После 3%-ного роста по итогам 2018 г. белорусская экономика начала новый год со спада (в январе ВВП увеличился на 0,7% гг.).

 

minsk

 

При этом замедление началось с середины прошлого года. В декабре ВВП вырос на 0,8% гг., а в IV квартале - на 0,5% гг.

Основной причиной подобной динамики стал эффект базы. Благодаря разрешению нефтегазового конфликта в конце 2017-го Россия нарастила поставки нефти. В начале 2018 г. обрабатывающая промышленность Беларуси, в частности, нефтепереработка быстро увеличивала темпы. Всплеск активности прошлого года оказывает давление на экономические показатели 2019-го.

 

Промышленный рост ожидаемо снизился до 0,9% гг. (1,3% гг. - в декабре). Драйвером замедления стала обрабатывающая промышленность. Грузооборот на транспорте сократился на 0,2% гг., производство продукции сельского хозяйства - на 1,9% гг., а оборот розничной торговли увеличился 4,2% гг.

Торговля, которая демонстрирует некоторый спад, по-прежнему остается важным драйвером экономического развития. Потребительский спрос поддерживается быстрым увеличением зарплат (11,6% - в 2018 г.), который во многом обусловлен как директивным указанием властей, так и экспансией кредитования населения (28% гг. - в декабре).

 

После исчерпания эффекта базы экономика начнет ускоряться в годовом выражении. По различным оценкам международных финансовых институтов, в 2019 г. средний рост достигнет порядка 2,5%. В среднесрочной перспективе замедление может составить до 2%, что соответствует экономическому потенциалу Беларуси. На развитие повлияют негативный демографический прогноз и низкая производительность труда.

 

«Война принципов и условий»?

РФ серьезно намерена пересмотреть внешнеэкономические приоритеты (экономические, финансовые, кредитные и др.) в условиях нарастающих западных санкций и повышения недовольства населения в сфере экономики и социальной политики правительства.

Ужесточения особо актуализируются в отношении Беларуси. РФ считает, что напрямую субсидировала в 2018 г. соседнюю экономику на уровне 7 млрд долл. Речь идет о поставках углеводородов по сниженным ценам, отсутствии экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Минск, экспортируя переработанную российскую нефть, получил немалые доходы в бюджет.

Россия требует пересмотреть интеграционные принципы с Беларусью и выйти на новый уровень валютных, кредитных и торговых отношений. Москва считает, что имеет на это право, так как за период независимости, по отдельным оценкам, прямые и косвенные субсидии Минску составили около 100 млрд долл.

 

Что нужно Минску?

У Беларуси в отличие от России более скромные желания: сохранить прежний «статус кво» и не поступиться экономическим и политическим суверенитетом, добиться прямой и косвенной поддержки со стороны Москвы на уровне 10-12 млрд долл. в год. И за счет «многовекторности» и «многофакторности» обеспечить приток валютных поступлений (инвестиций, кредитов, доходов от торговли) в страну со стороны Европы и международных финансовых институтов порядка 12-15 млрд долл. Это позволит нарастить ВВП страны до 70-75 млрд, экстраполировав на него среднюю зарплату (как правило, она увеличивается по директивным указаниям) на уровне 700-750 долл. в эквиваленте.

 

Но пока только растет накал взаимных претензий и упреков. Российская сторона заявила о планах отказаться от согласованных ранее направлений. При этом предлагает выделить 8 концептуальных позиций, по которым необходимо вести углубленную интеграцию. Москва держит Минск в неопределенности и не уточняет, в каких направлениях следует осуществлять взаимное движение навстречу друг другу в рамках интеграционных процессов.

Переговоры по энергоносителям и углеводородам еще не начались. В свою очередь Беларусь за январь-февраль 2019 г. нарастила объемы закупки российской нефти до 2,95 млн т (на 0,8% больше по сравнению с аналогичным периодом 2018 г.).

 

… и Москве?

Россия хочет единых валютных, финансовых и экономических условий на территории обоих государств. Одной из главных задач считает формирование общей экономической территории и выход на таможенную границу с Евросоюзом. Москва желает постепенно слезть с «донорской» иглы для Минска и формировать единую конкурентную среду Союзного государства в рамках Евразийского экономического союза.

Однако в Беларуси все чаще слышатся рассуждения о целесообразности участия в евразийской интеграции. Отмечается, что объединительные процессы поворачиваются вспять. По мнению Минска, сближению постсоветских стран мешают торговые барьеры и ограничения для белорусских компаний.

 

О том, как таможенная цифровизация поможет навести порядок в товаропотоке и почему Беларуси нужно налаживать полноформатное сотрудничество с Евросоюзом, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 3.

 

Евгений Качуровский, президент международного некоммерческого фонда «Новая экономика»