fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Антон БОЛТОЧКО,
эксперт ОО «ДАС Либеральный клуб»,
Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Из-за неопределенности влияния на отечественную экономику внешних и внутренних факторов горизонт планирования основных экономических и социальных показателей Беларуси сокращается. Формально он продолжает измеряться 5-летними планами, однако де-факто официальные органы власти все чаще пересматривают плановые показатели под изменившиеся условия.

Отечественный бизнес, как и обычные граждане, хотят определить вектор развития, по которому наша страна будет двигаться в ближайший год. Поэтому неудивительно, что в числе приоритетных вопросов, которые будут рассматриваться на осенней сессии белорусского парламента, значатся проект бюджета на 2016 г. и прогноз основных направлений социально-экономического развития страны.

Надо учитывать, что итоговые варианты документов в последнее время теряют актуальность вскоре после принятия (например, бюджет Беларуси на 2015 г. фактически был скорректирован еще до начала отчетного периода из-за так называемой гибридной девальвации национальной валюты в декабре 2014 г.). Сегодня мы постараемся выяснить, какие изменения планируют внести наши законодатели в экономическую конструкцию страны и как они повлияют на конечный результат развития Беларуси в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

Завышенные прогнозы
Завершается реализация программы социально-экономического развития Беларуси на 2011-2015 гг., основной целью которой был «рост благосостояния и улучшение условий жизни населения на основе совершенствования социально-экономических отношений, инновационного развития и повышения конкурентоспособности национальной экономики». Окончание текущей пятилетки должно было определить задел для будущего развития страны, однако выполнение основных параметров Программы было сорвано в самом начале ее реализации.

В 2011 г. инфляция в стране превысила планку в 108% годовых, белорусский рубль был девальвирован в три раза. При этом темпы роста ВВП удалось удержать на уровне 105,3% к уровню прошлого года вместо прогнозных 109-110%. Планировалось увеличить реальную зарплату на 8,3-12,3%, а получилось только на 1,3%. В связи с тем, что фактические показатели в 2011 г. оказались почти вдвое ниже плановых, для выхода на прогнозные параметры до завершения Программы требовались нереалистичные темпы роста.

Так, в 2012 г. были рассчитаны важнейшие макроэкономические показатели социально-экономического развития Беларуси для выхода на плановый уровень. Согласно данным Минэкономики, для этого требовалось увеличить ВВП страны в 2013 г. на 10,5%, в 2014 г. - на 13,5, а в 2015 г. - на 17%. И это на фоне средних темпов роста по развивающимся экономикам в мире за этот период, которые не превышали 10% в год.

Таким образом, уже в начале 2012 г. стало понятно, что плановые показатели не будут выполнены. И основная причина не столько в кризисе 2011 г., сколько в изначально завышенных экономических показателях. Причина переоценки результатов лежит за пределами экономического планирования - в политической плоскости. Так всегда бывает, когда политические приоритеты превалируют над экономическими законами, что не теряет своей актуальности и сегодня.

Причины просчетов
В проекте индикативного плана социально-экономического развития Беларуси на 2016 г. представлена оценка основных тенденций развития отечественной экономики за 2014 г. Отмечается, что «крайне сложные и быстроменяющиеся» внешние условия оказали влияние на основные макроэкономические показатели. В качестве таковых названы:
•    социально-экономический конфликт на Украине;
•    рост геополитической напряженности;
•    введение взаимных санкций между Россией, США и странами ЕС;
•    замедление экономического роста России и «вялая» экономическая динамика в большинстве европейских стран;
•    обвал мировых цен на нефть;
•    «парад девальваций» валют государств-членов Таможенного союза, Украины, ЕС и др.

При этом причиной влияния вышеназванных факторов на нашу страну являются высокая открытость национальной экономики и ее зависимость от экономического развития России и конъюнктуры мировых рынков.

Как итог, авторы плана отмечают, что перечисленные факторы повлияли на сдерживание роста белорусской экономики в 2014 г. в рамках 101,6% к уровню 2013 г. Такой же вывод переносится и на 2015 г., отмечается, что по итогам 8 месяцев ВВП страны сократился на 3,5%, а инфляция составила 114,5% (в годовом измерении).

Однако в анализе состояния экономики государственными органами недостаточное внимание уделяется внутренним факторам, влияющим на фиксируемую динамику экономических показателей. Названные выше - открытость экономики внешнему миру и отсутствие диверсификации - лишь два внутренних параметра, ставших причиной болезненной реакции на внешние дисбалансы. При этом существует значительная доля спекуляций в определении степени влияния внешних факторов на динамику ВВП страны.

