Ева МАРЦИНКЕВИЧ

Любое предприятие может стать объектом рейдерской атаки. Риск значительно возрастает, если собственник не вникает во внутренние процессы компании, а ограничивается владением контрольным пакетом акций и назначением лояльных управленцев. Не следует думать, что рейдерство - это не про нашу страну. В последние годы и в Беларуси отмечены попытки захвата предприятий. Поэтому лучше изначально быть начеку и принять меры предосторожности.

Слово «рейдерство» (от англ. raid - набег, захват) означает недружественное поглощение компании, которое происходит против воли руководителя и собственников, имеющих преимущественное положение.
Мотивы у рейдеров разные: устранение конкурента, захват вместе с компанией ее доли рынка, имущества (недвижимости или земельных участков), переориентация захваченного предприятия на новый вид деятельности.

Попасть в круг преступных интересов может как бизнес, переживающий не лучшие времена, так и стабильный, приносящий хорошие доходы. До сих пор существует мнение, что рейдеры нападают только на крупные промышленные предприятия. Это не так - беспокоиться нужно также собственникам средних и малых предприятий. При захвате небольших компаний рейдеры меньше рискуют, потому что у жертвы зачастую не хватает ресурсов для обеспечения надежной защиты и борьбы.

Рейдеров редко интересует конкретный вид деятельности компании. Главное для них - получить контроль над имуществом, неимущественными активами или денежными средствами предприятия. Все это, как правило, в кратчайшие сроки перепродается или переориентируется на ведение иной деятельности. Атакам подвергаются прежде всего предприятия, в распоряжении которых находятся недвижимость, ценное оборудование, значительные денежные накопления на счетах, а также всевозможные права имущественного и неимущественного характера.

Теория захвата

Рейдеры заинтересованы в получении самой разной информации о намеченной жертве, начиная от структуры и реальной прибыли и заканчивая взаимоотношениями между сотрудниками и акционерами, наличии конфликтов, группировок и нелояльных сотрудников. Интерес представляют стоимость активов, задолженность перед кредиторами, данные об учредителях и долях их участия, информация о директоре, главном бухгалтере и т.д.

Получить сведения рейдеры могут как законными, так и незаконными способами.
Законные методы предполагают сбор данных из СМИ, проверку открытых источников на наличие судебных дел, в которых участвует компания, через запросы миноритариев о предоставлении различной информации и т.п.

К незаконным методам относятся вербовка и шантаж сотрудников компании, внедрение доверенных лиц в ее штат, кража информации, подкуп должностных лиц.
На основании собранных данных разрабатываются тактика и стратегия действий, готовятся необходимые документы и начинаются «военные» действия.

В последние годы методы захвата эволюционируют и становятся все более интеллектуально изощренными. Современные рейдеры придумывают все новые и новые эффективные схемы, опережают законодательство, правоохранительные органы и юристов. Вместе с тем, есть характерные признаки, которые обязательно должны насторожить собственника и заставить принять необходимые меры пресечения и защиты бизнеса.

Опасные симптомы

Миноритарные акционеры начинают проявлять ничем не обоснованный интерес к деятельности компании: от них поступают запросы о предоставлении информации, которая им не нужна - копии учредительных документов, важных хозяйственных и кредитных договоров, протоколов общих собраний акционеров и заседаний совета директоров, данные бухгалтерской отчетности и т.п. Этим, конечно, занимаются не сами миноритарии, а их представители, которые знают корпоративное право.

Или на имя компании, ее директора и мажоритарных акционеров приходят заказные письма с уведомлением о вручении, содержащие чистые листы, поздравительные открытки, рекламные предложения и т.д. Эти действия могут сигнализировать о том, что рейдер имеет намерение подать иск в суд и в качестве обеспечительной меры потребовать наложить арест на имущество или счета, принадлежащие компании. Для этого «захватчику» достаточно приложить к исковому заявлению уведомление о получении ответчиком письма (того самого, пустого), в котором он якобы предложил компании разрешить спор в порядке предварительного (досудебного) урегулирования, однако безрезультатно. Таким образом, однажды собственник может обнаружить, что на счета компании или на другое ее имущество наложен арест.

Могут начаться проверки со стороны различных контролирующих и правоохранительных органов, в т.ч. без законных оснований или по очевидно надуманным причинам. Отличает эти проверки желание контролеров ознакомиться с информацией и документами, изучение которых не входит в их компетенцию либо не является предметом проверки: реестры акционеров, распределение ценных бумаг (акций) между акционерами, список кредиторов, должников, наиболее крупные договоры поставок и продаж, активы и т.д. Одна из таких проверок может закончиться возбуждением уголовного дела против руководителя компании. Так дезорганизуется текущая финансово-хозяйственная деятельность, психологически подавляются собственники и топ-менеджмент фирмы.

Компания внезапно начинает получать абсурдные иски из различных регионов или в ее отношении появляются судебные решения по неизвестным ранее спорам. Предприятие, конечно, спор выиграет, но рейдер в процессе разбирательства законным путем получит необходимые ему документы. Как правило, в числе популярных исков - предъявление разнообразных претензий от имени акционеров о признании сделок предприятия недействительными.

