fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Катерина Борнукова,
старший научный сотрудник
Центра экономических исследований BEROC

Уже не вызывает сомнений, что 2015 г. стал кризисным для экономики Беларуси. К концу года ВВП снизился почти на 4%, а белорусский рубль в свободном плавании потерял больше 50% стоимости к доллару. Логично, что многие связывают это с экономическим кризисом в России и падением цен на нефть.

Действительно, наш экспорт в Россию серьезно сократился, и низкие цены на нефть не позволяют получать сверхприбыли от продажи нефтепродуктов. Но проблемы в экономике Беларуси начались намного раньше. После валютного кризиса 2011 г. отечественная экономика восстанавливалась низкими темпами. Источники долгосрочного роста исчерпались, и проявились все структурные проблемы - неэффективность, низкая конкурентоспособность и макроэкономическая нестабильность.

В т.г. нашу экономику серьезно «добил» российский кризис, но даже если завтра нефть будет стоить 150 долл. за баррель, проблемы не исчезнут. В 2016 г. перед экономикой Беларуси стоят серьезные вызовы и, независимо от решимости проводить реформы, на них придется отвечать.

Убыточность государственных предприятий
В т.г. экспорт белорусских товаров в Россию сократился на треть. Причин много - это и девальвация российского рубля, и усилившаяся конкуренция на рынке РФ из-за ее вступления в ВТО. И, конечно же, неэффективность белорусских предприятий. В результате падения экспорта и внезапной девальвации российского рубля многие отечественные предприятия (особенно поставляющие товары в РФ с отсрочкой платежей в российской валюте) оказались в убытках. Сегодня в Беларуси убыточным является каждое пятое предприятие.

И если для частных компаний вариантов немного: либо переориентироваться на другие рынки (что не так просто), либо реструктуризироваться, либо закрыться, то что делать с государственными? Переориентироваться на новые рынки им сложно, не хватает навыков и мотивации, а часто и невозможно из-за неконкурентоспособности продукции. Закрыться многим из них тоже невозможно - это касается в первую очередь крупных, знаковых или градообразующих предприятий.

Отдельная проблема - огромная задолженность. И дело не столько в масштабах, сколько в качестве этих долгов, т.е. способности предприятий выплатить их в будущем. Пока для многих из них - это непосильная ноша на 2 ближайших года. Государство даже начало де-факто выкупать долги некоторых предприятий деревообработки и машиностроения, обменивая их у банков на гособлигации. Вопрос выплаты долгов полностью оно на себя взять не сможет, а значит, в стране может возникнуть кризис неплатежей, угрожающий стабильности банковской системы.

Пока официальный ответ властей на этот экономический вызов - реформирование управления госпредприятиями. И действительно, в этом направлении есть пространство для маневра. Например, Минэкономики является одновременно и регулятором, и менеджером для многих секторов экономики, такие функции лучше разделить. Эффективным может стать и переход от директивного планирования, когда госпредприятиям доводят целевые показатели выпуска, экспорта и занятости, к индикативному, когда целью ставят не вал, а прибыль или рентабельность.

Но у этих мер весьма ограничен потенциал, пока для директоров госпредприятий основной мотивацией является страх сделать что-то не так. Кроме того, любые перемены, будь то реформа управления госпредприятиями или их приватизация, приведут к сокращению занятости, которое станет следующим серьезным вызовом.

Рост тарифов и безработицы
Система социальной поддержки в Беларуси все еще основана на принципе субсидирования, когда все слои населения получают помощь государства независимо от уровня дохода. Она неэффективна, а в 2016 г. на ее поддержание в бюджете не хватит денег. Кроме того, на отмене субсидий ЖКХ настаивают и потенциальные кредиторы - МВФ и Евразийский фонд стабилизации и развития.

Сегодня среднее белорусское домохозяйство тратит на коммунальные услуги около 6% доходов, но есть семьи, которые платят больше 15%. Когда тарифы повысят, доля услуг ЖКХ в их расходах может взлететь выше 30%. Де-факто для таких семей увеличение тарифов будет означать скатывание за черту бедности. Поэтому можно ожидать, что вместе с ростом (а тарифы будут расти не только на ЖКХ, но и на транспорт, например) государство введет систему адресной социальной поддержки.

Другая острая социальная проблема - безработица, которая согласно официальной статистике растет. Но цифры не отражают полной картины, а более корректные оценки безработицы с использованием данных по исследованию рынка труда в Беларуси проводятся, но не публикуются. Однако судя по задержкам зарплат, уровню убыточности предприятий и падающей занятости, безработица в 2016 г. станет социальной проблемой №1.

Особенно острой она является потому, что размер пособий по безработице не способен обеспечить даже минимальный уровень потребления. Впрочем, Минтруда и соцзащиты уже анонсировало введение повышенных пособий в следующем году, что приведет к ожидаемому росту именно зарегистрированной безработицы.

Еще несколько «но»: размер пособия будет ограничен прожиточным минимумом, который, возможно, не будет поспевать за растущими тарифами; преимущество в его получении будут предоставлять работникам реструктуризированных госпредприятий. А ведь частный сектор в кризис тоже будет продолжать сокращать рабочие места…

Падение доходов населения и снижение внутреннего спроса
Увы, доходы белорусов снижаются. Если считать в привычных «зеленых», то средняя зарплата в Беларуси упала с 619 долл. в декабре 2014 г. до 409 - в октябре т.г. К счастью, цены в 2015 г. росли медленнее курса «американца», поэтому если смотреть на реальные зарплаты и доходы (которые учитывают только рост потребительских цен), снижение не столь драматическое. Реальные зарплаты за 9 месяцев т.г. снизились «всего» на 3% - казалось бы, незначительно.

Но любое снижение доходов серьезно влияет на потребительское поведение населения. Кроме того, это происходит после постоянного роста зарплат в течение длительного времени, когда люди могли позволить себе какие-то сбережения, надеясь на рост доходов в будущем. А сегодня этого не происходит.

Все рынки потребительских товаров в т.г. уже испытали серьезные проблемы, особенно цены, которые так или иначе зависят от импорта и курса белорусского рубля. В 2016 г. этот тренд продолжится, а возможно, и проявится более ощутимо, когда население поймет, что кризис к нам пришел надолго. Проблема не только в том, что зарплаты падают.

Проблемы возникают и с задержкой выплат зарплат, и со снижением занятости, т.е. с безработицей. Осознавая риски, население будет и дальше стремиться откладывать деньги на «черный» день, а значит, тратить еще меньше. Это в свою очередь приведет к существенному сокращению внутреннего потребительского спроса в 2016 г.

Нестабильные и непредсказуемые внешние условия
В 2016 г. внешний спрос будет оставаться слабым и нестабильным. Наш главный торговый партнер, Россия, по-прежнему зависит от низких цен на нефть. Вместе с российским рублем к ним привязан и курс белорусского. В декабре «черное золото» опять заставило весь мир понервничать, покорив новые минимумы. Поэтому сегодня даже консервативные прогнозы международных организаций, большинство из которых ожидали цену на нефть в районе 50 долл., в 2016 г. выглядят слишком оптимистично.

Конечно, никто точно не знает, какой будет цена на нефть в следующем году. А это в свою очередь означает абсолютную непредсказуемость многих показателей экономики Беларуси, например валютного курса, который вместе с ценой на нефть может как укрепиться, так и снизиться ниже прогнозируемых 20 тыс. за доллар.

Несомненно, 2016 г. будет непростым, с реформами или без них. Главное, чтобы мы были готовы к предстоящим трудностям и имели ответы на все возможные сценарии.

{jcomments on}