Каждому, кто занимается экономической деятельностью, знакомы такие понятия как «предпринимательский риск» и «должная осмотрительность субъектов хозяйствования». Несмотря на кажущуюся противоречивость, они всегда «ходят парой» и в развитых странах являются альфой и омегой современного бизнеса.

 

колонка КоржевичСуть этих двух терминов в том, что хозяйствующий субъект имеет право на риск, вплоть до банкротства, так как риск - неотъемлемая часть любой экономической деятельности. Но при этом «по умолчанию» предполагается, что он является законопослушным и действует в интересах своей компании (если иное не доказано судом).

 

К сожалению, в Беларуси отношение к этим понятиям сильно отличается. Свидетельство тому - многочисленные уголовные дела, возбуждаемые в отношении руководителей предприятий по так называемым должностным преступлениям. Иногда доходит до абсурда, когда обвинение предъявляется даже в случае отсутствия материального ущерба! Небольшой повод для оптимизма дал Декрет №7, отменивший субсидиарную ответственность в отношении руководителей при отсутствии с их стороны умышленных противоправных действий. Но кардинально ситуацию это не изменило.

 

Недавно, комментируя подходы к применению п. 4 ст. 33 нового Налогового кодекса, представители Министерства по налогам и сборам заявили, что контролирующие органы получили право корректировать налоговую базу и доначислять налоги по результатам проверок, если будет выявлено, что целью сделки являлось уменьшение налоговых выплат, а не рыночный расчет. То есть сам подход проверяющих строится на том, что любая минимизация налогов однозначно считается противозаконной, хотя в зарубежной практике это называется вполне разумной оптимизацией затрат. То, что оптимизация затрат и рыночный расчет - звенья одной цепи, у нас не работает.

 

Все это ведет к тому, что субъекты хозяйствования стараются максимально исключить в своей деятельности самый минимальный риск. В этой связи хорошо выразился владелец Facebook Марк Цукерберг: «Самый большой риск - не принимать какие-либо рискованные решения... В мире, который меняется очень быстро, единственная стратегия, которая гарантированно потерпит неудачу - не рисковать». Последствия такого (подчеркнем - вынужденного) поведения руководителей предприятий мы видим в сухих и беспристрастных данных экономической статистики.

 

По итогам I полугодия 2019 г. к аналогичному периоду 2018-го производительность труда в экономике выросла всего на 1,2%, а номинальная начисленная зарплата - на 14,3%! Потому что для любого директора в нашей стране невыполнение показателя по заработной плате опаснее, чем рост реальных бизнес-индикаторов - рентабельности, доходности на вложенный капитал, рыночной доли и пр. За тот же период промышленность показала рост на жалкие 0,1%, сельское хозяйство - 0,2%, а рентабельность в целом по экономике вообще просела на 0,1 п.п. Экспорт за 5 месяцев к маю 2018-го - «минус» 2,9%. А ВВП при годовом прогнозе 4% за полгода вырос только на 0,9 п.п.

 

Такая вот экономика… Конечно, к концу года что-то еще можно исправить. На худой конец - поступить как Нацбанк, который исключил из методики расчета проблемной кредитной задолженности пролонгированные кредиты, в результате чего на бумаге все стало намного оптимистичнее. Но в реальности это ничего не изменит, и разрывы в экономике будут только нарастать. Очевидно, что руководителям предприятий нужно дать больше экономической свободы по принципу: разрешено все, что не запрещено. А главное - вернуть им (причем независимо от формы собственности!) право на риск, без которого никакой экономический рост просто невозможен.

 

С уважением,

заместитель главного редактора Константин Коржевич

подпись коржевича