Так уж получилось, что назначение нового посла Беларуси во Франции практически совпало с отъездом французского посла из нашей страны. Господин Мишель РЕНЕРИ работал у нас с конца 2009 г., и его впечатление о Беларуси крайне важно для дальнейшей работы по развитию французско-белорусских отношений.
Полагаем также, его взгляд комплексно дополнят ответы  господина Павла ЛАТУШКО о том, как республика в дальнейшем планирует выстраивать двусторонний диалог.

Мишель РЕНЕРИ- Уважаемый господин посол, завершается ваше пребывание в Беларуси в качестве посла. Что удалось и что не удалось сделать для развития торгово-экономических и культурных связей Франции с Беларусью?

- Мое назначение в Минск совпало с достаточно сложным периодом для Франции, столкнувшейся с рядом экономических проблем, не разрешенных до сего дня. Одновременно Беларусь также переживала кризис доверия, вылившийся в девальвацию рубля в 2011 г. и инфляцию, превышающую 100%. Условия для развития экономических отношений не были благоприятными с обеих сторон. Тем не менее, я не сидел сложа руки. Мне удалось оставить после себя несколько структур, способных оказывать разностороннюю поддержку французским предприятиям на белорусском рынке.

Во-первых, в 2011 г. был назначен Советник по внешней торговле Франции в Беларуси - очень динамичный французский бизнесмен, давно живущий и работающий в Беларуси. Сегодня он готов говорить как профессионал с французскими коллегами и оказывать им практическую поддержку. Во-вторых, в ближайшее время Ubifrance - французская структура, оказывающая поддержку нашим предприятиям при экспансии на рынки других стран, - откроет представительство в Минске и доверит одной из местных консалтинговых компаний оказывать услуги от своего имени. В-третьих, осенью должно состояться открытие франко-белорусского делового клуба с перспективой создания торгово-промышленной палаты, что позволит предприятиям двух стран обмениваться опытом, формируя новую динамику взаимоотношений в экономической сфере.

Напомню также, что Движение французских предприятий МЕДЕФ, при содействии белорусского посольства в Париже, организовало в июне этого года мероприятие, в рамках которого министр экономики господин Снопков и министр финансов Беларуси господин Харковец смогли рассказать французским предприятиям о потенциале белорусского рынка. Организация ответного визита в Минск будет возможна в следующем году. Ныне же рассматривается вопрос создания двусторонней экономической комиссии, которая будет собираться предположительно раз в год для обсуждения текущих проектов.

- Что, с вашей точки зрения, Беларуси нужно изменить, чтобы процесс взаимопонимания и сотрудничества был более эффективным?

- Позволю себе не отвечать детально на этот вопрос, чтобы избежать упреков во вмешательстве во внутренние дела. Беларуси, вашему правительству самим следует определять, что необходимо делать и какие решения принимать, чтобы достичь желаемых результатов. Скажу кратко: если вы хотите поиграть в хоккей на льду, вы вряд ли придете на каток в форме футболиста.

- Достаточно ли полно во Франции представлены возможности Беларуси как реципиента инвестиций?

- Забавно, но вот уже почти 4 года я слышу примерно одни и те же вопросы. С момента моего назначения в Минск в 2009 г. произошел целый ряд важных событий, связанных с активным вливанием Беларуси в интеграционные процессы с Россией и Казахстаном. Поэтому в первую очередь вам необходимо освещать возможности Беларуси в рамках Единого экономического пространства, как это сделали в своих выступлениях министры экономики и финансов на встрече в Париже в июне текущего года. Проблема в том, что в настоящий момент мы скорее видим негативные моменты этой интеграции. Нам стало сложнее ввозить в Беларусь французские автомобили. Другой пример: когда мы выступаем с предложениями о продаже французской генетики, наших мясных пород, создавших репутацию высокой французской кухне, ваши ветеринарные службы отвергают их, аргументируя боязнью потерять российский рынок в случае проблем с животными. Довод не совсем понятен, особенно в свете того, что серьезные проблемы с вирусом АЧС, к примеру, пришли к вам не из Западной Европы, не так ли?

Мишель РЕНЕРИ- Какие факторы привлекают, а какие, возможно, настораживают потенциальных французских инвесторов в нашей стране?

- Попробуйте сами ответить на этот вопрос, так как в последние годы я не наблюдаю большого притока в Беларусь каких бы то ни было европейских инвестиций. Лично я считаю, что ряд преимуществ вашей страны стирается в рамках интеграционных процессов ЕЭП: с одной стороны, вам приходится работать по правилам ВТО, но с другой - вы лишены возможности пользоваться преимуществами членства в организации. Так в чем же привлекательность для инвестора?
Говоря о настораживающих факторах, скажу, что с белорусской стороны были попытки привлечь французские компании контрактами и проектами, фактически решенными в пользу России, с одной целью, чтобы белорусский контрагент смог сыграть на понижение цены. Такой подход как минимум некорректен. Думаю, у французских компаний найдутся более важные дела, чем просто быть разменной монетой в чужой игре.

- При каких условиях, на ваш взгляд, возможно полноценное развитие промышленной кооперации между предприятиями двух стран?

