Предприниматели еще мало знают о кластерах, о чем свидетельствуют данные опроса «Индекс делового оптимизма». О том, что необходимо сделать, чтобы исправить ситуацию, о современном состоянии и перспективах кластерной политики в Беларуси рассказал начальник управления экономики инновационной деятельности Минэкономики Дмитрий КРУПСКИЙ.

Дмитрий КРУПСКИЙ Дмитрий КРУПСКИЙ, начальник управления экономики инновационной деятельности Минэкономики


  - Дмитрий Марьянович, так нужны ли белорусской экономике кластеры?

- Чтобы доказательно ответить на этот вопрос, требуется небольшой экскурс в недавнюю историю мировой экономики. В мире к середине 1980-х гг. произошел переход от IV технологического уклада (ключевые факторы развития - двигатель внутреннего сгорания и нефтехимия) к V (микроэлементные компоненты, информационные технологии). Раньше основной единицей в экономике был универсальный завод с полным производственным циклом: от конструкторского бюро до склада. Однако в 1990-е гг. появилась концепция ключевых компетенций, которая предполагала концентрацию усилий на том, что предприятие умеет делать лучше всего. Поэтому развитые страны стали оставлять у себя только основное производство, а дополнительные выводить в другие регионы.

На мировом опыте доказано: когда предприятия передают часть неосновных функций на аутсорсинг, то значительно увеличивают не только свою эффективность и конкурентоспособность, но и конкурентоспособность всей экономики. Кластеры оказались в тренде. Буквально за 20 лет после публикации книги Майкла Портера «Конкуренция» все более или менее развитые страны осознали ценность кластерного подхода с точки зрения конкурентоспособности национальной экономики как на макро-, так и на микроуровне.

- Каковы основные преимущества и недостатки кластерного подхода?

- Белорусской экономике кластеры нужны по трем причинам: как инструмент обеспечения и повышения конкурентоспособности компаний и национальной экономики в целом; как способ консолидации отечественного бизнеса, идентификации и продвижения им своих экономических интересов и как механизм координации и согласования интересов бизнеса и государства. Такая форма организации позволяет предпринимателям максимально осознать: помимо частных есть интересы и более высокого уровня - всего социального слоя бизнеса.

Поясню свою мысль. Повышение конкурентоспособности участников кластера обеспечивается за счет резкой интенсификации процессов обмена информацией, обучения тем или иным компетенциям. Во-первых, в течение 3-5 лет участники подтягиваются до среднего уровня. Это важно с точки зрения освоения новых технологий, внедрения организационно-управленческих и маркетинговых новшеств. Во-вторых, взаимодействие позволяет участникам кластера осознать и целенаправленно продвигать корпоративные интересы, что является значимым для консолидации сектора частного бизнеса как отдельного социального слоя, обладающего значительной «экономической властью» и несущего ответственность за будущее своей страны. Наконец, кластерная модель позволяет государству наладить взаимодействие не с отдельными субъектами хозяйствования, а с целыми группами, чтобы полнее учитывать их интересы.

Справка «Директора»

Слово «кластер» заимствовано из английского языка, буквально означает скопление, кисть, рой. Его активное использование в русскоязычной экономической литературе началось в 1990-е гг. и связано с переводом на русский язык работ Майкла Портера (Гарвардская школа бизнеса), ставшего основоположником и популяризатором теории кластеров и кластерного развития. Самое простое определение кластера - промышленная группа. Развернутое: кластер - группа компаний, которую объединяют территориальное соседство и общность деятельности.

Так что в идеале желательно, чтобы процесс кластеризации интенсифицировался и кластеры, говоря образно, стали основными «ячейками экономики». Однако следует признать, что для нашей страны это возможно лишь в среднесрочной перспективе (10-15 лет).

- Видимо, в этом непростом процессе не обходится без проблем?

- Практика показывает, что могут возникнуть сложности при нахождении общего языка между отдельными участниками кластера. Тяжело вырабатывать и согласовывать решения, это требует высокой степени самоорганизации. Сложно сохранять уникальность конкурентных преимуществ. В процессе взаимодействия в кластерах у отдельных организаций возникает опасение, что можно утратить свою уникальность, поскольку она передается другим участникам. Особенно это касается небольших компаний, работающих в узком сегменте.

Однако мировой опыт показывает, что преимущества перевешивают недостатки.

Перспективы кластерной политики в Беларуси

- Чем кластер отличается от холдинга?

- Это разные формы организации бизнеса. В холдинге предприятия принадлежат одному собственнику, который и принимает решение о его создании. Поэтому холдинг основан на вертикальных связях между участниками и его управляющей компанией или собственником. Связи же внутри кластера выстраиваются по горизонтали между участниками, и они напрямую независимы друг от друга. Для управления и координации создается коллегиальный орган, который вырабатывает и реализует согласованные решения. Кроме того, для кластера важна территориальная концентрация, что для холдинга не имеет значения.

- Расскажите о национальной законодательной базе, регламентирующей создание кластеров. Какие изменения готовятся?

- Изначально было принято решение, что в Беларуси процесс формирования кластеров носит добровольный характер - они создаются исключительно по инициативе субъектов хозяйствования. И это отличает нас от России и Казахстана, где кластеры, как правило, формируются по решению госорганов. Осознанное создание структуры гораздо эффективнее, чем решение сверху.

В 2014 г. была принята Концепция формирования и развития инновационно-промышленных кластеров в Беларуси до 2020 г. Государство решило поддержать структуры, которые включают помимо производств еще и научные учреждения или вузы. Это важно с точки зрения инновационного развития и повышения конкурентоспособности экономики в целом.

Примером служит научно-технологическая ассоциация «Инфопарк» - первый сложившийся кластер, объединивший почти 60 участников - IT-компаний и учреждений науки. Что показательно: многие из них впоследствии стали резидентами Парка высоких технологий, но не вышли из ассоциации. Сейчас намерения создать кластер в области приборостроения высказывают компании «Адани», «Полимастер» и 6 профильных предприятий.

В обновленной Директиве №3 говорится о внедрении прогрессивных форм интеграции и кооперации - это прямое указание на поддержку кластеров. Утвержден комплекс мер по решению задач социально-экономического развития Беларуси на т.г., где поставлена задача сформировать перечень пилотных кластерных проектов. Он включает 3 проекта, но до конца года может увеличиться.

К сожалению, пока немногие организации, способны взаимодействовать на основе кластерного подхода. Это требует определенного осмысления, апробации. Вот когда все убедятся в его преимуществах, тогда процесс пойдет быстрее. Надеемся, что в 2-3 ближайших года могут появиться до 15 кластеров. Причем их будут создавать руководители, которые четко осознали преимущества такой организации бизнеса.

Марина НОСОВА