В 2012-2013 гг. еще не было предпосылок для конфликтной ситуации на Украине, что не предвещало геополитической напряженности в регионе, а Россия, США и ЕС старались выстроить новую политику взаимоотношений на фоне возвращения на пост главы государства Владимира Путина. Еще не началась санкционная война Запада против нашего соседа. Российская экономика за 2 года в среднем приросла на 2,4%, а экономика Украины и вовсе прибавила 5,2%.

«Вялая» экономическая динамика в большинстве стран-участниц ЕС была зафиксирована после кризисного периода, начиная с 2008 г. Однако, во-первых, именно с 2013 г., согласно данным Евростата, отмечается восстановление роста в 28 странах ЕС, а по итогам 2014 г. главный статистический орган Европы и вовсе отрапортовал об окончании рецессии в объединении.

Во-вторых, страны ЕС значительно отличаются друг от друга и в некоторых из них - в наиболее сильных и стабильных экономиках - в 2010-2014 гг. ВВП не опускался ниже отметки «ноль». Это важно учитывать, потому что Беларусь торгует с ними в неодинаковых объемах. Так, например, в 2013 г. четвертым основным торговым партнером нашей страны была Германия, ВВП которой за этот период увеличился на 2,2% в текущих ценах.

Цены на нефть в 2012-2013 гг. на мировых рынках редко опускались ниже 100 долл. за баррель, а «парад девальваций» еще не стал массовым явлением.

Несмотря на отсутствие «крайне сложных и быстроменяющихся» внешних факторов, белорусская экономика в 2012 г. приросла только на 1,7%, а в 2013 г. и вовсе на 1%. Хотя в 2014 г., когда, согласно оценке Белстата, начали действовать вышеназванные факторы, темп прироста валового продукта все-таки был выше - 1,6%.

Следовательно, кроме выделенных внешних факторов существуют и другие причины стагнации отечественной экономики (2012-2015 гг.), когда она погрузилась в рецессию. Но в проекте индикативного плана об этом ничего не сказано. Либо это сознательное игнорирование очевидных фактов, либо неспособность их выявить. В любом случае прогноз развития, который строится на заведомо неверном основании, может оказаться таким же сюрреалистичным, как и планы на текущую пятилетку.

Общие наблюдения
В т.г. планируется принять не только программу социально-экономического развития на 2016-2020 гг., но и указ Президента «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 год и на период до 2018 года». Вдобавок к тому - индикативный план социально-экономического развития Беларуси на следующий год.

Можно заметить, что количество документов с меньшим горизонтом планирования увеличивается, что подтверждает сделанный ранее вывод о серьезном влиянии неопределенности (как внутренней, так и внешней) на действия властей.

Это заметно и по содержанию расчетов в проекте индикативного плана. Сделанные в июле-августе, они уже потеряли актуальность. Например, средний официальный курс национальной валюты к «американцу» по итогам 2016 г., согласно расчетам, должен составить 16 220 руб. за доллар, а в 2018 г. - 17 600 руб. Данные Нацбанка говорят о том, что по итогам января-сентября средний курс зафиксирован на уровне 15 264 руб. за доллар. Таким образом, планируемая девальвация за более чем 3 года должна составить 15,3%. Невыполнимый сценарий, учитывая, что с начала т.г. национальная валюта просела к «зеленому» на 50%.

В расчетах явно присутствует неприкрытый оптимизм по поводу развития внешних рынков: так, средняя цена нефти на следующий год определена на уровне 70 долл. за баррель, хотя уже в сентябре опрошенные The Wall Street Journal 13 инвестбанков отметили, что она не превысит 60-долларовой отметки. Российское правительство и вовсе заявляет о коридоре цен на нефть от 40 до 50 долл. за баррель в следующем году.

Второе, что обращает на себя внимание в проектах официальных документов, - директивный подход сменяется таким понятием как «индикативность», т.е., говоря проще, официальные власти стремятся не приказываться, а советовать.
Это прогрессивный шаг на пути к формированию более гибкой экономической политики. Однако существует относительный скепсис относительно быстрой имплементации индикативных планов в стране, которая практически все время работала на основе директивных показателей.

Де-факто принимаемые правительством индикаторы на местах (органы власти, государственные предприятия и т.п.) будут восприниматься как обязательные к исполнению. Поэтому высока вероятность того, что переход от директивного планирования к индикативному не даст ожидаемого положительного результата.

Структурные реформы и восстановительный рост
Цель развития страны на 2016 г. определена так: «рост конкурентоспособности экономики на основе развития рыночных институтов и инновационного ускорения в интересах повышения качества жизни». Для ее достижения в первый год очередной пятилетки ставка делается на реализацию «базовых предпосылок долгосрочного устойчивого экономического роста» - структурные реформы.