- Буквально сразу по моему прибытию в Минск я сопровождал белорусскую делегацию во главе с первым вице-премьером В.И.Семашко в Париж, где состоялись переговоры с генеральным секретарем администрации президента. Я хорошо помню тот разговор, когда белорусская сторона заявила: «Мы готовы приватизировать предприятия и французские инвесторы приглашены к участию на следующих условиях: вы инвестируете капитал, привозите свои технологии, оборудование, обеспечиваете сырьевую базу, гарантируете рынки сбыта и полностью сохраняете персонал объекта приватизации». И, как неоднократно подчеркивал ваш президент, это относится к предприятиям с плохим финансовым положением. Другие предприятия, как я смог заметить, Беларусь не очень желает приватизировать. Проблема в том, что бизнесмены не являются филантропами. Если они инвестируют в какое-либо дело, то хотят извлекать прибыль от инвестиций. Мне кажется, в рамках, обозначенных руководством вашей страны, это крайне затруднительно. Может, это ответ на вопрос, почему в последние годы не было ни одной значимой сделки по приватизации ни с Францией, ни с любой другой страной Западной Европы.

- Может ли Беларусь, не будучи членом ЕС и ВТО, рассчитывать на серьезное проникновение своих товаров на рынок Франции?

- Не будем в данном случае говорить о членстве в ЕС, так как Беларусь не желает стать его членом. Относительно ВТО, в ваших интересах вступить туда как можно быстрее. Поэтому ваш вопрос должен скорее всего звучать так: имеет ли Беларусь шансы, не будучи членом Европейского союза, экспортировать во Францию? Ответ, безусловно, «да». США и Китай тому яркие примеры.

Мишель РЕНЕРИ- Возможно ли упрощение процесса получения виз для поездок, в т.ч. деловых, между двумя странами? При каких условиях?

- Это уже сделано. В самом начале моего пребывания в Беларуси я упростил процедуру получения многократных виз. Бизнесмены, руководители предприятий, которые регулярно ездят во Францию, получают многоразовые визы сроком на три года. Им нет необходимости приходить в консульство перед каждой поездкой. Повторюсь, что я говорю о тех, кто действительно регулярно ездит во Францию.

- В каких направлениях исследований Беларусь и Франция могли бы объединить свои усилия?

- У нас есть несколько примеров сотрудничества в научной сфере. Дважды я принимал участие в открытии конференции по нанотехнологиям в Минске, где французские исследователи были активно представлены. Также я открывал конференцию в медицинской сфере. Каждый раз, когда белорусская лаборатория обращалась ко мне с просьбой наладить сотрудничество с французскими исследователями, я делал все возможное для установления таких контактов. А дальше, это уже задача ваших научных деятелей показать, что сотрудничество может быть взаимовыгодным.

- Беларусь нуждается в новых технологиях как в области промышленности, так и управления. В решении этой проблемы ключевым звеном является подготовка кадров. Может ли Франция оказать содействие в обучении специалистов? Что для расширения этого процесса должна сделать Беларусь?Мишель РЕНЕРИ

- В Минске работает франко-белорусский центр европейских исследований, готовящий кадры по французскому образцу. В Гомеле и Могилеве функционируют факультеты управления, представляющие собой результат сотрудничества французских и белорусских партнеров. Иными словами, проблемой подготовки кадров мы занимаемся достаточно давно. Но в целом для Беларуси актуален вопрос о западных стандартах в системе образования. Европейцы внедрили в систему образования общие положения, повышающие мобильность студентов - так называемый Болонский процесс. Для Франции было непростым решением примкнуть к этому процессу, так как мы должны были реформировать наши учебные планы и адаптировать их к общим требованиям. Тем не менее, мы понимали, что преимущества этих изменений превалируют над возможными неудобствами, поэтому пошли на это. На сегодняшний момент все европейские государства являются участниками Болонского процесса. Все, кроме Беларуси. И если я не ошибаюсь, один из высоких белорусских представителей заявил, что Беларусь в этом не нуждается. Тогда ваш вопрос следовало бы адресовать не мне, а скорее должностным лицам, отвечающим в Беларуси за сферу образования.

- С каким настроением вы покидаете Беларусь и что бы хотели пожелать своему преемнику и послу Беларуси во Франции господину Латушко?

- В последние три года отношения Европы и Беларуси были достаточно непростыми. В таких условиях я старался поддерживать диалог со всеми, предлагал решения, реализовывал, что было возможно реализовать. Мой коллега в Париже Александр Павловский был всегда конструктивен, во многом мы объединяли наши усилия. Итог труда, возможно, скромен, но мне не кажется, что я где-то что-то упустил. Франция имела и имеет иные заботы на международной арене и не может посвящать все внимание Беларуси, как того хотелось бы. Тем не менее, я смог убедить госсекретаря по европейским делам МИДа Франции приехать в Беларусь с визитом, чего не было последние лет 15! 

Павел Латушко, с которым я имел честь сотрудничать, когда он был в должности министра культуры, и теперь работает в качестве посла Беларуси, очень динамичен и превосходно понимает западные реалии. Моя преемница, с которой я знаком лет 15, также является очень опытным дипломатом, побывавшим в ранге посла в трех странах. До того как я приехал в Минск, мы работали в одной службе и она отвечала за отношения с предприятиями. Она уже очень давно хотела работать в Беларуси, и это говорит о ее мотивации. Сейчас послы наших стран будут работать в лучших условиях на развитие двусторонних отношений. И вопрос дальнейшего улучшения этого климата, пожалуй, зависит сейчас только от Беларуси.
{jcomments on}