fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Владимир ТАРАСОВ

Уже несколько лет идут разговоры о том, что пора перестать вкладывать огромные деньги в развитие сельского хозяйства и перевести его на самоокупаемость. В частности, 21 января Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что его волнует финансовое состояние сельскохозяйственных предприятий и настало время разобраться, надо ли дальше поддерживать их. Создана специальная межведомственная комиссии по реформированию аграрной сферы, которую возглавил премьер-министр Михаил Мясникович.

Решение разобраться и навести порядок в отрасли можно только приветствовать. Однако возникает вопрос: как так получилось, что, несмотря на значительные средства, вложенные в сельское хозяйство страны, оно все еще нуждается в поддержке? Загадка №1: Каков размер государственной поддержки аграриев?
Между тем помощь, на первый взгляд, кажется колоссальной. Существуют различные оценки ее размера. Так, А.Лукашенко 28 сентября 2013 г. объявил что ежегодно помощь селу составляет до 2 млрд. долл., всего же за последние годы в сельское хозяйство было инвестировано около 50 млрд. И эта поддержка не учитывает вложения предприятий, которым на баланс были навязаны убыточные сельхозорганизации.

В соответствии с соглашением ЕЭП о единых правилах господдержки сельхозпроизводителей на союзной территории в Беларуси ожидается снижение уровня субсидий, оказывающих искажающее воздействие на торговлю, с 16% от валовой стоимости сельхозпродукции в 2011 г. до 10% в 2016 г. Впрочем, фактический уровень данной поддержки уже оказался ниже установленных лимитов, составив 11,8% в 2011 г. (при разрешенных 16%), и 8,7% - в 2012 г. (порог - 15%). Хотя это все еще больше, чем в других странах ЕЭП. В России поддержка на уровне 7%, в Казахстане - 4-5%.

Кроме финансирования со стороны правительства, сельскохозяйственные предприятий получают еще и кредиты от банков, причем в основном льготные государственные, что также можно считать поддержкой. И она немаленькая. Так, согласно данным Белстата, за 2013 г. задолженность сельского хозяйства по кредитам и займам увеличилась на 32%, достигнув 41,6 трлн. руб., в т.ч. просроченная выросла в 1,8 раза - до 1,1 трлн. (по состоянию на 1.01.2014 г.).

С другой стороны, часть государственных расходов на село, в том числе и кредитов, нельзя считать государственной поддержкой, так как по сути они являются инвестициями. Ведь собственник большинства сельскохозяйственных предприятий у нас государство, и оно осуществляет вложения того же типа, что и делают частные владельцы сельхозпредприятий за рубежом.

Например, средства, направленные в последние годы на строительство молочно-товарных ферм, большей частью следует считать инвестициями. И, кстати, они дают некоторый положительный эффект: в 2013 г. экспорт организаций Минсельхозпрода составил 5,8 млрд. долл. против 1,5 млрд. в 2009 г.
Таким образом, вопрос о государственной поддержке села в Беларуси не так прост, как кажется, сложно понять, какие средства и в каком объеме направляются на эти цели.

У соседей, близких и далеких
Как это ни странно, подобная неопределенность свойственна не только нам, но и другим странам, причем даже экономически развитым.
На первый взгляд, там все должно быть просто. По мере развития сельскохозяйственных технологий эффективность производства продовольствия растет. Поэтому можно было ожидать, что сельское хозяйство в развитых странах станет прибыльным и не будет нуждаться в поддержке государства. Однако в реальности ситуация прямо противоположная - именно на Западе уровень поддержки сельского хозяйства самый высокий. Парадокс.

Эксперты говорят о различных величинах государственных  субсидий в зависимости от того, что они относят к таковым. Так, в южных странах Евросоюза субсидии составляют 10-200 долл. на гектар пашни, а в северных доходит до 1000 долл. В США, по разным оценкам, уровень поддержки около 300 долл./га. В Беларуси, по официальным данным, - немногим менее 200 долл./га.

