Алексей АНТОНОВ

В прошлом году количество торговых площадей в нашей стране увеличилось более чем на 10%. Планируется, что к 2016 г. они увеличатся почти на треть. В итоге на тысячу жителей будет приходиться 600 м2, сейчас - 450. Смогут ли кошельки покупателей обеспечить работой столько магазинов? Сомнения на этот счет у представителей ритейла есть, но их больше волнует другой вопрос: как выдержать неизбежную масштабную конкуренцию? К белорусскому рынку все чаще присматриваются покупатели из соседних государств. Это не дает покоя   чиновникам, которые спешно стараются «законсервировать» торговую отрасль законодательными ограничениями.

Сам себе режиссер

Отечественный ритейл не отличается высокой рентабельностью продаж. Сейчас средний показатель составляет 4%, в удачливых компаниях - немного больше. По сравнению с промышленными предприятиями - слезы. По количеству торговых площадей страна вышла на приемлемый уровень в последние два года. До этого существовал жесткий дефицит торговых объектов буквально всех форматов.

Низкая рентабельность в рознице обусловлена двумя факторами: отсутствием в Беларуси развитого среднего класса, который создает основной качественный спрос для массового ритейла, и жесткой политикой государства в сфере ценообразования. Законодательство, а подчас и административный ресурс, ставят весьма серьезные ограничения по ценам на товары первой необходимости. При таком положении на молоке, твороге, сахаре, яйцах и некоторой другой продукции нижнего ценового сегмента, на которую приходится основной вал продаж, торговля зарабатывать практически не может. Удачей считается, если по этой категории товаров удается выйти в «ноль». Между тем местные органы власти заставляют поддерживать социально значимый ассортимент, используя самые разнообразные рычаги давления.

Получается, что основные доходы и прибыль торговли сосредоточены в товарах средней и высокой ценовых категорий. Но на их долю по разным оценкам приходится всего 20-30% продаж.

Правда, согласно официальной статистике розничный товарооборот в сопоставимых ценах постоянно растет. Даже после девальваций. Увеличился он и за первые четыре месяца этого года - на целых 18,6%. Однако другие данные свидетельствуют о более скромной динамике и даже ее отсутствии. Так, в 2009 г. товарооборот в эквиваленте составил около 16,7 млрд. долл., а в 2012-м - уже 23,8 млрд. За 4 года рост превысил 40% - неплохой показатель в валютном исчислении. Однако надо учесть, что это увеличение ненамного обогнало инфляцию, не только рублевую, но и долларовую. Ведь если проанализировать средние цены на продукты питания (более 130 групп), которые регулярно публикует Белстат, то стоимость основных продовольственных товаров, в переводе на доллары, с мая 2009 г. по май 2013-го выросла в 1,4-1,7 раза. Правда, есть некоторые исключения. Например, килограмм риса в течение последних четырех лет можно купить за 1 долл. Но такая стабильность - большая редкость.

Выходит, что средние цены растут вровень с увеличением продаж. А по некоторым позициям и обгоняют. Учитывая, насколько прибыльность и рентабельность отечественной торговли зависит от валютных курсов, с уверенностью можно констатировать: товарооборот, с точки зрения инвестиционной привлекательности ритейла, фактически топчется на месте. А вот конкуренция увеличивается, количество торговых точек и площадей растет, и оборот на 1м2  в ближайшее время может сократиться. Причем белорусский рынок пока далек от передовых показателей не только в европейских государствах, но даже в большинстве российских регионов. По оценкам представителей торговых сетей, в среднем отечественный квадратный метр в торговле обеспечивает доход приблизительно в 700 долл. Правда, ведущим операторам удается «выжать» до 1500 долл. Но даже этот результат не приносит в итоге фантастических прибылей. Директор департамента ценовой политики Министерства экономики Игорь Фомин отмечает, что согласно мониторингу основная маржа в Беларуси, вопреки распространенному среди рядовых покупателей мнению, остается в руках производителей, а не торговли.

Государственная политика, направленная на аккумуляцию основных прибылей в реальном секторе, породила особенность отечественного рынка. Крупные торговые предприятия начинают осваивать выпуск собственной продукции, приобретая мини-пекарни и мясоперерабатывающие цеха, развивая кулинарии и кондитерские. Есть и другая тенденция. Ведущие производители продуктов питания активно вкладывают средства в развитие собственных торговых сетей, превращают профильные магазины в универсальные, расширяют под них ассортимент выпускаемой продукции за счет наиболее ходовых и прибыльных позиций. Таким образом удается оптимизировать все бизнес-процессы и получать максимальную прибыль.

Отстающие - против

Развитие сетей и крупных форматов в торговле, которое ранее приветствовалось на государственном уровне, в последние несколько лет у руководителей ряда ведомств вызывает сильное беспокойство. На одной из пресс-конференций заместитель министра торговли Ирина Наркевич по этому поводу заявила, что некоторые руководители торговых сетей «проявляют неповиновение». В связи с тотальной загрузкой складов неликвидом лидеры ритейла неоднократно подвергались критике за отсутствие патриотизма, слабое стремление продвигать отечественные торговые марки. Редко кто из чиновников анализирует их конкурентоспособность по цене, качеству, маркетинговой поддержке. Критический уровень перепроизводства по ряду позиций вызывает у них иное стремление - решать проблему «именем революции» и за счет торговых организаций.

