fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Марина ГУЛЯЕВА

Почему надо восхищаться отечественными директорами, о белорусском льне и эффективной модели экономики на польском примере по просьбе нашего журнала рассказал президент СП Orsza Polska Витольд ВИТЕСКА.

Справка «Директора»
Белорусско-польское СП Orsza-Polska создано в 2012 г.: 51% акций принадлежит Оршанскому льнокомбинату, 49% - польской фирме Deveka. Компания занимается экспортом льняных тканей и готовых изделий из льна. В нынешнем году, надеется президент Orsza Polska В.Витеска, оборот фирмы составит несколько сотен тысяч евро, а в 2016 г. - не менее 1 млн евро.

- Господин Витольд, вы возглавляете фирму - это было принципиальное условие при подписании договора о создании СП? Мог ведь быть и директор с белорусской стороны, учитывая, что 51% акций у Оршанского льнокомбината.

- Да, договор составлен таким образом, что директор должен быть с польской стороны. Для меня это было важно: кто знает лучше мою страну, чем я? Кроме того, я больше 10 лет работаю с Беларусью. Какое-то время я даже жил в Беларуси, возвращаясь домой лишь на уик-энды. До сотрудничества с  Оршанским льнокомбинатом  у меня была фирма в Гродно - она покупала лен, шила изделия, которые потом экспортировала.

Я работал как с нынешним, так и с предыдущим директором комбината, представляя интересы гродненской фирмы. Они видели, что мы хорошо работаем, вовремя платим. Вообще, должен сказать, что качество белорусских льняных изделий - это безусловная ценность Беларуси. Вы должны гордиться тем, что можете покупать настоящий лен в магазинах.

В Польше, в различных торговых сетях, вы сможете прочитать, например, на этикетке постельного белья, что оно сделано из хлопка, но на самом деле это не так - если вытянуть нить и поджечь, то она начнет плавиться. Не гореть - плавиться! Это полиэстер, а не хлопок! Не говорю, что это повсеместное явление, но оно довольно частое, а я разбираюсь в тканях.

А еще вы сохранили такую важную вещь, которую потеряла Европа, - государственный контроль за качеством. Скажем, в Беларуси, прежде чем изделие поступит в продажу, должен дать разрешение врач областного санэпидемнадзора.

- Вы хотите сказать, что в Беларуси более жесткий контроль за качеством, чем в Европе?

- В Европе жесткие стандарты качества. Но реальность такова, что на рынок поступает дешевый китайский товар. И все хотят продать подешевле. А для этого используют дешевые ткани, а чтобы продать их, пишут на этикетках - «хлопок» или «лен».

В Беларуси контроль осуществляется не только за производимыми на внутреннем рынке тканями, но и импортируемыми - нужен сертификат санэпидемнадзора. Это значительно усложняет бизнес, зато потребитель получает гарантированно качественный продукт. А в Европе на импорт тканей из КНР достаточно их сертификата, а потом контроль может осуществляться непосредственно в магазинах.

- Почему вы решили сотрудничать с Оршанским льнокомбинатом?

- Я всегда работал с тканями. В Польше одно время возглавлял крупную индийскую фирму, которая занималась поставками тканей. При этом приходилось варьировать: или участвовать в общей гонке, занимаясь индийскими и китайскими тканями, или выбрать собственную нишу с нишевым продуктом. Нишу, в которой я буду иметь сильного и надежного партнера.

- А вас не смущало, что, во-первых, в Польше достаточно своих производителей льна, а во-вторых, то, что вы взяли в партнеры государственное предприятие? Предприятие, финансовое состояние которого в последние годы неоднократно вызывало озабоченность лично главы государства?

Справка «Директора»
В сентябре 2014 г. состоялось совещание по развитию льноводства с участием главы государства. Как отметил Александр Лукашенко, «основная масса проблем, о которых говорилось на предыдущем совещании (в 2010 г.) существует до сих пор... Сроки комплексной модернизации Оршанского льнокомбината сорваны. Объекты, переоснащение которых планировалось на первом этапе, пренесли на второй. Но и второй этап модернизации значительно отстает от графика... В итоге закономерный результат - отрасль остается убыточной». По словам Президента, лен - культура для Беларуси политическая. Она на гербе нашей страны!

