Алексей АНТОНОВ

Отечественные склады все чаще трещат от запасов готовой продукции, но искоренять причину проблемы не торопятся.
Подчас складывается впечатление, что у руководителей некоторых предприятий не хватает в жизни сложностей, поэтому они упорно создают дополнительные проблемы. А потом пытаются их преодолевать. Правда, не всегда успешно. Переполненные склады превратились в грабли, на которые наступают с упорной периодичностью. А некоторые отрасли и не слезают с них долгие годы. У других производств зубчатый садовый инструмент «идет в ход» при любом неблагоприятном изменении внешних факторов. В любом случае, «распихивание» запасов постепенно стало национальным видом экономического спорта. Этой «игрой» увлечены все: от менеджмента затоваренных предприятий до первых лиц государства.

Агентство деловых связейЗадачка-то близка к квадратуре круга: где найти покупателей на почти двухмесячный запас, скажем, колесных тракторов? Ведь без малого более 10 тыс. единиц этой техники мучительно ожидает хозяев. А куда «распихать» около 5 млн. кг залежавшихся кондитерских изделий, 22 млн. л водки и питьевого спирта? Не говоря уже про 1 млн. м2 шерстяных тканей, 850 тыс. вязаных джемперов и свитеров, 10 тыс. меховых изделий. Вопрос, конечно, интересный, но еще большая интрига, как столько товаров на свет появилось?! Не день, не два накапливали «стратегический» запас. На складах по некоторым отраслям «сберегли» продукции, эквивалентной 2-…4-месячному объему производства. А скорняки отличились - более 8! И ведь некоторые изделия не могут продать годами. Зачем их выпускали? Судя по всему, для накопления эмпирического опыта. Маркетинговое мышление так и не смогло закрепиться на многих отечественных производствах.

Вчерашний план

В кулуарах промышленники рост складских запасов чаще всего связывают с особенностями нашей экономики. Мол, плановая она, показатели доводятся, их выполнение жестко контролируется, вот и приходится гнать вал, пока склады не заполнятся доверху или оборотные средства не иссякнут. Вроде бы и правду говорят, поэтому на нее многие клюют. Даже аналитики и эксперты. Но такие разговоры больше похожи на хорошую массовую пиар-акцию отечественного менеджмента. Дело в том, что согласно нормативным документам предприятиям вышестоящие министерства и ведомства могут доводить только 7 показателей. И среди них нет ни одного, обязывающего наращивать физические объемы выпуска. Во главу угла поставлены рентабельность, прибыльность, производительность труда и 4 индикатора, отражающие успехи во внешнеэкономической деятельности. А откуда доходам взяться, если продукция аккумулируется на складах и приходится брать кредиты для поддержания «производственных штанов» - на текущую деятельность. Учитывая стоимость заемных ресурсов, неудивительно, что рентабельность и прибыльность промышленности снизились почти в два раза по сравнению с прошлым годом. И с экспортом не все в порядке. Да и объемы производства упали больше, чем на 4 процентных пункта. Зато запасы готовой продукции выросли до 78,2% среднемесячного производства на 1 июля: более чем в 1,5 раза превысив прошлогодний показатель в 50%