Когда-то на магазинные полки при помощи административного ресурса удавалось пристроить совершенно «мертвый» товар. К примеру, многим работникам торговли надолго запомнился консервированный горошек одного из белорусских предприятий. Проблема заключалась даже не в цене или далекой от совершенства банке. Поражала «инновационная» суть продукта: чтобы отчитаться в срок о выполнении задания, руководители предприятия вместо мозговых сортов горошка отдали команду закатать семенной материал. Брать такой товар в торговле никто не хотел. Тогда за решение проблемы с энтузиазмом взялись местные органы власти при поддержке Комитета государственного контроля. Сопротивление представителей торговли удалось сломить. Потом они разными хитростями избавлялась от такого «чудо-продукта».

Сейчас подобные маркетинговые стратегии применять непросто. «Давить» на представителей крупных сетей и гипермаркетов намного сложнее. А ведь именно они постепенно начинают играть первую скрипку на розничном рынке. И хотя занимают в товарообороте только около 25%, но являются самыми платежеспособными, в то время как две трети торговых организаций испытывают большую нехватку оборотных средств.

Предпринимается попытка своеобразно решить проблему на высоком уровне. В проекте Закона «О государственном регулировании торговли и общественного питания», который находится в Парламенте, первоначально были прописаны «закупочные и товарные интервенции». Они предполагали механизм, с помощью которого местные власти имели право навязывать торговле определенные товары и принуждать их реализовывать. Правда, проводить такие «акции» предлагалось по решению Совмина. Учитывая, что ст.28 предусматривает оплату магазинами товара независимо от того, продан он или нет, производители получали шанс под видом «срочного насыщения рынка для защиты потребителей» спихивать буквально любую продукцию. Правда, затем понятие «интервенции» в проекте Закона модернизировали. Судя по всему, не благодаря возмущению торговой общественности, а по причине невозможности облечь идею в соответствующую формулировку. В первой стилистической версии «насильственный сбыт» не вписывался в антимонопольное законодательство. «Понятно, что многие нормы Закона направлены на защиту отечественного мелкого и не самого успешного производителя», - констатировала на 6-й международной практической конференции «Технологии розничной торговли» член совета некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ» Татьяна Игнатовская. Генеральный директор ОАО «Постторг» Сергей Смольский также отметил, что «прослеживается лобби производителей, причем не самых лучших из них».

В ныне существующей редакции проекта Закона ст.9 разрешает местным властям проводить интервенции. Но механизм экспансии не прописан. Зато в ст.29 поставщикам запрещено указывать приоритетные торговые объекты, принуждать торговые точки работать с определенными контрагентами, перечислены и другие четкие нормы конкурентного права.

Некоторые ограничения в проекте Закона «бьют» не столько по торговле, сколько по производителям. Например, предлагается определить максимальные сроки предоставления отсрочки платежа. Особенно это актуально для товаров с длительными сроками реализации: водка, консервы и т. д. Если проект обретет силу Закона, то за поставленный товар придется расплачиваться в течение 30 дней. Представители сетей отмечают: проблем нет, но тогда придется сократить ассортимент, заказывая только узкий перечень «надежных» по оборачиваемости наименований. В таких условиях «запускать» на рынок новинки производителям будет крайне непросто: брать «незнакомый» товар в магазины слишком рискованно. Придется также сократить объемы закупок. В действие вступит формула: «товар закончился - заказали следующую партию». Судя по всему, рисковать своими оборотными средствами, оплачивая продукцию до ее реализации, ритейл не намерен.

Большой и дорогой

Самая серьезная интрига в проекте профильного Закона заложена в ограничении присутствия сетей и гипермаркетов на региональных рынках. Первоначально доля рынка, которая приходится на одну компанию, ограничивалась 30%. Это устраивало и Министерство экономики, и Министерство торговли. Но потом порог был снижен до 20%. Причины такой метаморфозы держатся в тайне, которая тщательно оберегается. По какой методологии будет определяться уровень продаж? Что делать с «излишками», если они образовались естественным путем? Предполагается, что ответы на эти вопросы будут сформулированы в подзаконных актах. Другими словами, остается большое пространство для маневра.

Это вопрос более серьезный, чем кажется на первый взгляд. Если ограничение доли рынка в Минске и областных центрах не вызывает проблем, то снижение планки до 20% в райцентрах «перекрывает кислород» сетевикам. Расчет весьма прост. Средний белорус на продукты питания тратит в месяц около 100 долл., на периферии несколько меньше - 70-80. При населении города 15-20 тыс. человек, эффективном использовании торговых площадей получается, что даже универсам средних размеров в 500 м2 фактически выйдет за рамки, установленные законодательством. И пока не понятно, как поступать в этом случае, инвесторы осторожничают с выходом в регионы.

Отечественный рынок ритейла близок к полному насыщению. Интенсивный рост, по прогнозам аналитиков, закончится к 2016 г. В дальнейшем будет происходить только перераспределение структуры отечественной розницы. И стратегия ряда торговых организаций заключается в получении максимальной доли на рынке. Цель - в недалеком будущем, когда наступит «перебор» и цена входа на рынок значительно поднимется, выгодно продать свой бизнес. А доля в отрасли, количество торговых точек и площадей значительно влияют на цену бизнеса. Именно поэтому все и намерены поделить «пирог» ритейла до времени «ч». Даже с использованием заемных ресурсов, которые нынче и дорогие, и таят в себе достаточно много макроэкономических рисков. По крайней мере, в сфере торговли. В какой-то степени снижение ограничительной планки по занимаемой доле рынка в законодательстве с 30 до 20% на некоторое время позволит притормозить инвестиционные стремления лидеров и даст возможность собраться с финансами другим претендентам на расширение сети за счет регионов.
{jcomments on}