Сергей ГРИЦУК, финансовый аналитик ЗАО «Внешпромагроинвест», Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Стремление властей снизить долларизацию экономики можно приветствовать, вот только развитие ситуации пока вызывает обратные процессы.

Долларизация В экономической литературе широко распространен термин «долларизация», под которым понимается предпочтение экономическими агентами какой-либо страны иностранной валюты (не обязательно доллара США) по сравнению с отечественными «деньгами» для одной или нескольких целей - сбережения, измерения стоимости и приобретения товаров и услуг.

Долларизация получила распространение во многих переходных экономиках по мере рыночной перестройки и формирования теневого сектора, как правило, криминально-коррупционного, использующего в своих «делишках» преимущественно иностранную валюту. Впрочем, глубинные причины вытеснения национальной валюты иностранной связаны не с характером и масштабами теневой экономики, а скорее с настроениями экономических агентов, вызванными проводимой властями монетарной политикой.

Спусковым крючком являются интенсивные инфляционно-девальвационные процессы. Определенную лепту вносят также такие внешнеэкономические показатели, как внешнеторговый оборот, экспорт, приток иностранного капитала, позволяющие определить примерную величину предложения инвалюты на внутреннем рынке. Ну и для полноты картины следует учитывать влияние реальных процентных ставок по депозитам в нацвалюте, так как долларизация во многом представляет собой «портфельное» решение.

В белорусском контексте это явление устойчивое и явное, лишь немногим отличающееся по своей интенсивности год от года. Так, постепенное восстановление экономики республики после распада СССР задало к I половине 2000-х тренд на снижение долларизации с последовавшим в 2007-2009 гг. ее «выравниванием».

С началом же мирового финансового кризиса и особенно после девальвации 2011 г. тема была актуализирована, и с тех пор ориентация на доллар - неотъемлемый спутник экономической жизни страны. Сколько же и какие функции уступает иностранной валюте белорусский рубль? Этот вопрос является ключевым и ответ на него крайне важен.

Приблизительную оценку можно произвести на основе двух функциональных компонентов: долларизации сбережений (замещение активов) и долларизации платежей (замещение валют). Для количественной оценки замещения активов используется показатель отношения инвалютных депозитов к общему объему депозитов, а для уровня замещения платежей - отношение инвалютной наличности к валовой наличности в обращении. И если данные для оценки первого компонента легко найти в отчетности Нацбанка, то в отношении второго нужно подходить с определенной долей условности.

Препятствием для точного расчета уровня замещения валют выступает отсутствие надежных и достоверных сведений об объемах наличной иностранной валюты, обращающейся внутри страны; примерный объем инвалютной наличности можно «замерить» из показателя активной широкой денежной массы.  

 Долларизация
 Долларизация белорусской экономики по структуре сбережений и наличных денег

Как видно из графика, кривая уровня замещения валют лежит ниже кривой уровня замещения активов, а динамика общего уровня долларизации расположилась между ними. Это свидетельствует о том, что белорусская экономика более подвержена долларизации сбережений и объясняется классической причиной - у экономических агентов пессимистичные ожидания относительно долгосрочных перспектив рубля.

Ну, а поскольку законодатель ограничивает использование на территории Беларуси иностранной валюты для проведения операций купли-продажи товаров и услуг (карт-бланш в этом деле предоставлен лишь небольшому количеству предприятий, наделенных соответствующим правом по решению Нацбанка), долларизация платежей, судя по всему, имеет место либо в обслуживании теневого сектора, либо в «накоплении сокровищ» на руках и под матрасом (что более вероятно). А это уже косвенный индикатор доверия к национальной банковской системе.

Из графика также можно увидеть, что на динамику долларизации влияют кризисные явления (2009 и 2011 гг.). К слову, в одной из статей печатного издания Нацбанка «Банковский вестник» упоминается о высокодолларизованных странах, в которых отношение инвалютных депозитов к денежному агрегату М2 превышает 30%. Если обратиться к статистике того же Нацбанка, то белорусская действительность должна выглядеть ужасающей для экономических властей (см. таблицу).

Впрочем, и без цифр и графиков очевидна долларизованность белорусской экономики, характеризующаяся значительным присутствием иностранной валюты в активах населения и корпоративного сектора. Ответ на вопрос «почему?» - также очевиден. В период экономических потрясений 90-х, отметившихся разгулом гиперинфляции, «зеленый иностранец» для белорусов стал базисом уверенности в завтрашнем дне.

С тех пор на ментальном уровне потребительское и сберегательное поведение «подталкивает» к калькуляциям в долларах. Лозунги «зарплата по 100-300-500-1000 долл.» формируют соответствующие ожидания и сравнения. Макроэкономическая политика нулевых привела к тому, что сегодня люди стараются не иметь на руках сумму в белорусских рублей, превышающую их месячные расходы.