Нередко СМИ распространяют ложную и негативную информацию о компании, неэффективном менеджменте и учредителях, нарушении прав работников и акционеров, невыполнении договорных и инвестиционных обязательств, слухи о неизбежном ее банкротстве. В результате начинается массовая скупка акций у миноритарие, возникают конфликты и недоверие между акционерами и руководством компании и т.п. В этом хаосе рейдеры чувствуют себя как рыбы в воде.

Стоит обращать внимание и на появление среди миноритарных акционеров недовольных, решительно настроенных и готовых идти на конфликт, возникновение ссор между партнерами. Нередко миноритарии злоупотребляют правом и прибегают к так называемому «корпоративному шантажу», чтобы заставить компанию или крупных акционеров выкупить принадлежащие им акции по завышенной цене.
Отметим, проявлений рейдерства великое множество, и под каждую конкретную ситуацию разрабатывается своя схема.

На белорусской земле

Понятия «рейдерство», «недружественное поглощение» отсутствуют в законодательстве Республики Беларусь. Однако определенные признаки такого явления в нашей стране есть.
Примером одного из громких дел по захвату белорусских предприятий c использованием российских технологий может служить дело ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила». Это предприятие находится в центре столицы, выпускает широкий ассортимент головных уборов и имеет хорошие финансовые показатели.

В конце 2007 г. отдельные акционеры ЗАО начали получать письма от ОАО «О» (учредители - российская фирма и физическое лицо) с предложением продать свои акции за цену от 480 тыс. до 600 тыс. бел. руб. за акцию при ее номинальной стоимости 30 тыс. руб. Предложение было интересным и акционеры начали подписывать договоры купли-продажи и залога своих акций, получать деньги и выдавать доверенности на осуществление всех их прав как акционеров руководителю ОАО. При этом информировать о происходящем других акционеров или ЗАО продавцы не сочли нужным. Когда незаконная продажа акций приняла массовый характер и одна из акционеров (впоследствии она станет помощником рейдеров!) сочла, что при заключении таких сделок не учитывается преимущественное право акционеров на приобретение акций, продаваемых другими акционерами этого общества, она обратилась в хозяйственный суд с иском, в котором требовала перевода на себя прав покупателя по сделке. Договор купли-продажи ценных бумаг был признан ничтожным, т.к. не соответствовал требованиям законодательства о регистрации сделок. Хозяйственный суд также констатировал факт ничтожности договора залога и доверенности, выданной гендиректору ОАО. В это же время само ЗАО подало иск к своим акционерам и ОАО об установлении факта ничтожности еще ряда заключенных таким же образом договоров купли-продажи акций. И в этом случае решение было в пользу ЗАО.

Руководство фабрики начало принимать контрмеры. Акционеры обратились с коллективным заявлением в Генпрокуратуру. Их интересовало, каким образом они стали получателями обращений от ОАО, ведь  свои адреса они никому в этой компании не давали и никого не уполномочивали распространять сведения о количестве принадлежащих им акций. Проверку компетентные органы провели, признаков уголовно наказуемых деяний со стороны гендиректора ОАО или других лиц не установили, и в возбуждении уголовного дела было отказано. А скупка акций продолжалась.

Акционеры предлагали друг другу и ЗАО акции уже по цене от 950 тыс. до 2,5 млн. руб. Начали поступать заявления о продаже акций третьему лицу - директору ОАО «О», ведь согласно уставу акции ЗАО могли быть проданы только физическим лицам.
Кстати, в это же время у фабрики появился потенциальный инвестор, надежный и проверенный партнер, готовый вложить немалые суммы для реализации совместного проекта. На общем собрании акционеров было решено предоставить возможность юридическим лицам быть акционерами ЗАО. Но потенциальный инвестор уже усомнился в надежности сотрудничества.

Нужно отметить, что большинство акционеров - бывших и нынешних работников ЗАО - приняли сторону администрации, вставшей на защиту их прав и интересов. Вместе с тем стало очевидно, что кто-то из сотрудников фабрики, имеющих доступ к инсайдерской информации, передает ее в ОАО. И  конфликт из гражданско-правового перешел в разряд уголовных правоотношений - происходящим заинтересовались правоохранительные органы. Ведь администрация ЗАО локальным актом закрепила список сведений, составляющих коммерческую тайну, и все работники были осведомлены об ответственности за ее разглашение.

Пока правоохранители общались с акционерами, на руководство ЗАО и сотрудников органов, занимающихся расследованием, хлынул поток анонимок в Генпрокуратуру, Администрацию Президента, концерн «Беллегпром» и т.д. Содержание анонимок не подтвердилось, но рейдеры свою цель достигли - на время отвлекли от расследования.

В результате оперативно-разыскных мероприятий выяснились личности «помощников». Ими оказались председатель наблюдательного совета ЗАО, замдиректора фабрики, а также начальник службы безопасности предприятия. Замдиректора передавала рейдерам копии всех документов, составляющих коммерческую тайну предприятия, а начальник службы безопасности установил в помещении ЗАО прослушку. Обоих взяли с поличным.

