fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Владимир ТАРАСОВ

Вопрос о золотовалютных резервах (ЗВР) в последние годы оказался в фокусе финансовой политики страны. В 2011 г. желание сохранить резервы стало причиной того, что Нацбанк прекратил поддержку курса белорусского рубля, смирившись с девальвацией. Однако сейчас власти уверенно тратят резервы на поддержку курса, чтобы не допустить снижения заработной платы в стране.

Нынешнюю государственную политику прокомментировал Президент Александр Лукашенко, отвечая на вопросы парламентариев после обращения с посланием к белорусскому народу и Национальному собранию 22 апреля: «Если мы будем видеть, что это необходимо, что у нас нет золотовалютных резервов или они опускаются ниже планируемого критического уровня, мы спокойно проведем девальвацию. Если до конца года добавим еще 5-6%, будет нормально». Таким образом, была поставлена цель не допустить сокращения резервов ниже некоторого критического уровня, о котором раньше ничего не сообщалось.

Между тем глава миссии МВФ Дэвид Хофман, посетив Беларусь в апреле, назвал снижающиеся золотовалютные резервы ключевым вызовом для белорусских властей. Выступая от лица МВФ, он настоятельно рекомендовал наращивать ЗВР и не допускать их снижения, поскольку более высокий уровень запасов обеспечивает подушку безопасности на случай негативных изменений в экономике. Правда, Д.Хофман отметил, что вряд ли можно с определенностью установить уровень, ниже которого резервы не должны опускаться.

Таким образом, мнения Президента и руководителя миссии МВФ несколько разошлись. Попробуем разобраться, в том, какой объем ЗВР оптимален для Беларуси. Дежавю
За последние 6 лет наши ЗВР резко сокращались дважды. Впервые это произошло в конце 2008 г. и, по общепринятому мнению, было вызвано мировым финансовым кризисом, который привел к резкому ухудшению состояния внешней торговли страны. Второй кризис наблюдался в начале 2011 г., когда перед выборами Президента в конце 2010 г. резко увеличили зарплату, что вызвало всплеск спроса на иностранную валюту, для удовлетворения которого пришлось продать часть резервов. В обоих случаях власти вынуждены были пойти на девальвацию рубля и осуществить внешние заимствования.

В настоящее время снижение ЗВР продолжается почти без остановок уже около года. После достижения максимального значения (на 1.07.2012 г. в определении МВФ - 8 329,5 млн.) резервы почти непрерывно сокращались и на 1.05.2014 г. составили 5 477 млн. долл.
Заметим, в определении МВФ к ЗВР относится только часть наиболее ликвидных международных резервных активов страны. Тогда как все запасы в национальном определении на 1 мая составили 6 091,2 млн. долл.

В составе ЗВР преобладают средства в иностранной валюте. В частности, в национальном определении их величина на 1 мая достигла 2 797,9 млн. долл. Стоимость монетарного золота в резервах на ту же дату равнялась 1 840,5 млн. Прочего золота на счетах в иностранных банках было на 228,8 млн. долл. Стоимость других драгоценных металлов оценивалась в 130,8 млн., а драгоценных камней - в 60,3 млн. долл. Прочих активов в составе резервов было на 1 032,9 млн.

Судя по этим данным, ситуация не кажется совсем уж плохой, денег еще довольно много. В связи с этим слова Д.Хофмана о снижении резервов как ключевом вызове для белорусских властей могут показаться чрезмерными. Но если взглянуть на динамику ЗВР, то можно понять причины его беспокойства: при сохранении текущих темпов снижения к концу года Беларусь может лишиться практически всех средств в иностранной валюте, оставшись только с драгоценными металлами, камнями и ценными бумагами.

 Динамика ЗВР Беларуси в определении МВФ, млн. долл.
 

Ситуация напоминает ту, что была перед девальвацией в 2009 и 2011 гг. Тогда ослабление рубля произошло после сокращения резервов примерно на треть по сравнению с ранее достигнутыми максимальными значениями. Сейчас подобное сокращение уже случилось.

Тем не менее, Президент уверяет, что девальвация не планируется. Дело в том, что власть рассчитывает в текущем году на получение 2 млрд. долл. кредита от правительства России, а в 2015 г. - на уменьшение в 2 раза пошлин на экспорт произведенных в Беларуси нефтепродуктов, уплачиваемых в российский бюджет.
Эти средства могут замедлить снижение ЗВР, но вопрос о предельном уровне запасов все равно остается открытым.

Есть ли жизнь без золотого запаса?


В последние годы все привыкли к наличию у Беларуси ЗВР. Уже как-то позабылись времена, когда резервов у страны практически не было. Именно так обстояли дела в 90-х гг., поэтому у руководства Нацбанка и мысли не возникало о том, что надо поддерживать белорусский рубль за счет валютных интервенций, так как поддерживать было особо нечем. В те годы монетарные власти активно эмитировали рубли, а когда спрос на валюту вырастал, рубль девальвировался.

Затем ситуация изменилась, в первые годы ХХI в. Нацбанк осуществлял жесткую денежно-кредитную политику, зарплата в стране была низкая, темпы развития экономики соответствовали ее финансовым возможностям, поэтому необходимости в резервах также не было, причем рубль был относительно стабильным.

А вот затем ситуация изменилась в другую сторону. Беларусь начала копить резервы, что, впрочем, было вызвано не столько улучшением работы ее экономики, сколько продажей некоторых предприятий, в первую очередь Белтрансгаза (за 5 млрд. долл.).