Суверенитет монетарный и не только
Как и многие экономические явления, долларизация имеет аверс и реверс со своими положительными и отрицательными последствиями для института независимого государства. Размышления экономистов о выгодах рассматриваемого процесса зиждутся на том, что полная долларизация помогает стабилизировать рост цен в экономике на уровне 3-5% в год (особенно это актуально для стран, где инфляция измеряется двузначными цифрами).

Бытует также мнение, что положительный эффект от полной долларизации выражается также в удешевлении финансовых ресурсов для экономики. В то же время важно подчеркнуть: прецеденты некоторых латиноамериканских «стран» показывают, что одномоментной и полной унификации процентных ставок и темпов инфляции в стране-реципиенте валюты со страной-эмитентом не происходит. Более серьезным мотивом сознательной долларизации выступает усиление интеграционных процессов со страной, чью валюту «заимствуют».

В этом случае между странами интенсифицируются торговля и движение капитала, а это оживляет экономическую деятельность и в целом приводит к повышению темпов экономического роста.

Впрочем, негативные последствия долларизации выглядят более впечатляющими. Один из основных контраргументов - потеря Центробанком возможности воздействовать на национальную экономику кредитно-денежными инструментами (процентными ставками, рефинансированием банков и т.д.) для преодоления внутренних/внешних шоков.

Переход на чужую валюту исключает самостоятельное проведение эмиссии или изъятия денег и влияние на их предложение в экономике. Резко возрастает роль внешнеэкономической деятельности, при том что развитие получают преимущественно те направления деятельности, которые находят сбыт товар и услуг на внешних рынках, тогда как многие стратегические отрасли, ориентированные на внутренний спрос, будут стагнировать.

Власти также не смогу воспользоваться т.н. инфляционным налогом («сеньоражем»), получаемым в результате эмиссии денег и варьирующимся в размере от 0,75% ВВП в развитых государствах до 5% ВВП в странах с умеренной инфляцией. По большому счету долларизованная держава утрачивает возможность проводить самостоятельную денежно-кредитную и валютную политику, а во многом и макроэкономическую, что в свою очередь ограничивает политическую самостоятельность государства.

Долларизация

Благие намерения грешным делом
Запущенная белорусскими властями в 2009 г. программа дедолларизации при прочих равных обстоятельствах заслуживает одобрения, так как призвана укрепить экономический и политический суверенитеты. Но благие намерения сводятся на нет девальвацией рубля, повторяющейся в последние годы с пугающей регулярностью.

Ограничение валютного кредитования и высокие ставки по рублевым депозитам как меры дедолларизации дали на выходе сумасшедшие ставки по рублевым кредитам, Это в свою очередь сказалось на рентабельности бизнеса, использующего рублевые кредиты в расчете на инфляционную корректировку их стоимости.

В начале 2015 г. заявления властей о комплексе мер по дедолларизации и повышении доверия к национальной валюте уже не воспринимаются как действенная программа. Намерения максимально ограничить расчеты в инвалюте на территории Беларуси, а также отвязать таможенные пошлины, арендные и прочие платежи от евро-долларовой привязки выглядят скорее как борьба с локальными следствиями, нежели с глубинными причинами вытеснения рубля.

Нацбанк сегодня сокращает количество денег в обороте, уменьшая тем самым инфляционное давление и создавая дефицит рублевой ликвидности. Для снижения спроса на валюту вновь задействовано повышение доходности рублевых депозитов до 40-50% годовых. А это несколько диссонирует с заявленной Нацбанком борьбой с инфляцией и темпами роста цен - так или иначе эти деньги постучатся в двери.

На этом фоне, а также на фоне возросшей для Беларуси стоимости ресурсов на международных рынках капитала звучат размышления-рекомендации населению вкладываться в акции и облигации - менее дорогие источники поступления денег в казну и инструменты их «связывания».

Планы обеспечить ценовую стабильность можно приветствовать, если это будет достигнуто преимущественно за счет снижения инфляции и ужесточения денежно-кредитной политики, а не административного «нет» росту цен и импорту. Вообще доверие к экономическим властям существует тогда, когда регулятор говорит, что делает и делает, что говорит. Уменьшить долларизацию в условиях, когда «скользко разбегаться», не получится, не грохнув оземь бизнес или население.

С учетом политической ситуации первое более вероятно. Низкоэффективным и убыточным государственным предприятиям при действительном ужесточении денежно-кредитной политики придется либо самостоятельно найти силы для игры по правилам рынка, либо пойти с молотка на аукционе.

Прекращение поддержки таких предприятий перераспределительной системой, генерирующей инфляцию и девальвацию рубля, позволит сбалансировать внутренний рынок и заложит основы для экономического роста. А с ним и придет естественная, а не искусственная расположенность к использованию рубля.

{jcomments on}