Попытку нового состава правительства Беларуси реформировать систему управления государственной собственностью может постигнуть та же судьба, что и приватизацию.

korp

Премьер-министр Беларуси Сергей Румас, представляя программу действий правительства страны на 2018-2020 гг. в Палате представителей Национального собрания, озвучил 10 приоритетных задач. Одна из них - эффективное управление госсобственностью. При этом ключевой задачей правительство видит разделение функций собственника и регулятора в управлении организациями с долей государственной собственности.

В настоящее время в стране насчитывается около 3,5 тыс. «стратегических» организаций. Вот ими-то правительство и собирается управлять по-новому. Планируется, в частности, пересмотреть подход к функционированию института представителя государства посредством замены госслужащих на профессиональных управляющих, а также изменить правила выплаты вознаграждения за такую работу.

 

Параллельно Европейский банк реконструкции и развития осуществляет эксперимент по внедрению на ряде крупнейших предприятиях страны корпоративных принципов управления. Суть его - попробовать управлять предприятиями, в том числе и государственными, так, будто они являются корпорациями, акции которых торгуются на бирже. Один такой эксперимент - в Белинвестбанке - уже близок к завершению и, похоже, оказался удачным. А на Белавтодоре он только начался. Корпоративные принципы управления выбраны ЕБРР, по-видимому, не случайно. За рубежом накоплен большой опыт в данной сфере. Более того, в рамках Организации экономического сотрудничества и развития разработаны правила, которые рекомендованы как лучшая практика.

 

Рекомендации G20 и ОЭСР

Идея создания этих правил возникла около 20 лет назад. На заседании на уровне министров 27-28 апреля 1998 г. Совет ОЭСР призвал организацию разработать свод стандартов и руководств по корпоративному управлению. И уже через год Принципы корпоративного управления ОЭСР были подписаны на заседании Совета организации.

В качестве обоснования причин для их разработки были указаны финансовые кризисы в Азии и других регионах. То есть появление принципов ОЭСР было не результатом инициативы кабинетных ученых, а следствием необходимости предотвращения проблем в мировой экономике. А их суть, в основном, сводилась к решению проблем, возникающих в результате отделения собственности от управления. Но как раз это совпадает с ключевой задачей нового правительства, о которой упоминал С. Румас.

 

Иные факторы, относящиеся к сфере управления, как отметили разработчики Принципов, более подробно регулируются в ряде других документов ОЭСР и иных международных организаций. В частности, в Конвенции по борьбе с взяточничеством в международных деловых операциях, Руководящих принципах предпринимательской деятельности ООН, Декларации МОТ об основных принципах и правах в сфере труда и т.д.

При этом Принципы ОЭСР не являются чем-то установленным раз и навсегда. Они менялись уже дважды: в 2004 и 2015 гг. Первый пересмотр был вызван необходимостью повышения прозрачности корпоративной отчетности, укрепления единства внутри совета директоров и усиления ответственности перед акционерами. Второй - стал следствием финансового кризиса 2007-2008 гг, который выявил недостатки управления, в первую очередь, в части политики вознаграждения топ-менеджеров компаний. Обновленные Принципы были утверждены ОЭСР в июле 2015 г. и одобрены лидерами G20 на саммите в Анталье 15-16 ноября 2015 г. В результате этот документ стал называться «Принципы корпоративного управления G20 и ОЭСР».

 

О том, в чем сходство Принципов с идеями Столыпина/Чичкина и почему обеспечить эффективность управления предприятием все упомянутые идеи могут только вместе, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 11.

Владимир ТАРАСОВ