Кроме того, в стране начался быстрый рост заработной платы, который существенно опережал темпы развития экономики, что приводило к усилению спроса на валюту со стороны населения и предприятий. Это стало причиной обвалов ЗВР, один из таких периодов мы сейчас и переживаем.

Так столько же нужно ЗВР для полного счастья? Если Нацбанк и правительство проводят сбалансированную денежно-кредитную политику, не допуская чрезмерного роста зарплаты и производства, то резервы, собственно, не нужны.

Конечно, могут возникнуть какие-то критические ситуации в экономике, вызванные не внутренними, а внешними причинами, но потребность в средствах в этом случае может быть легко удовлетворена за счет внешних заимствований, как это и происходило (Беларусь в трудные времена без проблем получила деньги от МВФ и России).

Международная практика
Такой вывод находится в явном противоречии с общепринятой точкой зрения на резервы. Впрочем, единого мнения о необходимой величине запасов валюты и золота нет.

В частности, согласно рекомендациям МВФ резервы должны превышать трехмесячный объем импорта. Беларусь ежемесячно импортирует товаров и услуг примерно на 3,5 млрд. долл. Исходя из этой величины, резервы в стране должны составлять порядка 10-11 млрд., что примерно в 2 раза больше нынешнего уровня.
Но есть и другие рекомендации. Странам, экспорт которых основан на небольшом количестве товарных позиций, эксперты советуют формировать запас в объеме шестимесячного импорта. Это уже 20-22 млрд.

Но и это не все. Как показал мировой финансовый кризис, резервы могут потребоваться на случай возникновения проблем в расчетах по внешнему долгу, как государственному, так и корпоративному. С поправкой на данное обстоятельство Беларуси следовало бы иметь вообще запредельные запасы валюты, так как только краткосрочная, т. е. погашаемая в течение года, внешняя задолженность государства и предприятий на 1.01.2014 г. составляла 15,2 млрд., а долгосрочная - 23,9 млрд. долл. Под такие долги резервы надо было бы формировать в объеме около 30 млрд.

По всем этим критериям получается, что ЗВР в Беларуси явно не хватает. Поэтому Д.Хофман и рекомендовал наращивать их.
Но каждая страна сама выбирает для себя допустимый уровень резервов. Так, например, бывший председатель Центробанка России Сергей Игнатьев полагал, что для России достаточно ЗВР, покрывающих годовой объем выплат по внешним долгам и трехмесячный импорт товаров и услуг. Но резервы России намного выше, так как страна получает значительную валютную выручку, и Центробанк скупает иностранную валюту, чтобы предотвратить укрепление российского рубля.

Пример дядюшки Сэма
Мнение экспертов, конечно, заслуживает внимания, но если обратиться к международному опыту, то можно сделать вывод, что ЗВР не так уж и важны. Показателен опыт самой крупной экономики мира.

Были времена, когда США сформировали весьма значительные резервы в золоте. В 1949 г. страна сосредоточила у себя 69,9% мировых запасов благородного металла - всего 21,8 тыс. т.

Это обеспечило особое положение доллара. В 1944 г. в американском городе Бреттон-Вудс ведущими капиталистическими мировыми державами было заключено соглашение, согласно которому доллар занял положение мировой валюты, а правительство США гарантировало обмен своих бумажных банкнот на золото по цене 35 долл. за тройскую унцию. В то время отношение золотого запаса США к долларовой массе в обращении составляло 75%. Но система просуществовала недолго, так как в США не удержались и начали активно печатать доллары. В результате в 1971 г. указанное выше отношение составляло уже всего 16%.

Многие страны поняли, что за долларом больше не стоит золото, и поспешили избавиться от «американца», увеличив собственные его запасы. Начала это процесс Франция. Существует история, согласно которой президент этой страны Шарль де Голль попросил у своего министра финансов объяснить устройство мировой финансовой системы. Тот задал вопрос: «Представьте, что вы художник и хотите продать картину за 10 000 долл. Немец предложил за картину 1 т. стали, араб - 2 т. нефти. А американец отсчитал сотню стодолларовых бумажек и унес вашу картину с собой. Как вы думаете, сколько он вам заплатил?». Президент ответил, что 10 тыс. долл. «А вот и нет, - продолжил министр. - Он заплатил всего-навсего 3 долл., так как печатание одной стодолларовой бумажки обходится правительству США в три цента!»

Насколько правдива эта история, неизвестно, но в 1965 г. правительство Франции обменяло имеющиеся у него на тот момент доллары на золото. Ту же операцию затем проделали Германии и некоторые другие страны. В результате золотые запасы США снизились до 9,8 тыс. т, после чего в 1971 г. президент США Ричард Никсон прекратил подобные обменные операции, а устойчивость американкой валюты стала обеспечиваться размещением валютных облигаций, т. е. внешними заимствованиями.

Мораль историй такова: Беларуси надо стремиться к тому, чтобы валютные резервы были минимальными, а стабильность валюты обеспечивалась жесткой финансовой политикой, экспортом и заимствованиями в случае необходимости. Ну и про запас можно иметь немного металла, на случай обвала доллара и становления новой мировой валютной системы. А высокие золотовалютные резервы пускай формируют те страны, которые получают избыток валюты от внешней торговли.

{jcomments on}