fbpx

Полина ЛЕГИНА

В продовольственных конфликтах России и Беларуси ведется активная борьба за контроль над товарными потоками.

Осень принесла умеренное обострение белорусско-российских отношений в сфере торговли продовольствием. Хронологически оно совпало с затишьем на российском «огневом рубеже»: после нескольких бурных недель уничтожения санкционных продуктов тема предсказуемо заглохла, и больше ни рев бульдозеров, ни дым крематориев не тревожат телеэфир. И когда образы раздавленных венгерских гусей и сожженных украинских утят окончательно выветрились из информационного пространства, в него пришла «белорусская папайя».

Запрещено - значит, опасно
Еще год назад население узнало, что Беларусь, оказывается, массово экспортирует бананы и апельсины, креветки и лосося.
Тема папайи возникла после публикации результатов исследования Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

Там обратили внимание на то, что белорусские клубника и малина, поступающие в Россию, созревают не в сезон. И это подозрительно. И вообще, на фоне продовольственного эмбарго поставки в соседнюю страну плодоовощной продукции белорусского происхождения, как простых яблок-груш, так и заморских цитрусовых и киви, возросли более чем в 2 раза. Из ряда экзотических названий сотрудников Россельхознадзора больше всего зацепила папайя.

Это удивительно, потому что в Евросоюзе, который попал под санкции РФ и в контрабандном сговоре с которым обвиняют белорусских поставщиков, папайя не растет. А растет она в Индии, Бразилии, Нигерии, которые ничего плохого России не сделали. Что касается такого феномена как «белорусская папайя» или «белорусский киви» то с этим все просто: по правилам международной торговли в ЕАЭС, если продукция ввезена из третьих стран в Беларусь и там растаможена, то она становится белорусским товаром и при дальнейшем ее реэкспорте в Россию и другие страны учитывается статистикой как наш экспорт. С таким же успехом Россия может поставлять в Казахстан маракуйю, а Казахстан в Беларусь - морскую капусту.

Конфликт возникает из-за небезосновательных подозрений, что значительная часть экзотического экспорта родом все-таки из стран нон-грата. Да и не только экзотического. Многие наверняка еще помнят события годичной давности, когда Владимир Путин на саммите в Минске показывал фото шампиньонов: «Вот подписано: страна происхождения - Беларусь. Наклейку сорвали - Польша». С тех пор не иссякают сообщения Россельхознадзора о задержании на белорусско-российской границе бельгийских груш под видом чилийских, голландской картошки под видом македонской, белорусских яблок под видом польских и т.д.

Минск, как умеет, защищается, и в этой дискуссии причудливым образом смешиваются вопросы происхождения товара и его безопасности. Когда год назад Россельхознадзор грозил ввести ограничения на импорт продукции ряда рыбных и молочных предприятий Беларуси (а потом эту угрозу осуществили в отношении мясо- и молокоперерабатывающих комбинатов), то мотивировал это «пропорциональным ростом рисков на фоне резкого увеличения поставок в республику рыбы из Норвегии и молочной продукции из Литвы и Польши».

Количество и происхождение напрямую увязывается с качеством. Европейские продукты, которые раньше россияне потребляли без вреда для здоровья, с введением санкций стали не только незаконными, но еще и опасными. С таким же успехом можно делать вывод об оздоровлении населения в связи с прекращением поставок норвежского лосося и литовского сыра.

Килька раздора
К сожалению, история повторяется, и вслед за «белорусской папайей» претензии сегодня выдвигаются в адрес рыбной и молочной промышленности. При этом аргументация находится в той же плоскости - количество-качество.

Так, замглавы Россельхознадзора Евгений Непоклонов на переговорах в конце сентября упрекнул заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Василия Пивовара в поставках рыбы из Латвии и Эстонии. Дескать, по ветеринарным сопроводительным документам, оформленным ветеринарными службами Латвии и Эстонии, в июне - сентябре т.г. из Латвии в Беларусь была ввезена 1 321 т мороженой рыбы и консервов, из Эстонии - 3 398 т (в том числе мороженая салака, килька, хребты лосося и др.). За этот же период из Беларуси в Россию поступило свыше 1 900 т кильки и салаки мороженой, а также копченой и пряного посола.

Представителя Россельхознадзора возмущает как то, что белорусы с помощью лишь соли и пряностей превращают запрещенную прибалтийскую кильку в разрешенную белорусскую, так и то, что они делают это с рыбой, признанной в России потенциально опасной. «Имеются все основания полагать, что рыбная продукция, выработанная белорусскими предприятиями из потенциально опасного сырья, допускалась вашими уполномоченными органами для сертификации на российский рынок без каких-либо ограничений», - заявил Е.Непоклонов.

