 3 банка, но после окончания БК государство постепенно распродало свои доли.

Схожей установки придерживалось и шведское правительство, которое через государственное агентство Bankstödsnämnd произвело рекапитализацию банков путем покупки их обыкновенных акций. Важной отличительной особенностью шведской антикризисной программы считается институт «плохого банка», сообразно которому плохие банковские кредиты переводились в специально созданные государственные компании, а санируемый банк мог сосредоточиться на основной деятельности. Благодаря быстрой и реалистичной оценке проблем банков, фискальные издержки, связанные с поддержкой их ликвидности, рекапитализацией (национализацией) и очисткой балансов от плохих долгов в Норвегии составили 2,7% ВВП, а в Швеции - 3,6% ВВП. При этом в отличие от шведских властей норвежский истеблишмент не прибегал к созданию специальных структур для работы с плохими кредитами, хотя их объем в Норвегии достигал 16% всех займов, тогда как в Швеции только 13%.

Сколько стоят антикризисные программы

Полезно иметь в виду также примеры более дорогостоящих и менее успешных антикризисных стратегий. Так, в Чили антикризисная программа обошлась государству суммарно в 43% ВВП, из которых большая часть издержек пришлась на меры по поддержке заемщиков банков (помощь в реструктуризации и субсидировании их задолженности). Другим способом преодоления чилийского БК являлась санация банков, у которых на пике кризиса объем плохих кредитов составлял 35,6% всех долгов. Государство избавило банки от плохих долгов путем «репования» с Центральным банком: необслуживаемые кредиты временно покупались ЦБ (с обязательством обратного выкупа и сохранением права управления за банками) за долговую расписку, по которой начислялись проценты. За время «передышки» банки успевали нормализовать свою работу и могли покрывать необслуживаемые кредиты за счет резервов и капитала.

Банковские кризисы по странам

Частота банковских кризисов по странам в 1970-2011 гг.

Похожие контуры выхода из БК имела и антикризисная программа Мексики, которая также состояла из поддержки должников банков и приобретения плохих активов государством. Существенное отличие от чилийской схемы заключалось в том, что мексиканские банки не были обязаны выкупать активы обратно. Поэтому стимулов для эффективного управления кредитами у них не было - большую часть потерь приняло на себя государство, что обошлось в 19,3% ВВП. Специфической чертой мексиканского опыта преодоления БК является международная помощь в виде предоставления больших объемов относительно дешевых ресурсов.

Отдельного внимания заслуживает опыт центральных банков Японии и США, также применявших комплексный подход к преодолению БК и отличившихся огромными суммами вливаний ликвидности в банковскую (финансовую) систему. Несмотря на значительное увеличение денежного предложения (расширение денежной массы), в этих странах не произошло ни инфляционного всплеска, ни увеличения денежного мультипликатора, но, как говорится, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку…

Промедление обходится дороже

Проекция проблемы плохих долгов белорусской банковской системы через призму неглубокого SWOT-анализа позволяет прийти к следующим выводам:

  1. В Беларуси пока нет полноценной инфраструктуры для управления неработающими кредитами.
  2. Ни банки, ни белорусская банковская система в целом пока не сталкивались с большим масштабом неработающих кредитов, поэтому возможен дефицит опытных и подготовленных специалистов при обострении ситуации.
  3. Промедление с устранением проблемы плохих кредитов выльется в повышенные реальные ставки по новым кредитам для платежеспособных категорий заемщиков, так как банки будут стараться компенсировать потери от возрастающего резервирования под плохие долги.
  4. Масштабное эмиссионно-бюджетное вмешательство в решение проблемы плохих долгов чревато инфляционно-девальвационными последствиями и потерей финансовой стабильности.

SWOT-анализ проблемы плохих кредитов белорусских банков

Сильные стороны

Доверие со стороны населения к банковской системе.

Слабые стороны

Неразвитость рыночной инфраструктуры по управлению неработающими кредитами.

Возможности

Создание дочерних организаций банков для работы с плохими кредитами.

Угрозы

Инфляционно-девальвационные последствия эмиссионного и бюджетного вмешательства в решение проблемы плохих долгов.

Ухудшение условий финансирования оборотного капитала реального сектора при сохранении статус-кво.

На основании опыта преодоления БК в других странах и с учетом анализа проблемы плохих кредитов белорусских банков можно отметить:

  1. Как аксиому необходимо принять следующее: государство сможет избежать потерь, если не является собственником банков с проблемными кредитами и предприятий-носителей таких кредитов.
  2. Тактическим решением проблемы может стать создание дочерних банковских организаций, в которые банки переведут плохие кредиты, чтобы перестать беспокоиться о списаниях. Данные организации будут вести процедуру постепенного «развязывания» и ликвидации проблемной задолженности в промежутке 3-5 и более лет, а банки за это время создадут добавленную стоимость для постепенного погашения этих задолженностей.
  3. Стратегическим решением проблемы плохих долгов и минимизации рецидивов со стороны несостоятельных государственных предприятий и организаций может стать или смена собственника, или внедрение передовых практик корпоративного управления государственными предприятиями. Что подстегнет заемщиков самостоятельно находить решение своих проблем и устранит основания рассчитывать на бюджетную поддержку.

*Кредитный скоринг-система оценки кредитоспособности, основанная на численных статистических методах. 

Сергей ГРИЦУК, экономист