Ковтуненко А.Н.Уважаемые читатели!
Этот выбор за последние 20 лет пришлось делать многим странам и не единожды. Сейчас наступило время принятия решения Украиной, и выбор делается в пользу евроинтеграции, а следовательно, более глубоких структурных изменений экономики, сжатых по времени. Надо сказать, страна шла к этому моменту с событий Беловежской пущи, а западные области лелеяли надежду на независимость от России и в советские времена. Национализм на Украине все те годы хотя и был меньше, чем в Прибалтике, но существенно выше, чем в Беларуси. Поэтому это решение нельзя назвать спонтанным, принятым под нажимом Майдана, «собранного исключительно жителями западных областей».

Конечно, в анализе этого выбора нельзя не учитывать и накал геополитической борьбы, стремление высокоразвитых государств ослабить Россию, сделать ее сырьевым придатком.
Игра западными странами ведется достаточно тонко и целеустремленно. Россия же порой не проявляет должной настойчивости и дипломатичности. Так, объем прямых иностранных инвестиций из дальнего зарубежья в экономику Украины по состоянию на 31.12.2012 г. составил 41,7% общего объема в 54,4 млрд. долл. На долю России приходится только 7%. Правда, эта статистика не учитывает кипрские инвестиции, удельный вес которых 31, 7%, а происхождение их может быть не только украинское, но и российское. Если же предположить, что и остальные инвестиции во многом являются реэкспортными, то можно сказать, что и для бизнеса Россия за эти годы не стала привлекательной страной.
За годы самостоятельности структура экономики Украины, как и других бывших республик, исключая Прибалтику, существенно не изменилась.

Сфера производства в общем объеме выпуска продукции составляет 49,6%, в том числе перерабатывающая промышленность - 31,7%, при валовой добавленной стоимости всего 17%. В общем объеме валовой добавленной стоимости удельный вес перерабатывающей промышленности - 14,9%, а сферы производства - 26,7%. С 2001 г. на 4,8% уменьшилась доля сельского хозяйства в общем объеме добавленной стоимости и на 5,1% - перерабатывающей промышленности. На 6% увеличился вклад в добавленную стоимость торговли, ремонта автомобилей и другого производства предметов личного потребления. В целом экономика в 2013 г. по отношению к 1990 г. восстановилась только на 69,3%. Темпы роста ее за последние 7 лет в 3,5 раза отставали от Беларуси и в 2,2 - от России, но зато основа была более здоровой. Динамика не базировалась на эмиссионном кредитовании. Так, годовые темпы инфляции не превышали 1 - 2%, а девальвация за последние 10 лет - 51%. Например, в Беларуси только за период с 2005 по 2012 г., т.е. за 8 лет инфляция составила 540%, а девальвация национальной валюты с 2004 по 2013 г. - 4, 37 раза. По состоянию на июль 2013 г. валовой внешний долг Украины на душу населения достиг 2995 долл., в Беларуси - 3643.

И это при том, что за последний год государственный внешний долг Украины увеличился на 20 млрд долл. Средняя заработная плата на Украине в октябре 2013 г. была 410 долл., в Беларуси - 554. В столицах соответственно 630 и 715, при этом инфляция за 2013 г. в Беларуси составит 22%, а девальвация - только 10%. То есть зарплата практически идентична.
Вся эта аналитика не позволяет согласиться с большим числом российских экспертов, видящих причину Майдана в том, что Украина задолжала, экономика ее неэффективна и люди устали. Видимо, причина в другом, если в Беларуси все спокойно. 

Думаю, что сгущают эксперты и последствия для Украины европейской интеграции. По итогам 2012 г. удельный вес России во внешнеторговом обороте Украины составил 29,4%, в том числе в экспорте - 25,6%, импорте - 32,4%. В случае выхода Украины из зоны свободной торговли с Россией и Беларусью ее потери могут достичь 6 млрд. долл. Очевидно, что конкуренция на внутреннем рынке возрастет и работать надо будет напряженнее. Придется отказаться от многих неконкурентоспособных промышленных предприятий, изменив структуру экономики в сторону увеличения сферы услуг. Потребуются переобучение и смена профессий, повысится процент безработных. Не обойдется и без новых выступлений населения. Для многих последствия интеграции будут шоком.

В рамках СНГ такие процессы могли бы протекать эволюционно и достаточно долго. Но народ хочет лучшей жизни уже сегодня, а за это придется платить.
Между тем, постепенно будут приходить понимание необходимости жить по средствам и учиться их зарабатывать. Сравнительно низкая оплата труда, которая в первые годы интеграции может еще уменьшиться, конечно, привлечет инвесторов, а это новые технологии и в производстве, и в управлении. Десятилетний переходный период позволит подготовиться к вступлению в Евросоюз. Таковы реалии.
Несомненно, интеграционные процессы в недалеком будущем затронут и Беларусь, и Россию. И тем безболезненнее они будут проходить, чем скорее наша экономика сможет обрести современную структуру, повысит конкурентоспособность и шаг за шагом будет выстраивать производственную кооперацию с европейскими странами. Вероятнее всего, Украина для Беларуси и России будет мостом к интеграции.

С уважением, А.Н.Ковтуненко.