Уважаемые читатели! В советские времена понятие конкурентоспособности имело практическое значение лишь в оборонных отраслях. Технологическое отставание и милитаризация экономики из-за идеологического противостояния не побуждали задумываться о конкурентоспособности гражданских отраслей. Промышленное же производство работало само на себя и на выполнение оборонных заказов, а товаров народного потребления в рубле выпускаемой продукции было только 14 коп. Существовал большой отлаженный спрос, который частично удовлетворялся за счет импорта.
Суверенной Беларуси досталась эта модель промышленности, но по сравнению с другими республиками в несколько гиперболизированном виде. Относительно высокий образовательный ценз трудовых ресурсов рождал у руководителей 9 оборонных министерств СССР стремление к размещению предприятий в Беларуси.
В отличие от России, в 90-е гг. Беларусь более последовательно и настойчиво стремилась сохранить ранее созданные предприятия. В определенной мере этому способствовало и российское руководство, поддерживая экономику Беларуси займами, которые нередко списывались, а также низкими ценами на топливно-энергетические ресурсы. Беларусь сохраняла российский рынок за счет занижения цен на экспортируемые товары.
В результате, если оценивать развитие экономики на основе такого показателя как ВВП по паритету покупательской способности на душу населения, то он с 2000-го до 2008 г. включительно фиксирует достаточное равное развитие: в России - рост в 2,1, у нас - в 2,4 раза. Позже в Беларуси, в период до 2012 г., на рост ВВП по ППС существенное влияние оказали инфляция и девальвация национальной валюты. В результате показатель в отечественной экономике увеличился с 2000 г. в 3,1 раза. В России за 12 лет - в 2,3 раза. Несмотря на столь благоприятную отчетность, уже с начала 2000-х гг. перед Беларусью остро встала задача сохранения российского рынка. Для ее решения требовалось повысить конкурентоспособность экономики. Это вынуждало направлять значительные средства на накопление, т.е. модернизацию промышленности. Но выйти на саморазвитие по ряду причин предприятия не могли, не было в достаточном объеме и прямых зарубежных инвестиций. Поэтому о системной модернизации говорить не приходилось. В итоге отрасли производства товаров народного потребления, включая переработку сельхозсырья, не получили должного развития. Потребности населения во многом по-прежнему удовлетворяются за счет импорта, ибо легкая, деревообрабатывающая и пищевая промышленности сохранили технологическую отсталость, и их продукция недостаточно конкурентоспособна не только за рубежом, но и на отечественном рынке. Недофинансирование техперевооружения привело к аналогичному результату и отрасли, не связанные с производством товаров народного потребления. Можно согласиться с экономистами, которые отмечают сложность оценки технологического уровня развития в силу многогранности этого процесса. Между тем, несмотря на определенную условность, заслуживает внимания оценка технологического прогресса и конкурентоспособности экономики на основе соотношения ВВП и стоимости использованных первичных ресурсов. То есть чем больше стоимость, добавленная переработкой первичных ресурсов, тем выше технологический уровень и конкурентоспособность экономики. Условность такой оценки состоит в том, что низкотехнологические процессы могут осуществляться и без первичных ресурсов. Например, отверточная технология, основанная на сборке комплектующих. И все же в применении этого показателя есть определенный смысл. На практике он приобретает форму оценки материалоемкости экономики.
Анализ, выполненный Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН на основе межотраслевых балансов, свидетельствует о том, что удельные затраты первичных ресурсов в экономике России неуклонно, начиная с 1986 г., снижаются. Выполненная этим же институтом сравнительная оценка продуктивности по первичным ресурсам Японии и России говорит об опережении по среднегодовым темпам за последнее 20-летие российской экономикой японской динамики продуктивности. Вместе с тем фиксируется 25-летнее отставание России от наиболее технологически развитых государств.
В Беларуси за 12-летний период, начиная с 2000 г., наблюдается обратная динамика показателя материалоемкости валового выпуска продукции к ВВП по ППС. В 2012 г. к базе 2000 г. он увеличился на 56% - с 0,16 до 0,25. В России за этот же период рассматриваемое отношение уменьшилось с 0,19 до 0,15. Важно то, что снижение удельных затрат первичных ресурсов отмечается по всем отраслям, включая самые материалоемкие: черную металлургию - с 0,39 до 0,37, сельское хозяйство - с 0,29 до 0,22, производство машин и оборудования - с 0,21 до 0,17.
Это говорит о том, что Беларуси все труднее будет удержать российский рынок. Конкурентоспособность экономики логичнее поднимать за счет таких отраслей как связь и телекоммуникации, в которых удельные затраты первичных ресурсов не превышают 0,05 (в России уже снижены до 0,01), транспорта и других платных услуг. В противном случае в перспективе мы не найдем рынки сбыта и в отдаленных от нас развивающихся странах. С уважением, А.Н.Ковтуненко

{jcomments on}