fbpx

«Черный август» изрядно потрепал белорусскую финансовую систему. И может оказаться, что шторм на рынке только начинается.

 

в фазе 1На фоне экономических проблем и политического кризиса в стране курс доллара с 1 августа по 1 сентября вырос на 8,9%, а евро - на 8,99%. Эксперты, которые сначала говорили о коррекции рынка, уже все чаще упоминают почти забытое слово «девальвация».

 

Причем обвал курса белорусского рубля мог оказаться значительно большим, если бы не вмешался Нацбанк. Валютные интервенции на бирже и связывание рублевой массы помогли сбить ажиотажный спрос. Но обошлось это дорого: за месяц золотовалютные резервы (ЗВР) снизились на 15,8% (в том числе регулятор продал более 1 млрд долл.). А коммерческие банки столкнулись с выводом инвестиций и массовым снятием наличных. По оценке Fitch, только за первые 3 недели августа из рейтингуемых агентством банков было выведено от 1 до 6% депозитов.

 

Без рефинансирования внешнего долга, как уже очевидно всем, курс рубля в более или менее приемлемом коридоре удержать не удастся. Потому что за январь-август чистая покупка валюты населением составила почти 1,5 млрд долл., а субъектами хозяйствования - почти 1,4 млрд. То есть спрос на валюту за 8 месяцев превысил предложение на 3 миллиарда долларов! Альтернатива - непопулярные меры по введению ограничений на валютном рынке, чего делать никто не хочет.

 

Рефинансироваться на Западе нам по очевидным причинам теперь вряд ли удастся. Это подтверждает недавнее заявление официального представителя Международного валютного фонда (МВФ) Джерри Райса. На регулярном брифинге для журналистов он сообщил, что власти Беларуси не смогли договориться с МВФ о предоставлении республике финансовой поддержки в связи с ухудшением глобальной экономической ситуации и пандемии коронавируса. Напомним, что наше правительство запрашивало кредит в размере 900 млн долл. Выпуск евробондов сейчас также маловероятен. В августе на большинстве площадок инвесторы активно пытались избавиться от белорусских бумаг, и в ряде случаев они торговались с приличным дисконтом. Очевидно, что риски возросли, и доходность бондов при новом размещении будет намного выше. Вполне вероятно, что речь может идти о 9-10%, а такую доходность нам просто не потянуть. Вся надежда, как обычно, на Россию, которая пообещала рефинансировать белорусский долг в пределах 1,5 млрд долл. Но когда это случится - пока неясно.

 

Что касается коммерческих банков, то их эта ситуация радует еще меньше, чем регулятора. Начнем с того, что именно они в первую очередь страдают из-за оттока депозитов. А он весьма значителен. В частности, только за август по сравнению с июлем средние остатки на рублевых депозитах предприятий сократились на 1,082 млрд руб.! А средние остатки на срочных рублевых депозитах населения за тот же срок уменьшились на 169,1 млн руб. К этому можно добавить, что в августе физлица также снизили остатки на всех видах валютных депозитов на 226,2 млн долл. То есть выходит, что банковская система за месяц потеряла более 700 млн в долларовом эквиваленте.

 

В общем, банки столкнулись с двойной проблемой: дефицитом ликвидности и массовым закрытием депозитных счетов. Причем, несмотря на удорожание пассивов, повышать проценты по новым кредитам они произвольно не могут, так как процентные ставки привязаны к расчетным величинам стандартного риска (РВСР), которые рассчитываются Национальным банком. На сентябрь, например, РВСР для новых кредитов, предоставленных юридическим лицам, составлял 13,35% при стоимости рублей на межбанке - 20%.

 

Константин КОРЖЕВИЧ

 

Полностью эта публикация доступна подписчикам печатной и электронной версий: https://director.by/poluchit-zhurnal/podpisatsya

 

Ссылки по теме:

На какую помощь государства может рассчитывать бизнес?

Рестораны - закрываются, а службы доставки - расширяют бизнес

 

Банки столкнулись с оттоком вкладов и дефицитом ликвидности
Note NAN 0 votes