Директор ООО «Агентство деловых связей» Валентин Лопан видит проблему в подходах к планированию. «На предприятиях же не круглые дураки сидят, занимаются прогнозированием, но на основе статистики прошлых лет», - конкретизирует он проблему. - «Поэтому на складах скапливается продукция, которая раньше всегда хорошо продавалась». Меняется внешняя конъюнктура, и вчерашние производственные планы отечественных предприятий оказываются совершенно «непроходными» на рынке. Причем некоторые изменения не являются форс-мажором и неожиданностью. Россия - основной рынок сбыта родной промышленности, решение о вступлении в ВТО приняла давно. И точная дата перехода ее на новые торговые отношения с внешним миром были отлично известны. Да и проблемы со спросом начались в РФ планово.
Конечно, можно надеяться на повышение цен на нефть, финансовое разбухание сырьевой российской экономики, бешеный спрос на любую технику, как было в 2005-2007 гг., когда, скажем, грузовики почти любых модификаций уходили со свистом. Но увы, прошлое не возвращается, и рынок машиностроения на Востоке автоматически не восстановится для наших товаров. Впереди маячит утилизационный сбор. И ударит он, прежде всего, по нашим машинам. «Для российских производителей предусмотрен компенсационный механизм через дотации, не противоречащий принципам ВТО, - объясняет Валентин Лопан. - Пускай не сразу, но свои деньги российские машиностроители вернут. Иностранные компании всегда на этом рынке уплачивали солидные таможенные пошлины и уже выстроили соответствующую конкурентную стратегию. Для них попросту пошлины заменятся другими платежами». Будет ли возможность у отечественного бюджета поддержать машиностроителей?! Учитывая, что доходная часть, по прогнозам Минфина, не досчитается 8 трлн. бел.руб., перед производственниками стоит задача не «тянуть» деньги из казны, а пополнять ее. Но для этого необходимо более гибко реагировать на ситуацию, выискивать ниши для своей продукции. Ведь в России упали продажи не всех грузовых автомобилей. Реализация магистральных тягачей сократилась, зато растет сегмент малотоннажных грузовиков. Почему бы не воспользоваться моментом?

Работа без рисков

К сожалению, отечественные производители не отличаются гибкостью: по эффективности производства и скорости реагирования на изменения конъюнктуры рынка западные компании ушли далеко вперед. Те же машиностроители одно время массово увлекались внедрением принципов Lean. «Убрали ящики в цехах, все сделали чисто и красиво, но дальше этого дело не пошло», - констатирует В.Лопан. Хотя Lean в первую очередь предполагает повышение эффективности производственной цепочки. Такое же понятие как риск-менеджмент вообще находится в республике в зачаточном состоянии. Даже при реализации крупных инвестиционных проектов, закупке нового оборудования и технологий, отечественные предприятия не всегда оценивают функционал оборудования и возможность его перепрофилирования на выпуск другой продукции, чтобы была возможность сформировать потенциальный продуктовый портфель, который будет востребован при любой конъюнктуре рынка.

Хотя есть примеры и грамотных подходов. Например, при строительстве трубопрокатного цеха Белорусский металлургический завод сразу закладывал в проект оборудование, с помощью которого может изготавливать широкий ассортимент труб. И если вначале первоначально новое производство «затачивали» под выпуск продукции для машиностроения, во время мирового кризиса 2008 года спрос на нее резко упал. Но производственная линия позволила быстро переориентироваться на трубы для газовой и нефтедобывающих отраслей, которые переживали подъем. Исходя из таких же принципов БМЗ сейчас строит и новый прокатный цех. «Техническое задание на оборудование для него формировали таким образом, чтобы иметь возможность выпускать продукцию 4 видов, причем таких, чтобы один из них всегда был востребован на рынке», - объясняет заместитель главного инженера БМЗ Олег Кириленко. По его мнению, все потребители металла не могут сразу оказаться в кризисе. Если «просело» строительство, то дела, например, хорошо идут у машиностроителей или энергетиков. Главное, просчитать риски и сразу заложить в оборудование возможности для маневра в случае резкого изменения внешних факторов.

Член гильдии маркетологов Анатолий Акантинов полагает: отечественным предприятиям иногда доводят показатели, не учитывая специфику некоторых отраслей. Например, потребление алкоголя на душу населения в Беларуси зашкаливает, а от ликероводочной отрасли требуют развития. От безнадежности предприятия выходят на экспортные рынки, но пробиться на них очень тяжело, на пути массового производителя стоит много административных барьеров. Поэтому нередко существовала практика поставки за рубеж по убыточным ценам, а издержки компенсировались за счет внутреннего рынка. Правда, А.Акантинов отмечает: не только государство доводит планы, их ставят перед наемным менеджментом и учредители-частники. Но в последнем случае чувствуется более пристальное внимание владельца. «В спорных и непростых ситуациях «капиталисты» сами просчитывают ситуацию, чтобы понять: перед наемным директоратом действительно поставлены нереальные задачи или менеджмент ленится», - считает эксперт.

Заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц считает: единого рецепта по выходу из складского кризиса нет. Необходимо анализировать ситуацию по каждой отрасли и конкретным предприятиям. Некоторые производства переживают системные проблемы. Тот же легпром, по его мнению, в том виде, в котором он существует в Беларуси, необходимо «умерщвлять и создавать заново». И приводит пример европейцев. Когда они поняли, что не могут конкурировать с дешевыми азиатскими производителями, быстро переориентировались, ушли из сферы ширпотреба и создали индустрию «быстрой моды», которая востребована, в том числе, и на азиатском континенте. Кстати, скептически на перспективы швейного производства взирают и некоторые гуру этого бизнеса. Генеральный директор СООО «Милавица» Дмитрий Дичковский уверен: надо четко понимать, по какой экономической модели будет развиваться страна, чтобы определить перспективы различных отраслей. По его оценкам, максимальная средняя зарплата в легпроме не может превышать в эквиваленте 500 долл. Если трудовые ресурсы дороже, то изделие становится неконкурентоспособным по цене.

Синдром черной кошки

Впрочем, не совсем благоприятно для отечественных промышленников складываются дела и на внутреннем рынке. По некоторым позициям импорт занял очень хорошее положение, и не сдается даже под административными ударами и сопротивляется настойчивым требованиям «именем революции» продвигать исключительно отечественные товары. Одна из извечных проблем отечественных потребительских товаров - как продать то, что уже произвели. А нужны ли их «изыски» покупателям?
Судя по всему, большинство компаний этой проблемой даже не озадачивается. Объем рынка рекламных незначителен: его выручка в прошлом году составила всего 0,9 трлн. руб. А расходы отечественной промышленности на рекламу - 1,3 трлн. И это уже большой прогресс: рост почти в два раза по сравнению с 2011 г. В итоге рекламный рынок составляет всего 0,4% розничного товарооборота. Отечественная перерабатывающая отрасль потратила на эти цели в прошлом году всего 0,5% своей выручки. Рынок маркетинговых исследований вообще почти незаметен - его объем оценивается в каких-то 1,5-2 млрд. руб. - тысячные доли процента от оборотов предприятий!
Директор института социологии Национальной академии наук Игорь Котляров не раз утверждал: в Беларуси практически не проводятся исследования по изучению потребительских предпочтений и поведенческих моделей. Кроме государственного заказа институт социологии выполняет и работы по контрактам. Но в очереди заказчики не стоят.
Собственно говоря, срабатывает стандартная формула: если продажи идут хорошо - зачем тратиться на маркетинг и продвижение. А когда реализация падает, то на эти мероприятия попросту нет средств. В итоге даже родного потребителя большинство предприятий совершенно не знает. Так о каком серьезном импортозамещении может идти речь? Особенно в самых маржинальных сегментах - среднем и высоком. Ведь там приходится вступать в борьбу за кошельки покупателей с иностранными мощными брендами. А на Западе вкладывать в маркетинговые мероприятия около 25% себестоимости товара считается нормой. Правда, современные технологии коммуникации с потребителями значительно увеличивают и продажи, и прибыль. Поэтому в самых «вкусных» ценовых сегментах присутствует в основном иностранная продукция. К сожалению, бороться за потребителя многие отечественные производители научились только ценой. Но формула «дешево и сердито» перестает действовать вместе с ростом благосостояния населения. Поэтому и увеличивается потребительский импорт, а отечественные склады заполняются невостребованным товаром.
Впрочем, на каждом предприятии история «успеха затоваривания» своя. Хотя существует и очень много системных просчетов. И их необходимо комплексно изучать, чтобы искоренять причину роста запасов продукции, а не ее следствие. К сожалению, научной стороной вопроса пока в стране, судя по всему, никто не занимается. Удастся ли без концептуального осмысления проблемы достигнуть высоких продаж? Многие специалисты сомневаются в реальности такого сценария развития событий.
{jcomments on}