fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Вячеслав ВОЛОТОВСКИЙ

В последние годы Беларусь существенно увеличила объемы выпуска и экспорта продовольственных товаров, превратившись в довольно крупного регионального игрока на рынке. В то же время не мешало бы разобраться в экономической эффективности этого сектора производства, в частности, его способности генерировать добавленную стоимость и прибыль.

С пресловутым валом у нас все в порядке, ну, или почти. С 2000 г. наблюдался устойчивый рост производства продукции в сельском хозяйстве (за исключением прошлого года) и в пищевой перерабатывающей промышленности. В несколько раз вырос физический и стоимостной экспорт. По итогам 10 месяцев 2013 г. на внешние рынки отгружено белорусских продовольственных товаров на 3,7 млрд. долл. при положительном сальдо внешней торговли в данном сегменте 2,09 млрд. долл.

В целом благополучная картина складывается по большинству ключевых товарных позиций. На многолетних максимумах - валовой сбор зерновых и зернобобовых, рапса, сахарной свеклы, существенно возросло поголовье скота и птицы, а вслед за ним производство мяса, молока и яиц.

Однако ситуация не так радужна, если присмотреться к качественным результатам работы, особенно на стадии сельскохозяйственного производства. О какой добавленной стоимости может идти речь, если, по итогам трех кварталов в сельском хозяйстве на 1000 руб. продукции пришлось 969 руб. затрат! Это наихудший показатель по затратности среди всех укрупненных отраслей белорусской экономики.

В январе-октябре 2013 г. рентабельность продаж у наших аграриев составила лишь 6,8%. При таком ее уровне в производстве растениеводческой продукции с периодом оборачиваемости капитала, равным одному году (в наших широтах по большинству культур удается собрать лишь один урожай за сезон), невозможно даже перекрыть уровень инфляции. Худо-бедно с этим справляются лишь сельхозорганизации, специализирующиеся на молочном животноводстве, а также производстве яиц и мяса птицы.

К неэффективным можно отнести 75% сельхозорганизаций (их рентабельность колеблется от 0 до 10%, т.е. заметно ниже инфляции), к условно эффективным - 21,1 % (с рентабельностью от 10 до 20%). Лишь у 3,6% организаций показатель превысил 20%, что может обеспечить их финансовую устойчивость.

Неудивительно, что в январе-октябре 2013 г. к аналогичному периоду 2012 г. убыточные сельскохозяйственные организации ухудшили свой конечный финансовый результат в  9,2 раза - до -513,4 млрд., тогда как рентабельные сократили чистую прибыль на 36,7% - до 5,024 млрд. руб. Интересно, что будет с финансовыми показателями, если их скорректировать на объем целевого бюджетного финансирования аграриев? Не секрет, что многие в плюсе лишь благодаря господдержке.

Не губите, мужики!

Основная добавленная стоимость генерируется на этапе переработки сырья - в пищевой промышленности. Маржинальная вилка между выручкой и затратами здесь колеблется в среднем в пределах 10-20%, у отдельных успешных предприятий - еще выше.

Но показатели «пищевки» сильно зависят от стоимости входящего сырья, и стремление аграриев компенсировать неэффективность собственной работы ростом отпускных цен перманентно бьет по конечному финансовому результату промышленных предприятий. С математической точки зрения, рост издержек перерабатывающим комбинатам проще всего переложить на потребителя, повысив цены на мясные, молочные, хлебобулочные изделия и т.п. Так, кстати, и происходило в последние годы, в результате чего Беларусь по стоимости продовольственных товаров в долларовом выражении обогнала большинство стран Западной Европы.

Но снижение ставок ввозных таможенных пошлин в ЕЭП и снятие ряда нетарифных барьеров упростили дорогу к нам импорту из третьих стран (той же Европы), да и внутри Таможенного союза усилилась конкуренция между производителями. В таких условиях так просто цены не повысишь - можно потерять покупателя. А если при этом аграрии задирают цены на сырье - значит, вы теряете в прибыли.

По итогам работы за три квартала 2013 г. в 20 самых убыточных ОАО страны вошли сразу 8 мясокомбинатов! У всех, за исключением оршанского, себестоимость реализованной продукции оказалась выше выручки. Почему? Да, на финансовых результатах многих белорусских компаний сказались крайне дорогие рублевые кредиты. Возможно, кто-то из директоров увлекся модернизацией за счет привлеченных средств, в результате чего предприятия ушли в минус. В таком случае убыточность была бы единичной, но не системной.

