fbpx

Проблемы в переговорах с Москвой по стоимости и объемам поставок углеводородов привели к резкому дисбалансу белорусской экономики.

 

Нефть 

В рамках реализации налогового маневра цена на нефть для Минска в 2020 г. должна увеличиться. Если в 2019 г. страна покупала сырье дешевле по сравнению с другими импортерами примерно на 15 долл. за 1 баррель, то в этом году сокращение экспортной пошлины и рост налога на добычу полезных ископаемых предполагают снижение премии до 10-13 долл.

 

Беларусь отказалась платить надбавку российским поставщикам, которая для них является прибылью. Поэтому традиционные компании приостановили экспорт нефти. В январе белорусские НПЗ переработали ее порядка 1 млн т против ожидаемых 2 млн. Соответственно, почти наполовину снизилось производство основных видов нефтепродуктов. Остальные отрасли не смогли компенсировать эти потери. На таком же уровне сохранились объем и загрузка заводов в Мозыре и Новополоцке и в феврале.

 

Эти факторы стали условием для резкого пике ВВП в январе до минус 1,9% гг. (рис. 1). Отрасли, связанные с нефтяным комплексом, также продемонстрировали негативную динамику (рис. 2).

 

Объем промышленного производства сократился на 5,8%. Общий обвал производства нефтепродуктов в январе 2020 г. составил 41%. Белорусские НПЗ выпустили 207,3 тыс. т автомобильного бензина (на 33,4% меньше, чем в аналогичном периоде 2019 г.), дизельного топлива - 333,8 тыс. т (минус 46,4%), мазута - 203,4 тыс. т (минус 50%), смазочных масел - 3,3 тыс. т (минус 44,5%).

 

Выпуск кокса и продуктов нефтепереработки упал на 41% гг., обрабатывающая промышленность сократилась на 5%, индустриальный сектор - на 5,8%. Оптовый товарооборот снизился на 15,1% гг., грузооборот транспорта - на 17,2% гг.

 

Более глубокое падение ВВП предотвратил потребительский спрос. На волне активного роста зарплат и кредитования оборот розничной торговли в январе увеличился на 4,1% гг. Также помог и рост сельхозпроизводства на 4,5%.

 

При этом снизилось производство большинства традиционных белорусских промышленных товаров. Это связано как с уменьшением спроса на российском рынке, так и с их низкой конкурентоспособностью в целом. Комбайнов произведено меньше на 21,4%, «БелАЗов» - на 51,7, автобусов - на 29,2, стиральных машин - на 28, электроплит - на 28,4, газовых - на 19%. Складские запасы тракторов выросли на 16% (более чем полуторамесячный объем их производства).

 

В январе также ухудшилась ситуация с расчетами (за месяц долги экономики прибавили 7,4%, или около 60 млрд долл.). Просроченная задолженность зарубежным контрагентам выросла на 24,8%. Также на 5,3% больше стало долгов по кредитам и займам, а просроченные увеличились на 5,7%.

 

Средняя зарплата белорусов также имеет тренд на снижение. Если в январе она колебалась в пределах 525 долл., то в конце февраля сократилась до 500. По сравнению с январем 2019 г. ее размер вырос на 13%, реальная зарплата за год - на 7,9%, но по сравнению с декабрем она стала меньше на 10,5%.

 

Золотовалютные резервы страны заметно снизились (в январе - на 150,4 млн долл., в феврале - на 438,2 млн). Основными направлениями денежной кредитной политики предусмотрено сохранение ЗВР на конец года на уровне не менее 7,3 млрд долл. Беларусь в 2020 г. возьмет в долг на Западе до 1,2 млрд. Евробонды разместят с учетом ситуации на финансовом рынке.

 

С учетом возможного урегулирования разногласий с Россией по объемам и ценам на нефть в краткосрочной перспективе сокращения экономики по итогам I квартала Беларуси не избежать. Негативный шок в начале года, возможно, приведет к пересмотру прогноза ВВП на 2020-й, рост которого в I полугодии не превысит 1%.

 

Screenshot 1

 

«Мнимая» союзная интеграция

 

МИД Беларуси считает, что на данном этапе нет смысла работать над дорожными интеграционными картами Союзного государства. Без решения вопросов по нефтегазовым вопросам и смены условий кредитования Белорусской АЭС рабочей группе следует пойти на «каникулы» до создания лучших переговорных позиций из-за новых геополитических форс-мажоров, мирового или регионального кризисов и т.д.

 

«Интеграторы» также споткнулись на 31-й карте, где речь идет о наднациональных органах управления. В итоге нерешенными остались многие другие системные вопросы. В частности, решили повременить с «оптимизацией» налогового кодекса в Беларуси.

 

При этом политическое руководство страны заявляет о приверженности интеграционным процессам строго в соответствии со своими интересами. Выборочность дорожных карт со стороны Минска сделает данный процесс неактуальным и для самой России.

 


Объем промышленного производства в январе сократился на 5,8%.


 

С другой стороны, унификация финансово-экономических условий двух государств в значительной части будет нивелирована в случае принятия Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 г.

 

Переход стран-участниц в торговле и инвестициях на российский рубль практически делает неактуальными попытки Минска и Москвы имитировать тесное экономико-финансовое сотрудничество. РФ также будет стараться уходить от стимулирующей позиции в рамках этого объединения и переведет экономические отношения между партнерами по ЕАЭС на мировые цены.

 

Практически главным элементом этого документа являются как нормы прямого действия, так и совершенствование работы союзных органов. Россия готова взять на себя «функции локомотива евразийской интеграции». Планируется, что проект стратегических направлений будет обсужден в первой декаде апреля в Минске на заседании Евразийского межправительственного совета.

