Уважаемые читатели!
Взаимные санкции России и Запада серьезно изменили конъюнктуру рынков, что, безусловно, отразится на деятельности многих белорусских предприятий. С одной стороны, санкции станут очередным фактором торможения экономик евразийского региона, с другой - создадут благоприятные условия для экспорта наших продовольственных товаров на российский рынок.
От запретов на въезд в ЕС и замораживания активов ряда российских бизнесменов и политиков страны Запада в июле перешли к «наказанию» отдельных компаний и банков, а чуть позже - и к секторальным санкциям. Параллельно США, Канада, Австралия и некоторые другие страны и международные организации приняли меры по ограничению доступа России к глобальному финансовому рынку и промышленным технологиям.
Последней же каплей для российского правительства стало введенное Европой  с 31 июля эмбарго на торговлю российским оружием, экспорт в Россию товаров двойного назначения, технологий для военного использования, а также высокотехнологичного оборудования для добычи нефти на шельфах в Арктике.
Риторика Кремля о непродуктивности подобных методов давления сменилась конкретными действиями: Президент России Владимир Путин 6 августа подписал Указ №560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». На следующий день правительство РФ конкретизировало перечень запрещенных к ввозу товаров и тех, кого он касается - ЕС, США, Канада, Австралия и Норвегия. Срок действия – 1 год.
Кроме того, по заявлению пресс-секретаря Президента РФ, Москва прорабатывает дополнительные ответные меры Западу. Это может коснуться  автомобильной техники и медицинских товаров.
В этой войне санкций ощутимые потери несут все стороны. Так, с проблемами привлечения иностранного финансирования столкнулся корпоративный сектор России, в частности, попавшая под санкции крупнейшая вало- и бюджетообразующая компания «Роснефть». По данным российских «Ведомостей», у нее возникли сложности с рефинансированием долга, сформированного после приобретения в 2013 г. ТНК-ВР за 54 млрд. долл., из которых основную часть составили кредиты западных банков. На конец июля обязательства перед кредиторами достигли 44,5 млрд. долл.
Пока нет данных по заимствованиям в целом корпоративного сектора России за I полугодие, и тем более по текущему периоду обострения санкций в июле-августе, но можно не сомневаться, что картина ухудшилась. Многие компании экстренно пытаются переключить каналы финансирования на азиатские рынки (Китай, Япония, Гонконг), но пока нет уверенности, что это позволит в полной мере заместить выпадающий западный капитал. Во-первых, многие азиатские банки и фонды опасаются включаться в кредитование российской экономики из-за опасений попасть под штрафные меры со стороны американских и европейских финансовых институтов. Во-вторых, стоимость финансирования растет вслед за рисками его представления.
 Если учесть, что в последние годы значительную часть иностранных инвестиций в белорусскую экономику составляли западные кредиты и займы, реинвестированные у нас российскими компаниями, санкции грозят отразиться на темпах и стоимости ПИИ для Беларуси. Финансовые ресурсы из-за рубежа нашим банкам и компаниям будет привлекать сложнее, и они будут дороже.
Скорее всего, пострадают многие инвестиционные проекты в России и Беларуси, что вкупе с ограничением на экспорт ряда российских товаров и вновь упавшими ценами на нефть усилит давление на экономики двух стран. Это уже происходит. В I полугодии 2014 г. рост российского ВВП замедлился до 0,8% против 0,9% в аналогичном периоде 2013 г. По итогам 2014 г. Минэкономразвития РФ ожидает замедление темпов до 0,5%, Центробанк - до 0,4, МФВ  - до 0,2%. Излишне объяснять, чем это грозит белорусским предприятиям, столь сильно зависящим от конъюнктуры российского рынка.
Ответные санкции России ударили по иностранным фермерам и переработчикам, но другим концом досталось российским потребителям. Наша восточная соседка не может в полной мере обеспечить внутренние потребности за счет собственного производства. По молочной группе товаров импорт закрывает примерно 21% потребностей рынка, мясной - 25, овощам - 16%. Поэтому запрет на экспорт целых групп товаров из стран - основных поставщиков выглядит несколько поспешным.
Это создаст искусственный дефицит на российском рынке и, как следствие, приведет к удорожанию сырья и продуктов. И хоть постановлением правительства РФ №778 предусмотрены механизмы административного контроля за ценами, удержать их сейчас объективно невозможно. По данным департамента торговли и услуг Москвы (крупнейшего розничного рынка России), только за выходные 16-17 августа в сетевых магазинах мегаполиса говядина подорожала на 0,6%, картофель  - на 1,6, сыр - на 4,4, молоко - на 5,3%. В оптовом сегменте рост цен на мясо составил 10-22, а по некоторым позициям, например, шпику достиг 40%.
Однако не следует преувеличивать возможности белорусской экономики найти дополнительный драйвер роста на фоне выгодных условий поставок продуктов в РФ. Во-первых, сельское хозяйство формирует относительно небольшую долю в ВВП Беларуси (по итогам 2013 г. - лишь около 7%), где-то в этих же пределах - вклад в ВВП пищевой перерабатывающей промышленности. Дай бог этому сектору при успешной работе на экспорт хотя бы просто компенсировать провалы других отраслей. Тем более что, как уже говорилось, производство основных продуктов питания быстро не увеличишь. А в нашей стране оно не просто не растет, оно - падает, по крайней мере, по группам продукции, попавшей под санкции. В I полугодии 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. производство молока уменьшилось на 1,3%, реализация скота и птицы на убой - на 5,5%. Не факт, что судьбы прекрасные мгновенья будут в полной мере использованы нашей пищевой индустрией.

С уважением,
главный редактор Алесь Герасименко

{jcomments on}