колонка главного редактораУважаемые читатели!
В этом месяце мы стали свидетелями успешного подписания российско-китайского газового контракта, срок исполнения которого заканчивается через 30 лет. Некоторые аналитики усматривают в этом переход к руаню, если участникам не помешают определенные трудности с переформированием экономических моделей.
Так, для России важно освоение Восточной Сибири и, в частности, развитие ее экспортного потенциала, «создание рынка государственных ценных бумаг, сбережение которых должно быть выражено в рублях, а не в иностранной валюте,  и третий фактор - снижение валютных депозитов, т.е. фактическая диверсификация российского экспорта». Для  Китая - это рост оборота в юанях, хотя бы до среднеевропейского уровня.
Но это Россия, а что же делается у нас для энергетической безопасности?
Насколько хороша потенциальная ядерная безопасность, как мы договорились и с чем вошли в ЕАЭС, как будут распределяться экспортные пошлины?
Ответы на эти вопросы подлежат тщательному анализу и рассмотрению. Если говорить о строительстве АЭС, первый блок которой намечено ввести в  2017 г., то   пока дело обстоит сравнительно неплохо. Но по-прежнему не решены проблемы вывоза и хранения ядерных отходов, а также транспортировки электроэнергии. Между тем, это значимые вопросы, от которых не так легко отмахнуться. Они предопределяют эффективность станции, как основы будущей ядерной энергетики.
Что касается ЕАЭС, то мы сами инициировали подписание этого договора. Перед отъездом в Казахстан А.Г.Лукашенко собрал совещание, на котором задал вопрос о том, всех ли устраивает то, что записано в документе.
Ответы остались за кадром, но, видимо, не всех и не всё. Мы не вышли на свободную торговлю нефтью, как и не получили право оставлять нераспределенной экспортную таможенную пошлину в полном объеме. Эти сроки отодвинуты на 2025 г.
Почему этот союз для нас так важен и почему на него смотрят с надеждой, полагая, что кто приходит первым, тот приходит дважды.
В ЕАЭС документы готовились неспешно и можно полагать, что они выполнены качественно. Это гармонизация законодательства на межведомственном уровне.  И все же почему подписание договора так важно для нас? Почему мы так оптимистичны?
Все дело в выигрыше 1,5 млрд. долл., которые мы сможем оставлять уже с 1 января 2015 г. Иными словами, это то, что если бы мы продавали продукции на 150 млрд. Выйти на такой рубеж позволили двухсторонние договоренности по распределению экспортной пошлины, которая в полном объеме поступала в российский бюджет. Конечно, не бог весть что, но все же это валюта. С уважением, А.Н.Ковтуненко.

{jcomments on}