- Что касается польских производителей, то, во-первых, мы с ними сотрудничаем. Потому что какую-то продукцию из льна дешевле сшить в Польше. А во-вторых, Беларусь поступила очень правильно - сохранила крупные предприятия. Ведь в Европе как рассуждали в последние годы: зачем нам крупные заводы? Пусть производит Китай! А мы будем заниматься услугами. Но, оказывается, производство тоже нужно, и в первую очередь для сохранения рабочих мест! И хотя такие суждения можно услышать в публичной дискуссии, но заводов-то уже нет.

В России были приватизированы текстильные заводы - и сегодня их практически нет. Вы знаете, кто сегодня самый крупный производитель льна не только на территории бывшего СССР, но и вообще в Европе? Оршанский льнокомбинат. Есть такие виды бизнеса, которым без госпрограмм сложно существовать. Я не говорю о какой-то постоянной бюджетной поддержке, но должна быть гарантия многолетнего финансирования. Частный бизнес стремится к быстрому возврату средств.

Для него неважно: 3 тыс. или 5 тыс. человек. Но государство должно думать: что произойдет с 2 тыс. человек, которые потеряют работу? Вы все время говорите, что ваши предприятия убыточны, и в то же время требуете сохранения рабочих мест. Так, может, надо просто посчитать, сколько конкретному предприятию нужно рабочих мест, а за остальные пусть доплачивает государство из бюджета? Вместо пособия по безработице?..

Например, в Польше, правда, уже бывший президент Бронислав Коморовский предложил программу господдержки для 100 тыс. рабочих мест для молодежи. Может, стоит попробовать такой путь? Это мировая проблема и простого решения здесь нет.

- Вы нарисовали очень грустную картину последствий приватизации, ведь в Польше такого не произошло.

- У нас наступила, что называется, полная свобода. Кто сможет, тот выплывет, кто утонет - сам виноват. Но ведь на самом деле не существует чистого рынка! Возьмем сельское хозяйство: польский фермер получает 200 евро на один гектар, а в Европе - еще больше. Это чистый рынок? Во Франции, Германии крупные предприятия принадлежат государству!

- Но если мы возьмем долю частного бизнеса в ВВП в европейских странах, то она будет несоизмеримо больше, чем в Беларуси, где доля госсектора достигает 80%.

- Я согласен. И в то же время, если сейчас в Беларуси поступить так, как было в Польше 20 лет назад, то произойдет трагедия. Реформы нужно проводить постепенно, и в первую очередь освободить мелкий бизнес. Мы в Польше кричим, что у нас бюрократия - на самом деле это в Беларуси бюрократия! У вас ужасная бюрократия!

- Можете привести конкретные примеры?

- Например, согласование цен. Это то, что сразу лишает меня потенциальных клиентов. Чтобы Оршанскому льнокомбинату установить цену на новые изделия, его специалисты должны сначала согласовать их с производственным отделом, затем с отделом цен и налоговой инспекцией. А у меня, например, переговоры с фирмой из Китая: на кону стоит сделка на полмиллиона евро. Я должен сразу сообщить клиенту примерную сумму на изделия, но не могу этого сделать! Потому что комбинат должен согласовать цены. А я не хочу ждать две недели, потому что за это время потеряю выгодный контракт. И так - на свой страх и риск - я вынужден поступать почти ежедневно…

- Как вы думаете, почему в Беларуси так происходит?
- Все дело в философии - философии доверия к бизнесу. В Польше бизнесу доверяют, а у вас - нет. Доставить товар в Беларуси из одного города в другой мне сложнее, чем во Францию!

Вы видели, как выглядят белорусские транспортные накладные? Как ценные бумаги! Да что там говорить, они лучше ценных бумаг! Чтобы отвезти товар во Францию, я распечатываю на компьютере бланк, ставлю печать, подпись - и все! А в Беларуси накладную надо, во-первых, купить, ведь на нее нанесены специальные голограмма и водяной знак, а во-вторых, сделать несколько копий. Вот она, философия недоверия!