Мы же видим типичную для отрасли ситуацию. Например, молокоперерабатывающие предприятия, работающие в точно таких же макроэкономических условиях, сегодня возглавляют список самых прибыльных ОАО, в т.ч. Слуцкий сыродельный комбинат, Лидский молочно-консервный комбинат, «Беллакт», «Савушкин продукт» и др. Скорее всего, в бедах мясной промышленности повинна именно стоимость входящего сырья, которая при сложившейся конъюнктуре цен на конечные продукты переработки не позволяет сформировать маржу. В итоге мы много производим мяса и мясопродуктов, много экспортируем, красиво отчитываемся, но при этом наращиваем убытки.

 Результаты работы отдельных перерабатывающих предприятий по итогам трех кварталов 2013 г. (данные Минфина), млрд. руб.
 Предприятие  Выручка от реализации  Себестоимость реализованной продукции Чистый убыток
Борисовский мясокомбинат 778,6
843,4
168,5
Слуцкий мясокомбинат 1 015  
1 036,6 
96,4
АФПК «Жлобинский мясокомбинат» 732,5 
 755,9 62,8
Гомельский мясокомбинат 694,2
710
58,9
Витебский мясокомбинат  1 030,7 1 044,2
50,5
Оршанский мясоконсервный комбинат 408,7
407,1
49,7
Бобруйский мясокомбинат 393,8
412,2
48,2
Глубокский мясокомбинат  423,6 431,9
47
Калинковичский мясокомбинат 460 
463,2
44,8

Законы стоимости
На наш взгляд, ситуация с формированием добавленной стоимости на разных этапах пищевого производства должна стать предметом серьезного изучения и властей, и компаний. Возможно, пришло время пересмотреть подходы, связанные с развитием различных подотраслей пищевого комплекса, - вплоть до отказа от субсидирования неконкурентоспособных секторов и переориентации ресурсов в пользу наиболее перспективных.

Например, белорусским аграриям объективно сложно добиться ценовой конкурентоспособности с европейскими производителями в силу разного уровня государственного субсидирования (у нас оно составляет порядка 200 долл./га, в Западной Европе - 300-500 евро/га), а также заметно отличающейся производительности (урожайности культур, надоев, привесов).

Во втором случае дело не только в технологиях и эффективности организации производства, что мы можем улучшить, но и в чисто климатических факторах, а также особенности наших земель, на что повлиять никак нельзя.

И если стоимость польского или немецкого мяса даже с учетом расходов на доставку на 15-20% ниже белорусского, очевидно, что есть смысл переориентировать переработчиков на импортное сырье. То же можно сказать по многим другим сырьевым позициям.  Мы не призываем вообще отказаться от помощи селу и перейти на импорт, но сместить акценты аграрного производства в сторону секторов, где страна более конкурентоспособна, можно и нужно.

А для начала следовало бы провести фундаментальные исследования, с привлечением ученых - и определить эти самые сектора.

В целом рискованно инвестировать в производство первичной сельскохозяйственной продукции, которая по сути является биржевым товаров и цены на которую подвержены значительным колебаниям. Куда разумней сосредоточиться на проектах в перерабатывающей промышленности (при сопоставимом колебании цен на сырье и конечный продукт переработчик сохраняет маржинальную вилку).

Более того, у пищевых комбинатов куда больше возможности повышать конкурентоспособность и добавленную стоимость, в т.ч. за счет маркетинговых инструментов. Сегодня на наш рынок хлынул импорт из России, Украины и Западной Европы в ярких и функциональных упаковках, который даже при сопоставимых потребительских свойствах вытесняет белорусские товары.

Растущая глобальная конкуренция на рынке продовольствия не прощает ошибок. Выжить в ее условиях могут только передовые и наиболее технологичные. Решительная оптимизация издержек на всех этапах производства должна сопровождаться привлечением в страну современных технологий. Почему бы, например, не пригласить к нам транснациональные корпорации, обладающие этими технологиями и богатым опытом в продвижении продукции на мировой рынок?
{jcomments on}