Политика повальных скидок в белорусском ритейле, на первый взгляд, помогает покупателю экономить. А в долгосрочной перспективе создает проблемы для всех: производителей, торговли и потребителей в том числе.

Скидка на бедность

По данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ), в I полугодии 2017 г. в Беларуси открылось 3 608 новых розничных торговых объектов. В результате на 1 июля в стране насчитывалось почти 103 тыс. торговых объектов (+3,6%). В том числе, за этот период открылось 642 сетевых магазина, в результате их количество составило 28 546 единиц (+2,2%). Доля сетевых магазинов в структуре белорусской розничной торговли достигла 65,3%.

МАРТ также отмечает высокую инвестиционную активность в отрасли: только за 1-й квартал 2017 г. ПИИ здесь составили 101,7 млн долл. Продолжается инфраструктурный рост, который позволил существенно превысить социально-экономический индикатив обеспеченности торговыми площадями. На начало II полугодия этот показатель приблизился к 700 кв м. на 1 000 человек при нормативе в 620 тыс. кв м. Рост торговых площадей обеспечивается прежде всего за счет сетевых магазинов. Удельный вес топ-10 торговых сетей в товарообороте продовольственных товаров по итогам 2016 г. составил порядка 40%. Динамика очень активная, если учесть, что в 2014 г. доля крупнейших сетей в продовольственном товарообороте составляла 27,2%, а в 2015-м - чуть больше 30%. То есть сети медленно, но верно перетягивают рынок на себя.

Дорогие полки

Выражая удовлетворение тем, что розничный товарооборот вопреки кризису растет (+1,9% по итогам января-августа), МАРТ, тем не менее, обеспокоен отношениями между торговлей и поставщиками. Летом ведомство приступило к расследованию дискриминационных условий доступа товаров в некоторые торговые сети, отреагировав на обращения белорусских производителей продовольствия. Последние жаловались на то, что крупные ритейлеры ограничивают для них доступ на премиальные места в торговом зале (которые уже якобы «проданы» другим компаниям), навязывают невыгодные логистические схемы поставки продукции в торговую сеть, выбивают большие скидки.

«Полки продавать нельзя»! - заявил по этому поводу глава МАРТа Владимир Колтович. Ведомство поставило задачу: добиться, чтобы торговые сети открыто публиковали информацию о попадании товаров на полки.

Скидка на бедность

Расследование еще продолжается, и в МАРТе пока не сообщают о его предварительных результатах. Судя по данным производителей, проблема заключается не столько в выборе между лучшей и худшей полками, сколько в коммерческой политике - документе, регламентирующем скидки от отпускной цены производителя.

Например, ОАО «Красный пищевик» в течение пяти месяцев 2017 г. не мог подписать этот документ и начать отгрузки в одну из крупнейших торговых сетей, которая претендовала на слишком большие бонусы. «Сначала они хотели получить 30% скидки, потом - 25%, потом - 20%, - рассказал заместитель директора по экономике, финансам и развитию ОАО «Красный пищевик» Сергей Некрашевич. - В итоге мы пришли к коридору в 11-15% в зависимости от дебиторки и выборки. Но перед этим потеряли пять месяцев, когда объемы продукции не выбирались».

Потеряв на столь долгий срок один из главных каналов сбыта, все же смог удержать объемы реализации на внутреннем рынке на уровне прошлогодних, благодаря развитию франчайзинговой системы.

Скидки убивают рентабельность

В непродовольственном сегменте бич производителей - размеры скидок. Предприятия легпрома в один голос жалуются на акционные дни в белорусских универмагах, когда цены на все товары снижаются на 15-25%.

«Это ничего хорошего не несет ни для производителей, ни для магазинов, - уверен генеральный директор ОАО «Дзержинская швейная фабрика «Элиз» Андрей Жук. - Надбавка, сложившаяся на сегодняшний день в магазинах Минторга, составляет порядка 30-40%. Но надбавка делается на оптовую цену, а скидка - с розничной цены. То есть если вы делаете скидку 23%, то полностью уничтожаете торговую надбавку, за счет которой и существует магазин. Понимая, что она теряет надбавку, торговля начинает давить производителя и требует скидку 15-20%. А ведь у производителя рентабельность и так никакая, тем более что все поставки ведутся с отсрочкой платежа!»