Они подразумевают перестройку структуры экономики, например, в пользу частного сектора. Однако в проекте социально-экономического развития речь идет скорее о модернизации действующей централизованной системы государственного управления экономикой, чем о реальных структурных изменениях. Вот задачи, которые определяют заявленные «реформы»:
•    введение новой схемы государственного управления экономикой;
•    переход к системе государственного индикативного планирования;
•    переход к более эффективной системе формирования, финансирования и исполнения государственных программ;
•    развитие государственно-частного партнерства;
•    реформирование отношений собственности и поддержка развития частного сектора.

Последняя задача ближе всего подходит к понятию реформирования экономической системы. Однако описанный в программе механизм ее достижения говорит о том, что особых структурных изменений ждать не следует. Так, отношения собственности будут реформированы с помощью повышения эффективности управления госимуществом, централизации этих функций в специализированном органе и т.п. Государственная политика в области бизнеса будет реализовываться через «конструктивный диалог государственной власти и бизнеса», а также создание «саморегулируемых организаций».

Таким образом, структурные реформы по-белорусски в 2016 г. подразумевают очередную попытку реанимировать нынешнюю социально-экономическую модель, построенную на преобладании государственной формы собственности (напомним, что сегодня до 70% валовой продукции производится госпредприятиями).

Решить одну из главных проблем, характерных для подобных моделей, попытаются с помощью низкой эффективности распределения капитала в экономике.

Частные компании по определению, используют свой капитал эффективнее, чем государственные, поэтому отдача на вложенные средства у них выше. Подобное можно наблюдать и в Беларуси: львиная доля убыточных предприятий, согласно данным Минфина, имеет государственную форму собственности. Однако, как мы видим из проекта программы развития на следующий год, разработчики планируют исправить ситуацию. Но описание действенных механизмов в документе практически отсутствует.

При этом предполагается, что уже в 2016 г. в Беларуси начнется восстановительный рост экономики. Его источниками станут не только вышеназванные «структурные реформы», но и ускорение развития экономик соседних страны. Поэтому интенсивное наращивание экспорта товаров и услуг на рынки России, Украины и ЕС - главный источник дополнительных процентов прироста ВВП страны.

Подобным ожиданиям противоречит прогноз Всемирного банка по динамике роста экономики России и Украины, опубликованный в конце сентября. Согласно данным международной организации, ВВП России в 2016 г. сократится на 0,6%, а валовой продукт Украины после вероятного 12%-ного сокращения по итогам т.г. в 2016 г. прирастет только на 1%.

Ценовые условия экспорта традиционных товаров из Беларуси на следующий год также не поддерживают оптимизм разработчиков проекта. Цена нефти, как уже говорилось ранее, прогнозируется ниже 60 долл. за баррель; а рынок калийных удобрений ждет сокращение: согласно анализу Macquaire Group, в 2016 г. мировой спрос на хлоркалий упадет на 8%, или 4,4 млн т.

Внутренний спрос в проекте прогноза на следующий год не рассматривается как серьезный источник роста. Попытка удержать экономику от очередного вхождения в инфляционно-девальвационную спираль не позволяет стимулировать потребление внутри страны за счет кредитных и эмиссионных источников.

Следовательно, доходы населения будут либо сохранять свое реальное значение, либо постепенно сокращаться, понижая уровень жизни граждан. Особенно учитывая, что во всех версиях проекта развития экономики на 2016 г. предусмотрен рост тарифов и цен на услуги и товары, регулируемые государством: от жилищно-коммунальных услуг и до социально-значимых товаров.

Промышленность и торговля, согласно планам разработчиков, должны сформировать «определяющий» вклад в динамику ВВП. Возможно ли это на фоне отсутствия реальных институциональных изменений в экономике страны и отсутствия денег в казне - вопрос риторический.

Самое главное, на что не обратили внимания авторы проекта будущей экономической политики, - неминуемая стагнация отечественной экономики. Ведь даже если реализуется самый оптимистический сценарий развития событий, то ВВП Беларуси в 2016 г., согласно документу, прирастет на 1,1%, в 2017 г. увеличится еще на 2,1%, а в 2018 г. - на 3,5%.

Однако чтобы страна развивалась, надо расти быстрее хотя бы среднемировых темпов роста ВВП, не говоря уже о сравнении с динамикой развивающихся экономик. А они намного выше. Так, согласно октябрьскому выпуску World Economic Outlook от МВФ, ВВП мира в 2016 г. увеличится на 3,6%, развивающиеся страны прибавят 4,5%. Беларусь в этой гонке, к сожалению, опять в числе отстающих…

{jcomments on}