fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Полина ЛЕГИНА

«Надо больше пить» - кажется, этот посыл, так не одобряемый Минздравом, государство пытается донести до своего народа. Причем антилозунг стал актуальным во всех странах бывшей таможенной «тройки», но особенно - в Беларуси.

Белорусы так и не оправдали надежд Президента на разгрузку водочных складов. Когда на августовском совещании он поручил «в кратчайшие сроки максимально насытить объекты торговли и общественного питания отечественными алкогольными напитками и пивом», это воспринималось не в том смысле, что до этого полки пустовали либо на них были представлены в основном импортные напитки, а в том, что пить надо больше.

Власти Минска и Гомеля сориентировались тогда быстрее всех - сняли запрет на продажу алкоголя в ночное время. Минторг со своей стороны установил предельную максимальную наценку на белорусские алкогольные напитки в общепите, чтобы «способствовать дополнительному привлечению посетителей в эти заведения, повышению культуры потребления алкоголя».

Однако видимого эффекта это не принесло. В январе-сентябре розничные продажи водки в Беларуси оказались на 12% ниже объемов за аналогичный период прошлого года, на складах на 1 октября оставалось 566,1 тыс. дал водки при среднемесячном производстве водки и питьевого спирта 769 тыс. дал.

Аналогичная ситуация в России и Казахстане. В РФ, по данным Росстата, продажи водки в январе-октябре упали на 6,7%. На сайте Казахстанского агентства по статистике такую информацию найти проблематично, однако, судя по отзывам производителей, ситуация на рынке алкоголя там тоже не лучше.

Кто будет водку?
Причины банальны: перепроизводство и высокие цены на водку, связанные с большими ставками акцизов, и, как следствие, расцвет контрафакта. В Беларуси к этим факторам добавляются задержки в расчетах торговли, затоваренность складов, закредитованность, а в конечном итоге - нерентабельность предприятий.

А началась история в 2012 г. с благого намерения гармонизировать в Таможенном союзе ставки акцизов на алкоголь и табачные изделия. После того как РФ приняла решение о существенном повышении налоговой нагрузки на «вредные товары», возникла опасность, что из-за разницы в ценах дешевая водка и сигареты из Беларуси и Казахстана будут свободно перетекать на российский рынок.

Таможенные партнеры потянулись вслед за Россией, водка стала дорожать…
«За последние 2,5 года акциз поднялся практически в 5 раз. В результате цена зашкалила. Если помните, 2,5 года назад водка стоила 30 тыс. руб., а сейчас она стоит 63 тыс. за 0,5 л», - привел пример гендиректор ОАО «Минск Кристалл» - управляющая компания холдинга «Минск Кристалл Групп» Станислав Иодис.

«В 2013 г. поменяли акцизную политику, и за год предприятия «легли». А теперь тот кредитный портфель, который мы набрали, вернуть не представляется возможным», - объясняют подчиненные С.Иодиса убыточность своих предприятий.

При этом главным фактором кризиса в алкогольной отрасли, с их слов, является излишнее производство. «Нас, производителей алкоголя, слишком много, а рынок не резиновый. Нельзя выпить больше, чем человек может», - поделились сутью проблемы белорусские производители. Для убедительности они спрашивают: «Вот вы водку пьете? Нет? Ну, во-о-от».
Раньше избыток спиртного легко уходил на соседние рынки. Сегодня цена перестала быть для соседей такой привлекательной, для россиян и казахстанцев - точно.

У товарищей по Таможенному союзу своей водки хватает. Казахстан, кроме того, очень обиделся на белорусский институт специмпортера, не позволяющий свободно поставлять в Беларусь алкоголь. В ответ Астана в конце 2014 г. ввела запретительный залоговый сбор на импорт алкоголя, и с тех пор белорусы «ни одной бутылки в Казахстан не поставили». Верность белорусской водке хранит, пожалуй, только Прибалтика.

Поэтому в поисках новых рынков сбыта белорусы рыщут буквально по всему свету. Белорусская водка малыми партиями поставляется в самые экзотические уголки планеты: от африканских Танзании и Ганы до латиноамериканских Доминиканы и Венесуэлы, а также во Вьетнам, Китай и обе Кореи. Причем для каждой страны белорусы предлагают свой рецепт. Например, в ЮАР пользуется спросом водка со вкусом огурца. А «беленькую», которая поставляется в США в соответствии с их требованиями, «наши люди вряд ли бы пили с удовольствием: это практически спирт и вода».

Однако только диверсификацией экспорта высокие акцизы не снизить. Как минимум, в Москве и Минске это уже поняли и включили задний ход.

Ставки, назад!
В Беларуси проект бюджета на 2016 г. предусматривает снижение ставок акцизов на крепкие алкогольные напитки на 7,4%, а на вина плодовые крепленые - на 7,5%. Ранее указом Президента было отменено запланированное на октябрь т.г. повышение акцизов. Не исключено, что следующим шагом будет снижение цен в магазинах.

В России еще год назад решили приостановить рост акцизов в 2015-2016 гг. А в феврале т.г. минимальную розничную цену на водку даже понизили с 220 до 185 руб. (примерно 49 тыс. бел. руб.) за пол-литра в надежде, что граждане все же откажутся от контрафакта в пользу легального спиртного. Однако этого не произошло. И в конце ноября спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко возмущалась тем, что собираемость акцизов упала на 21%, а потери бюджета от нелегального производства алкоголя составляют до 270 млрд руб.

Согласно российским исследованиям, 30% крепкого алкоголя в стране - суррогат, 50-60% водки реализуется нелегально. Значительная часть дешевого контрафакта поступает в Беларусь, добивая и без того чуть живые ликероводочные заводы.

Отчаявшись справиться с контрафактом с помощью ценовых рычагов, в Совете Федерации уже обсуждают идею госмонополии на производство и реализацию спиртного, а также национализации всей алкогольной отрасли.

В Беларуси, где значительная часть отрасли и так принадлежит государству, мыслят в том же направлении, хотя и не столь радикально. В целях оптимизации тут еще летом объединили в холдинг 8 государственных производств под крышей самого успешного из них - «Минск Кристалл». Сейчас в холдинге занимаются сокращением ассортиментного портфеля, перераспределением внутреннего рынка среди своих предприятий и поиском новых потребителей за рубежом.

В Казахстане власти тоже критически оценили ситуацию и отказались от запланированного повышения минимальной розничной цены на водку. В 2016 г. пол-литра «беленькой» будет по-прежнему стоить минимум 650 тенге (около 38 тыс. белорусских руб.) вместо обещанных 800 тенге.
Правда, пока не совсем понятно, удовлетворят ли просьбу местных производителей о заморозке акцизов на 2016 г. Если этого не произойдет и акциз повысится с 480 до 640 тенге за 1 л алкоголя, то объемы производства упадут на 30-35%, а сбор акцизов не превысит 60% запланированного, предупреждал в октябре глава ассоциации «КазАлко» Амиржан Калиев. Так что и в этом вопросе, скорее всего, Астана последует примеру Москвы и Минска.

В общем, вожделенная гармонизация на практике вызвала дисбаланс в водочной индустрии и увела ее в подполье. И негативный опыт, похоже, теперь накладывается на попытки унифицировать условия игры на рынке табака. Как стало известно в декабре, процесс гармонизации ставок акцизов на табачные изделия в ЕАЭС застопорился из-за желания Беларуси добиться для отечественных производителей 2-кратного снижения табачных акцизов по сравнению со ставками в остальных странах.
Москва против таких привилегий Минску, поэтому соглашение пока не подписано...

{jcomments on}