Чем парировал представитель Беларуси, неизвестно, так как все сообщения об этой встрече поступают лишь со стороны Россельхознадзора. Оттуда же известно, что Минск якобы обещал рассмотреть вопрос об ограничении на ввоз рыбной продукции из Латвии и Эстонии.

По-видимому, это обещание не очень помогло, так как спустя неделю после встречи Россельхознадзор объявил о том, что едет с инспекцией в Беларусь. Такие планы российское ведомство озвучило «в связи с продолжающимися выявлениями нарушений при поставках продукции животного происхождения в Россию». Совместной проверке с 19 октября будут подвергнуты рыбо- и молокоперерабатывающие предприятия, которые допускали неоднократные нарушения требований законодательства ЕАЭС. В случае с рыбой это, как правило, заражение листериями, а с молоком - микробное загрязнение и антибиотики.

Кроме того, Россельхознадзор обратился в адрес ветеринарной службы Беларуси с просьбой до проведения инспекции ограничить поставки в Россию продукции ряда предприятий-нарушителей. То есть в зиму мы входим с той же проблемой, что и год назад. И ее решение напрямую не зависит от того, насколько безопасную продукцию будут выпускать белорусские предприятия. Потому что в каждой найденной листерии есть что-то от эмбарго, а любое эмбарго традиционно притягивает к товарам вредные микроорганизмы. Поэтому можно предположить, что исход нового противостояния будет зависеть от урегулирования других вопросов между странами.

В прошлом году Россельхознадзор видел решение проблемы контрабанды в допуске своих инспекторов на внешнюю границу Беларуси с третьими странами. Минск это требование категорически отверг, после чего, собственно, и начались неприятности у мясных и молочных комбинатов.

«Меркурий» просится в Беларусь
В этот раз Россельхознадзор ведет речь о другой форме контроля - использовании федеральных государственных информационных систем (ФГИС) «Аргус» и «Меркурий», которые изначально были разработаны для использования внутри РФ в качестве единых информационных систем ЕАЭС.

Через «Аргус» оформляются разрешения на ввоз/вывоз поднадзорных Госветнадзору грузов через государственную границу. Программа «Меркурий» предназначена для электронной сертификации таких грузов, отслеживания их транзакций и путей перемещения.

Смысл в том, чтобы отменить бумажные ветеринарные сертификаты, которые сплошь подделываются, и перенести всю информацию в единую электронную систему, тем самым создав полную прослеживаемость поднадзорной продукции. То, что в Европе называется «от фермы - к столу».

«Отследить ферму», правда, можно только в том случае, если сырье отечественное. Если же оно импортное, то цепочка начинается лишь в пункте пропуска. Россельхознадзор мечтает удлинить ее до зарубежных предприятий-поставщиков, хотя бы в границах ЕАЭС.

Впрочем, даже в самой России внедрение автоматизированных систем идет с трудом. Как утверждают в Россельхознадзоре, прогрессу сопротивляются недобросовестные производители и сертифицирующие органы в регионах. Вторые - из-за коррумпированности и неграмотности. Что уже говорить о соседних странах.

«В соответствии с двусторонними договоренностями на высоком уровне сторонами должен был до 1 мая (2015 г. - Прим. авт.) осуществлен переход на использование ФГИС «Аргус» и «Меркурий» в качестве единых информационных систем Евразийского экономического союза, однако поддержки со стороны белорусских коллег при обсуждении указанного вопроса на площадке Евразийской экономической комиссии до настоящего времени Россельхознадзором не получено», - пожаловался Е.Непоклонов на недавней встрече с В.Пивоваром.

Белорусская сторона претензии приняла и как будто подтвердила готовность поддержать не только переход на использование «Аргуса» и «Меркурия», но и использование единого Реестра организаций и лиц, осуществляющих производство, переработку и (или) хранение подконтрольных товаров, перемещаемых с территории одного государства - члена Таможенного союза на территорию другого государства - члена Таможенного союза, и Реестра организаций и лиц, осуществляющих производство, переработку и (или) хранение подконтрольных товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза.

В этом случае Россельхознадзор получил бы достаточный контроль над товарными потоками на границе Беларуси с ЕС и Украиной и, вероятно, тема контрабанды санкционных продуктов потеряла бы такую остроту. И это говорит о том, что системы «Аргус» и «Меркурий» едва ли заработают в Беларуси в ближайшее время.
А значит, в наш огород залетит еще не одна папайя.

{jcomments on} 

Папайя в наш огород
Note NAN 0 votes