В Великобритании довелось побывать сразу после знаменитого референдума. Начитавшись в прессе о брексите, подумал, что попаду в страну, население которой потеряло из-за него сон и покой. Но англичане в те дни, похоже, больше переживали за досрочный вылет своей футбольной сборной из европейского первенства.

Альбион после брексита: по-прежнему - в тумане 

До Лондона добирался самолетом из Вильнюса. Пассажирами нашего рейса в основном была литовская молодежь, которая неплохо устроилась на новом месте. Некоторые пассажиры на пограничном контроле продемонстрировали, что уже обзавелись 2 паспортами: свой, литовский, показывали дома, а в Хитроу предъявляли второй - британский.

Им нужен берег британский…

Тем, кто живет и работает в Великобритании, но еще не получил местное гражданство, брексит, конечно, прибавил волнений. Приезжие беспокоятся, не прикроют ли для них выгодный рынок труда и не придется ли в будущем даже гражданам Евросоюза получать въездную визу и разрешение на работу? Как того сейчас требуют от неграждан ЕС, в том числе и белорусов. По примерным подсчетам, в Великобритании около 3 млн трудовых гастарбайтеров, а за пределами родины трудятся около 1 млн британцев. Вдруг им придется возвращаться домой?

Британскую визу белорусским гражданам и сегодня получить непросто, документы на нее оформить сложнее, чем для шенгенской, да и обходится в копеечку. А при въезде в страну придется заполнить еще одну анкету и побеседовать с представителем пограничной службы. Он поинтересуется: зачем едешь, куда и насколько, когда собираешься возвращаться? И отвечать надо на английском языке. Интересно, когда в Лондон перебирались постсоветские олигархи, их тоже мариновали подобными расспросами у пограничной стойки?

В аэропорт Хитроу мы прилетели рано, но автобус в город, на который был билет, отправлялся позже. Спросил у водителя отправляющегося рейса, не возьмет ли с собой? Взял без проблем. Правда, при пересадке на лондонском автовокзале долго не мог найти распечатанный из интернета билет в плотно набитом рюкзаке. Собрался уже выворачивать его наизнанку, но контролер остановил: «Билет в рюкзаке? О’кей, проходите». Вслед, правда, добавил: «Если вы джентльмен…»

В наше рациональное время это может показаться странным, но в туманном Альбионе еще принято верить на слово. Иногда даже строгий суд при вынесении решения устное обещание может счесть важнее заверенной справки. И что тут может изменить брексит?

Великобритания и до референдума о выходе из Евросоюза была странным членом европейской семьи, со своими национальными особенностями. Для въезда страну нужна своя виза, шенгенская не подходит. Деньги тоже собственные - знаменитый фунт и не собирался уступать место евро. Ну а про левостороннее движение и говорить не стоит, к нему трудно привыкнуть.

На мой взгляд, в стране только сейчас по-настоящему начали оценивать результаты голосования и просчитывать дальнейшие шаги. Прокладывать курс в океане новой реальности придется новой команде. По ушедшему в отставку премьеру Д. Кэмерону здесь особо не грустят, знают, что в Великобритании никогда не было дефицита руководящих кадров.

Подвозивший меня таксист признался, что всей семьей проголосовали за выход из ЕС. Видели же, что эмигранты в страну устремились такими темпами, что вскоре привлекательного социального пирога и коренным гражданам может не остаться. Голосовали «за», а в душе были уверены, что окажутся в меньшинстве. И общего результата испугались - неизвестности прибавилось. Поэтому если бы вновь повторили референдум – голосовали бы по-другому.

Пожилой мастер, который ремонтировал друзьям водопровод в квартире, голосовал против выхода из ЕС. И окончательное решение его не устраивает. Солдатскую службу он проходил в Западной Германии. Все собирался посетить места военной молодости. Теперь эта поездка может не состояться из-за референдума или визы для нее понадобятся.

Альбион после брексита: по-прежнему - в тумане

Знай наших!

Нашим землякам, которые трудятся или учатся в Великобритании, результаты референдума тоже небезразличны. Только в прошлом году по стипендиям Евросоюза для талантливой молодежи в престижных университетах обучались около сотни белорусов - в Оксфорде, Кембридже, Лондонской школе экономики и Университетском колледже Лондона (ЮСиЭл).

Учиться там трудно, но образование того стоит и в прямом, и в переносном смысле. Год учебы в вузах ТОП-10 Великобритании им, как негражданам Евросоюза, стоит около 20 тыс. фунтов плюс жилье. Хорошую комнату в Лондоне меньше чем за 500 фунтов в месяц найти нереально. Конечно, можно поселиться на окраине 8-миллионного Лондона, только вся экономия уйдет на транспорт. И в учебе баклуши бить не приходится. Предметы сложные, да еще на английском языке. Но списать контрольную или воспользоваться шпаргалкой не удастся - вылетишь с треском. И после подобного фиаско в стране джентльменов тебя не примет ни один университет или колледж. К слову, студенческие библиотеки здесь имеют круглосуточный рабочий график и никогда не пустуют, а среднее образование бесплатное.

Среди известных выпускников, которыми гордятся британские университеты, есть и белорусы. Например, Кирилл Чикеюк и Артем Ставенко. Кирилл отучился в аспирантуре на кафедре физики Оксфорда, а Артем заканчивает аспирантуру в ЮСиЭл. Вдвоем они совершили открытие, за которым теперь гоняются ведущие мировые производители электроники. Наши земляки придумали, как удержать визуальный образ 3G-формата в открытом пространстве.

Многообещающим считают и белоруса Максима Додонова - аспиранта кафедры физики Кембриджа, а в Лондонском ЮСиЭл одним из лучших специалистов в экономике называют Юлию Коростелеву. Местные светила признают ее авторитет и шутят, что для нее нет секретов относительно будущего британской экономики, а тем более - белорусской.

Викентий КЛЮЧНИК

 


Продолжение читайте в печатной версии журнала. 
Оформить подписку или купить номер всегда можно в редакции