 


В ЕАЭС действуют 14 изъятий, 37 ограничений и 15 барьеров, отсутствует единая промышленная и аграрная политика.


 

Ранее Беларусь ставила под сомнение смысл своего пребывания в ЕАЭС. Декларировалось, что там практически нет декларируемых свобод. До сих пор, по мнению Минска, не обеспечено свободное перемещение товаров, услуг, рабочей силы и капитала (действуют 14 изъятий, 37 ограничений и 15 барьеров, отсутствует единая промышленная и аграрная политика и т.д.). Причина тому - безразличие отдельных государств. Другие же видят себя в иных союзах и просто «телепаются» в ЕАЭС и ждут удобного момента выхода из него.

 

Акцент на такой позиции Беларусь также связывает с отсутствием решения нефтегазовых вопросов на своих условиях. С одной стороны, все претензии касаются как поставок углеводородного сырья по сниженным ценам, так и компенсации в рамках налогового маневра в России. С другой - Минск декларирует, что готов работать в направлении поэтапного создания общих рынков в ЕАЭС уже сейчас, не дожидаясь 2025 г. Если речь идет о едином рынке нефти и газа, то в 2021-2024 гг. страны-члены должны поэтапно подойти к общим принципам ценообразования. Но не факт, что цены достигнут уровня Смоленской области, а скорее всего, будут мировыми.

 

Риски растут

 

Меры по совершенствованию евразийского союза повысят экономические и финансовые риски для Минска, так как в условиях мировых цен на энергоносители ставка будет сделана на конкурентоспособность товаров и услуг. Уровень энергоемкости экономики и производительности труда в Беларуси более чем в 2 раза уступает развитым странам. Поэтому у нее нет альтернативы развития путем реформ и формирования новой экономической политики.

 

На фоне снижения прямых и косвенных дотаций Беларуси со стороны России растут и противоречия в торговых отношениях между странами. Минск демонстративно актуализирует новые схемы и логистику поставок на свои нефтеперерабатывающие заводы. Ключевой вопрос состоит не в поставках «черного золота» (которого избыток в мире), а в его цене. Страна перестает быть ликвидным экспортером сырой нефти и нефтепродуктов. А в случае с российскими поставщиками - это также переход на давальческие схемы, т.е. на дешевые услуги по переработке сырья.

 

Беларусь готова пойти на реверсные поставки углеводородов в рамках действующих нефтепроводов. Это меняет условия транзита российского сырья в Европу. Созданный прецедент будет ключевым раздражителем в нефтегазовых отношениях между Москвой и Минском.

 

Для РФ такой демарш не станет критичным, так как каналы экспорта нефти и нефтепродуктов уже созданы. Для Беларуси это означает вступление в период нестабильных и противоречивых отношений с Россией в рамках поставок энергоносителей.

 

В сложившихся непростых условиях Минск принимает различные маневры, чтобы получить нефть из РФ. Одним из них стал ввод запретительных акцизов на импортное автомобильное топливо: Указом Президента №84 они повышены в 4 раза. С одной стороны, власти хотят стимулировать российские компании перерабатывать нефть на белорусских НПЗ хотя бы на давальческих условиях. С другой - нарушается ценовая конкуренция на АЗС двух стран.

 

Ключевой в нормативном акте является норма, которая действует в отношении импортного бензина и дизтоплива. Для сохранения пониженного тарифа компания должна стать их производителем и продавать в предыдущем налоговом периоде не менее 50 тыс. т. Также необходимое условие - вложение средств в белорусскую нефтепереработку.

 

Нормативный акт стал следствием резкого сокращения объемов переработки нефти на местных НПЗ. Минск заявляет, что это привело к 50%-ной загрузке их мощностей. Согласно информации Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса России, в Беларусь за 2 первых месяца 2020 г. поставлено 709 тыс. т. С учетом собственной (260 тыс. т.) и норвежской нефти (80 тыс. т) объем переработки составил немногим больше 1 млн т. Власти добавляют к нему еще 800 тыс. т технологического сырья из нефтепровода, которые эксперты ставят под сомнение.

 

Осторожный оптимизм в отношении белорусской экономики

 

Международное рейтинговое агентство Moody's подтвердило долгосрочный рейтинг эмитента Беларуси (в рублях и иностранной валюте) и приоритетный необеспеченный рейтинг (в иностранной валюте) на уровне «B3» со «стабильным» прогнозом. В агентстве считают, что такой прогноз основан на «относительно высоком благосостоянии страны», которое поддерживает устойчивость экономики к потрясениям. Эксперты также отмечают «умеренное бремя» госдолга.

 


За первый месяц долги экономики прибавили 7,4%, или около 60 млрд долл.


 

Однако агентство уточняет, что значительное участие государства в экономике влияет на потенциал роста. Также отмечаются слабая институциональная среда в экономике, подверженность госдолга валютным шокам и риски внешней уязвимости.

 

Moody’s ожидает, что после резкого снижения ВВП в 2019 г. (до 1,2%) темпы роста экономики в 2 ближайших года будут слабыми. Потенциал роста Беларуси ограничен прогнозируемым сокращением численности трудоспособного населения.

 

Кроме того, агентство положительно оценивает усилия по укреплению денежно-кредитной политики и независимости Нацбанка, а также проведение значительной программы бюджетной консолидации.

 

по мировым КачуровскийЕвгений КАЧУРОВСКИЙ,

президент международного некоммерческого

фонда «Новая экономика»

 

 

 

 

Ссылки по теме:

Нефтяная война. Какие потери несет Беларусь?

На повестке - структурные преобразования

 

Нефтяные дотации закончились. Нужно повышать конкурентоспособность
Note NAN 0 votes