Когда работаешь с западными фирмами, то предоставляешь им отсрочку платежа. Это нормально. У вас - все та же философия недоверия. В Беларуси действует Указ Президента, согласно которому деньги должны поступить не позднее, чем через 90 дней. Когда они опаздывают, тогда должно быть специальное разрешение Нацбанка, а если его нет или деньги все равно опаздывают, то директора почти автоматически подозревают в воровстве, накладывают штрафные санкции, вызывают в КГБ.

Поэтому белорусские директора изо всех сил стараются не предоставлять отсрочки платежа. Они хотят, чтобы им вначале перечислили деньги, и только потом готовы поставить товар. Поэтому должен сказать прямо: директора белорусских предприятий - герои, у которых просто стальные нервы! А как иначе выжить, если государство смотрит на тебя как на потенциального преступника? Поэтому я очень уважаю белорусских директоров и непосредственно директора Оршанского льнокомбината. Ведь несмотря на все трудности, предприятие работает.

- Что, на ваш взгляд, следует изменить в экономической модели Беларуси?
- Следует поменять философию недоверия на философию доверия. Нужно доверять людям! И тогда у вас предпринимательство начнет развиваться стремительными темпами. Не нужно всю энергию государства направлять на то, чтобы создавать препятствия возможным - возможным! - махинациям. Получается, что часть белорусов, которая представляет бюрократический аппарат, не доверяет своим же гражданам! И это тоже своего рода философия: одна часть народа не доверяет другой части. Хотя я 10 лет работаю с вашей страной и могу сказать, что это очень честный и порядочный народ.

- Вас ни разу не обманывали в Беларуси?
- Не могу сказать, что меня у вас «не кидали». Но я веду бизнес в разных странах и могу сказать, что нет абсолютно святого народа. Когда приезжаешь в Беларусь, то кажется, что бизнес здесь вообще невозможен. А потом начинаешь разбираться в его национальной специфике. В конце концов, в каждой стране свои законы, и их нужно уважать.

И к людям следует относиться с уважением. Ведь если я не оплачу вовремя товар или Нацбанк откажется дать разрешение, директор может сесть в тюрьму из-за меня! У него столько ограничений и инструкций, что ему достаточно сделать один шаг, и он тут же станет преступником. Так что им, этим директорам, проще не работать, чтобы не стать преступником, но они работают и производят качественный товар!

Для того чтобы оплачивать вовремя счета в Беларуси, я открыл кредитную линию в польском банке, предоставив в качестве залога свой дом. Клиенты могут заплатить позже, что случается регулярно, или отказаться от товара уже после поставки, что тоже бывает. Но я так поступил, потому что высоко оцениваю долгосрочные перспективы.

- Вы экспортируете белорусский лен только в Польшу?

- Еще во Францию, Грецию, Италию, Англию и другие страны. Надеемся, возьмет и Китай, там заказали несколько комплектов постельного белья, которое мы шьем в Польше из белорусского льна. Мы показываем клиентам и белорусские коллекции постельного белья, но они выбирают нашу продукцию, потому что мы знаем вкус европейского потребителя.

Знаете, в чем главная проблема белорусских льняных изделий? Они слишком хороши! Потребитель считает, что чем мягче изделие, тем оно лучше, тем оно натуральнее, но он не знает, как этого добиваются. Сначала изделие кипятят, а потом вымачивают в силиконе - вот почему полотенца такие мягкие!

Но попробуйте таким полотенцем вытереться после душа - оно не впитывает воду, потому что покрыто силиконом! Лен же жестковатый от природы, и настоящее льняное полотенце не может быть мягким. Если «силиконовое» полотенце выдерживает 50-60 стирок, то, к примеру, речицкое полотенце - 300 стирок!

- Откуда такие сведения?

- Это гарантия Речицкого завода. Но, к сожалению, потребителя нужно просвещать. И мы пытаемся это делать - на всей своей продукции размещаем подробную информацию о составе и рассказываем, чем же славятся льняные изделия из Беларуси.

{jcomments on}