fbpx

Уважаемые читатели!
Неожиданно резкое падение мировых цен на нефть заставило российскую и белорусскую экономики двигаться по пессимистичному сценарию.
С июня 2014 г., несмотря на очевидное геополитическое напряжение, «черное золото» неуклонно дешевело, так что с летнего пика около 115 долл./баррель опустилось ниже 50 долл./баррель в середине января. То есть более чем вдвое потеряло в цене. Динамика оказалась хуже большинства прогнозов, которые в качестве дна определяли уровень 60-80 долл./баррель.
Таким образом, сбылось предостережение экс-министра финансов России Алексея Кудрина о возможном обвале нефтяных цен, сделанное им еще в 2011 г. Тогда финансист предлагал подстраховаться ускоренной трансформацией российской экономики и сокращением некоторых бюджетных расходов, например, на оборонку. Руководство Кремля призывы А.Кудрина не услышало, видимо, из соображений пресловутого русского «авось». В результате, российский рубль рухнул вслед за нефтяными ценами, а чистый итог капитала из РФ за 2014 г. достиг 151,5 млрд. долл., что оказалось хуже даже самых пессимистичных прогнозов. По мнению большинства международных институтов, далее Россию ждет рецессия, вопрос лишь, насколько глубокая.
Представители «Большой тройки» рейтинговых агентств (S&P, Fitch и Moody's) дружно понизили суверенный рейтинг России до уровня, который граничит с неинвестиционным. Слишком высоки, по их мнению, макроэкономические риски. Еще одна ступенька вниз - и многие институциональные держатели российских ценных бумаг автоматически начнут от них избавляться.
Как считает А.Кудрин, «мусорного» рейтинга избежать не удастся, экономика войдет в полноценный кризис, а падение ВВП произойдет, даже если цены на нефть вернутся в район 80 долл./баррель. Впрочем, подъем цены на нефть маловероятен. Аналитики сходятся во мнении, что в краткосрочной перспективе «черное золото» может «сходить» на уровень ниже 40 долл./баррель, а отдельные функционеры, например, министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Зангане, готовятся к ценнику 25 долл./баррель.
Как и следовало ожидать, белорусская экономика болезненно отреагировала на проблемы восточной соседки. Чтобы разблокировать экспорт товаров в РФ (к концу 2014 г. по большинству товарных позиций он потерял ценовую конкурентоспособность), власти были вынуждены пойти на девальвацию белорусского рубля, которая пока не имеет четких временных границ и целевых значений, что весьма усложняет жизнь субъектам хозяйствования и тревожит население.
Но неверно полагать, что Беларусь уязвима перед нефтяной конъюнктурой лишь опосредованно, через положение дел в российской экономике. Связь - самая прямая. Торговля нефтью и нефтепродуктами формирует примерно 30% белорусского экспорта в стоимостном выражении, так что любое неблагоприятное движение рынков автоматически сказывается на поступлении валютной выручки в страну, создавая девальвационное напряжение. В том числе по этой причине в рейтинге наиболее зависимых от нефти стран мира, составленном агентством Bloomberg, наша республика заняла 3-е место, обогнав большинство нефтедобывающих держав мира, включая Россию.
Нефтяная игла, в хорошие времена щедро питающая госфинансы, теперь начинает больно колоть в уязвимые места белорусской экономики. При такой зависимости от «черного золота» целесообразным было бы создать некий фонд национального благосостояния, аккумулирующий доходы нефтяного трейдинга. Подобные «подушки безопасности» применяются многими станами мира, помогая пережить трудные периоды спада. В Беларуси ничего подобного нет. Длительное время нефтедоллары благополучно «проедались», создавая ощущение роста уровня жизни. Но вот рынок пал - а вместе с ним и доходы белорусов в долларовом выражении. В таких условиях тезис «жизнь по средствам» будет напрямую связан с движением нефтяных котировок - вверх или вниз.

С уважением,
главный редактор
Алесь Герасименко

{jcomments on} 

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА: Споткнулись о баррель
Note NAN 0 votes