По стандартам ВТО существуют три категории поддержки сельского хозяйства со стороны государства.
Это, во-первых, так называемая  «янтарная корзина», куда входят дотации и субсидии, т.е. меры, которые непосредственно искажают торговую среду. Именно об этих деньгах шла речь выше при оценке уровня государственной помощи сельскому хозяйству в рамках соглашения ЕЭП.

Во-вторых, существует «голубая корзина», в рамках которой финансируются программы, нацеленные на сокращение производства продовольствия.
В третьих, «зеленая корзина» включающая меры, не связанные с финансированием производителей, например, выделение средств на развитие сельской инфраструктуры, сельскохозяйственные исследования, экологические программы, поддержку почв и т. д. Подобная поддержка никак не регулируется и не ограничивается.

Причины государственного финансирования села в экономически развитых странах просты: эффективность производства аграриев в значительной степени зависит от природных условий - земли и климата, и эта зависимость намного важнее технологий. Те страны, где такие условия лучше, имеют естественное преимущество в производстве продуктов. Вот и получается, что в некоторых экономически развитых регионах сельское хозяйство, несмотря на все достижения технологии, часто оказывается убыточным. Правительства вынуждены поддерживать своих крестьян, чтобы не дать им разориться и не потерять национальное сельское хозяйство.

То есть протекционизм со стороны государства - это норма современной экономики. Мировой рынок продовольствия вовсе не является равным и свободным.
Следовательно, для оценки финансовой эффективности белорусского агросектора нужно сопоставить природные условия нашей республики с другими странами, а затем уже посмотреть на уровень поддержки, причем не по одной корзине, а по всем трем. Но и так ясно, что климат и почвы у нас не самые благодатные, т.е. белорусское село нуждается в помощи.

Загадка №2: Действительно ли сельское хозяйство Беларуси нерентабельно?
Ответ на этот вопрос осложняется тем, что в нашей стране нет в полном смысле рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию, по многим позициям государство продолжает их регулировать. Вследствие этого сельскохозяйственные предприятия недополучают выручку и прибыль.

Ситуация выглядит довольно странной: государство одной рукой забирает у села деньги, а другой раздает. Причем и тут в силу отсутствия ясной методологии нет единой оценки.  

В частности, белорусский академик, председатель президиума НАН Беларуси Владимир Гусаков подсчитал, сколько средств потеряли сельскохозяйственные предприятия страны за 1991-2010 гг. Результат впечатляет: 67,7 млрд. долл. Причем с каждым годом величина изъятия средств растет. Например, в 2000 г. она составила 1,8 млрд., тогда как в 2010 г. уже 7,6 млрд.

Исходя из таких расчетов, В.Гусаков приходит к выводу, что в действительности в нашей стране не государство субсидирует АПК, а сельское хозяйство финансирует государство и смежные отрасли экономики.

Не будем брать на себя смелость оспаривать выводы ученого. За подобными оценками должна стоять работа большого научного коллектива. Однако оценка все-таки представляется несколько завышенной, Ведь, например, на покрытие убытков в связи с государственным регулированием цен и тарифов и на возмещение текущих затрат аграриям в 2013 г. из бюджета было выделено 5,5 трлн. руб. То есть государственные чиновники куда скромнее оценили потери сельского хозяйства из-за ограничения цен, чем академик. Но не исключено, что они неправы, и именно этой недооценкой объясняется ухудшение финансового состояния белорусского села в 2013г. Ведь доля убыточных сельскохозяйственных предприятий в конце прошлого года составила 6,8%, а их чистый убыток достиг 1,18 трлн. руб, увеличившись по сравнению с 2012 г. в 9,7 раза. При этом чистая прибыль организаций в 2013 г. снизилась примерно в 2 раза по сравнению с 2012 г.-  до 4,2 трлн руб.

{jcomments on}