В Генпрокуратуре на этот раз обратили внимание и на деятельность бывшего участкового инспектора, который в самом начале истории захвата ЗАО, превысив свои служебные полномочия, добыл в депозитарии фабрики данные о всех ее акционерах и передал их рейдерам. После многолетних и многочисленных судебных тяжб и разбирательств собственникам фабрики удалось отстоять свой бизнес.

Спасение утопающих...

В случае рейдерской атаки собственнику необходимо сохранить за руководством оперативный контроль и направление деятельности компании, сберечь активы и предотвратить банкротство.
Самые эффективные меры - превентивные. Вопросы о том, как защититься от рейдерского захвата превентивным путем, на каждом предприятии должны прорабатываться отдельно с учетом специфики его работы.

Начать нужно с качественной подготовки учредительных документов, в частности, отказаться от использования типовых форм. А если захват уже начался, необходимо провести правовую экспертизу документов на соответствие законодательству, выявить пробелы в регулировании тех или иных обстоятельств, особенно детализировать полномочия руководителей и наблюдательного совета, усложнить порядок отчуждения активов третьим лицам. При этом все учредительные документы должны храниться в сейфах.

Помните, получив доступ к документации предприятия, рейдер может использовать малейшие процессуальные нарушения в ее оформлении для обращения в суд с целью оспорить протоколы общего собрания акционеров, приказов директора и т.п.
Рейдеры умело используют конфликтные ситуации и существующие разногласия, обращая их в свою пользу. Поэтому важно не допускать конфронтации между собственниками и увольняемыми руководителями, а также между руководством и акционерами: обиженный может продать акции «захватчику», стать его агентом. Менеджменту следует работать с акционерами. Миноритарии должны чувствовать заинтересованность и удовлетворенность от владения акциями предприятия, это создаст сложности рейдерам при скупке акций, значительно повысит их цену, а в некоторых случаях сделает скупку невозможной.

Правовая грамотность участников корпоративных отношений растет, у миноритариев постепенно появляется желание активно участвовать в управлении обществом, влиять на принимаемые решения, включая распределение прибыли, выплату дивидендов, контроль над активами. Не следует игнорировать их и так скудные права и интересы. Это приведет к обращению в суд, что только порадует рейдера: не получающие дивиденды акционеры будут готовы избавиться от акций или выдать доверенность для голосования на собрании кому угодно.

Чтобы повысить защищенность компании, целесообразно провести ее реструктуризацию - создать систему владения и управления наиболее привлекательными активами, которые сделают их недоступными для третьих лиц. Т.е. выстроить своеобразный холдинг, состоящий из нескольких подразделений: одному из них будут принадлежать активы, второе займется производством, используя мощности первого, третье организует закупку сырья. Еще одно подразделение может реализовывать готовую продукцию и т.д. Завладеть активами компании в такой ситуации крайне непросто. Усложнит задачу рейдера и регистрация головного предприятия за рубежом. Однако у подобной схемы есть и недостатки. Один из них - сложность контроля финансовых потоков, а также проблема с привлечением заемных средств - ведь предприятия группы не располагают активами, под залог которых можно привлечь кредит.

Еще одним вариантом превентивной защиты может стать сознательное отягощение активов или самой компании долгами - существенная кредиторская задолженность заметно снизит интерес к недружественному поглощению. При этом кредиторами должны быть исключительно лояльные или подконтрольные должнику структуры. Хотя и для данного способа характерна проблема с привлечением заемных средств.

Доверяй, но проверяй

Собираясь заключить тот или иной хозяйственный договор, руководитель компании должен обезопасить себя в дальнейших правоотношениях с контрагентом: проверить его по всем возможным направлениям деятельности и убедиться в том, что условия договора будут исполняться своевременно и в полном объеме.

Создайте компетентные юридические, финансовые подразделения, собственную службу безопасности. Жестко контролируйте дебиторскую и кредиторскую задолженности. Взвешенно подойдите к выбору депозитария - он, должен неукоснительно соблюдать требования о конфиденциальности данных реестра для третьих лиц и информировать о всех попытках запроса данных. Необходимо регулярно заказывать выписки из ЕГР и из реестра акционеров, выписки о состоянии прав на недвижимое имущество.

Не стоит забывать о тщательной подготовке и проведению очередных и внеочередных собраний акционеров, не допускать альтернативных собраний. Желательно активнее использовать такие правовые инструменты, как доверительное управление акциями, залог, блокирование операций по счету, контрскупка акций, дополнительная эмиссия, работа с кредиторами и дебиторами. Освещение конфликта в СМИ с расстановкой нужных акцентов - также действенная мера. При рейдерском захвате может реализовываться и наступательная стратегия: инициирование, доведение до суда и поддержку в нем разбирательства уже в отношении самого рейдера.

С захватчиками бороться можно и нужно.

{jcomments on}