В результате торговля загоняет в угол не только себя, но и производителя, считает руководитель фабрики «Элиз». По его мнению, акции надо проводить избирательно: не на весь ассортимент, а лишь на те вещи, которые без скидки продать уже трудно. В белорусских же условиях продавец уравнивает новые, хорошо продаваемые коллекции и залежалый товар.

Об обратной стороне акционных предложений, которыми чаще всего завлекают гипермаркеты, рассказал и первый вице-председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Виктор Маргелов: «Если потребитель работает на малом производственном предприятии, то он должен четко знать: его продукция в абсолютном большинстве случаев может быть востребована только в малых магазинах или небольших сетях. Нет их - значит, нет сбыта у мелких производителей, нет зарплаты у их работников. И им не за что покупать товары по любым, даже самым низким ценам. Поэтому основной интерес потребителей, которые часто являются работниками предприятий, в убыток себе (а значит, и зарплате своих работников), отпускающих товары с большими скидками в крупные торговые сети, заключается в одном: чтобы их родное предприятие нашло разумный баланс интересов с торговлей».

В выигрыше - транснациональные корпорации

Когда речь заходит о дискриминационных условиях попадания товара в супермаркет, многие эксперты напоминают о конкуренции белорусских поставщиков с российскими. Речь, конечно, не идет о молочной или мясной продукции - тут отечественные производители вне конкуренции, но в сегментах кондитерских изделий, бакалеи, безалкогольных напитков, бытовой химии, косметики присутствие российских товаров ощущается очень сильно. С учетом высокой дебиторской задолженности торговли эта ситуация вызывает раздражение у белорусских поставщиков.  Вместо того, чтобы платить нам, они берут кредиты и закупают товары в России, возмущаются руководители предприятий.

И если от пищевой промышленности подобные жалобы могут звучать неубедительно (в продовольственном сегменте розницы доля товаров отечественного производства достигает 80%), то производителям непродовольственных товаров поверить легче. Доля белорусских предприятий в этом сегменте - порядка 45%.

Хотя объективно проблема не столько в торговле, сколько в перманентном проигрыше отечественных производителей одежды мировой индустрии моды. Те же проблемы, пусть и в меньшей степени, испытывают местные компании по выпуску бытовой химии, косметики, средств личной гигиены. Сколь бы качественным ни было белорусское мыло, на полках будет преобладать импортное - то, о чьих чудесных свойствах ежедневно рассказывают с экранов телевизоров. 

Управляющий компании «Парфюм логистик» (обслуживает сеть магазинов «Мила») Дмитрий Плешкевич поработал по обе стороны барьера: и на стороне поставщика товаров, и на стороне торговой сети. Зная процесс торговли изнутри, он считает, что местные компании всегда будут уступать транснациональным.

«Для покупателя продукт - это сочетание его потребительских качеств и цены, - говорит Д. Плешкевич. – «Интернационалы» в состоянии предложить ему ту же цену, что и местные производители, но при этом они могут дать рознице больше заработать с продаж. Причем продажи будут хорошо поддержаны рекламой. Это происходит в силу гораздо больших объемов производства и меньшей себестоимости продукции».

Основная причина сложных отношений отечественных производителей с торговлей в том, что, работая с крупными транснациональными компаниями, ей гораздо проще получить прибыль. Таким образом, круг замкнулся. И все же это не снимает ответственности ни с той, ни с другой стороны и не освобождает от необходимости искать баланс между интересами покупателей, местных производителей и торговли. И наш, и зарубежный опыт свидетельствует: сиюминутная выгода одной стороны в ущерб другой в перспективе оборачивается потерями для всех. И та скидка, которую сегодня «на бедность» магазины дают рядовым потребителям, вносит лепту в копилку нашей общей завтрашней бедности.

Анна ЛИПЕНЬ