Алексей АНТОНОВ

К постиндустриальному укладу экономики Беларусь пока не приблизилась. Правда, такое утверждение справедливо только для реального сектора. А вот система образования в последние годы шагнула далеко вперед, по количественным показателям серьезно опередив хозяйственный комплекс. И если по объемам действительно инновационной продукции и передовых технологий страна заметно отстает от западных государств даже средней руки, то по количеству дипломов о высшем образовании перегнала самые развитые. Вот только нужны ли работодателям «белые воротнички» в таком количестве?

Командиров больше, чем солдат      

Беларусь постепенно превращается в страну студентов. По данным Белстата сегодня их насчитывается около 430 тыс. Без малого это почти 5% населения, или около 20% молодежи в возрасте от 16 до 29 лет. По количественному показателю высшая школа обгоняет все остальные сферы жизни, а также другие типы учебных заведений. В прошлом году диплом выпускника вуза получили 84,6 тыс. человек, а вот из стен ПТУ вышли всего 50 тыс. человек, средние специальные учебные заведения окончили 48,7 тыс. человек. Такая структура была бы оправданна, если бы страна становилась центром разнообразных высокоинтеллектуальных услуг и технологий. Пока же отечественная экономика явно не способна принять такое количество «белых воротничков». Ведь основная доля ВВП у нас приходится на промышленность, технологическому уровню которой далеко до «бесчеловечного» производства. Причем ее структура остается достаточно статичной, не претерпевая принципиальных изменений. Соответственно и потребность в кадрах сохраняет относительно стабильные пропорции.        

Уровень образования, который идеально соотносится с действительностью в реальном секторе, отражается соотношением дипломов различных учебных заведений у людей 50-60 лет. Дело в том, что именно на них в самом трудоспособном возрасте пришлось становление белорусской промышленности и экономической системы. Обратимся к результатам переписи населения 2009 г.. Они свидетельствуют, что среди людей 1959-1969 гг. рождения диплом о высшем образовании получили 20-21%, среднем специальном - 30-31%, профессионально-техническом - 11-13% и общем среднем и общем базовом - 30-32%. Если же взять возраст 25-29 лет, то согласно той же переписи вуз окончили 31%, ССУЗ - около 30, ПТУ - почти 13, ограничились общим средним или общим базовым образованием - около 22%. За последние 20 лет в нашей стране количество людей с высшим образованием почти удвоилось. Если согласно переписи населения 1989 г. вузовские дипломы имели 843,3 тыс. человек, то в 1999-м - 1133,5 тыс., а в 2009 г. - уже 1530,6 тыс. И, судя по оперативной статистике, их доля будет неуклонно расти. Количество студентов постоянно увеличивается, а старшее поколение, где преобладали люди с более скромным уровнем образования, уходит на заслуженный отдых.          

Конкуренция или блат?            

Учитывая процент износа основных средств на ключевых предприятиях, которые и формируют основу предложения на рынке труда, промышленность явно не успевает за «фабриками мысли». С некоторой долей модификации и косметических усовершенствований технологические уклады в большинстве отраслей остаются на уровне 80-х, а то и 70-х гг. Вместе с тем, экономика Беларуси по своей сути остается глубоко индустриальной.               

Аналитики подсчитали, что в мире только 10% населения занято непосредственно в сфере производства, остальные либо занимаются обслуживанием товарных потоков, либо формируют сектор услуг. В какой-то мере и наша страна движется к этому среднему показателю. По крайней мере, по структуре образования населения. Однако такое соотношение формируется в основном за счет развитых стран с высокой производительностью труда, которая на порядок превышает аналогичный отечественный показатель. Повысить его существенно и молниеносно не позволяют устаревшее оборудование и технологии. Для глобальной модернизации необходимы внушительные финансовые ресурсы, которыми страна не располагает. И хотя до 2020 г., судя по концептуальным программам, на такие цели планируется вложить до 90 млрд. долл., многим экспертам такая сумма кажется благим намерением.             

Между тем государство переполнено кадрами с высшим образованием, их львиную долю составляют выпускники-гуманитарии. Традиционно лидируют юристы и экономисты. По идее, все должен был отрегулировать рынок. И не только уровнем зарплат, а и элементарной безработицей, но она в Беларуси очень низкая.               

Проблема в том, что рынок труда, как таковой, у нас пока не сформировался. Главным работодателем остается государство. Поэтому не система образования и кадры подстраиваются под реальные потребности работодателя, а предприятия и ведомства постепенно формируют рабочие места под «созревших» специалистов. Тем более, что Беларусь - страна относительно небольшая. И межличностные связи играют в ней традиционно существенное значение. Почти у каждого есть родственники, друзья, коллеги по прошлому месту работы или земляки, которые выбились на руководящие должности и могут поспособствовать трудоустройству «по специальности». Так и усугубляется процесс создания «новых рабочих мест», а проще говоря - раздувания штатов.             

Отечественная экономика уже не в состоянии «переварить» 1,5 млн. человек с высшим образованием. К примеру, избыток экономистов и юристов привел к снижению уровня в оплате труда большинства представителей этой профессии. Диплом о высшем образовании уже не гарантирует высокого статуса. Скажем, выпускников БГЭУ отечественные государственные банки приглашают для работы в качестве… кассиров. Дисбаланс спроса и предложения становится также одной из причин трудовой миграции.              

Дешево, сердито, без права применения…                   

За последние двадцать лет количество студентов утроилось. Причем система образования пережила два резких скачка: в середине 90-х гг., когда бурно стали развиваться платные отделения и в меньшей степени коммерческие вузы, и в середине 2000-х - за счет стремительного развития заочной формы обучения. Именно эти два направления и дали, по сути, избыточный прирост дипломированных специалистов. Заочников с 1990 г. стало почти в три раза больше, а «дневников» - в 1,8 раза. При этом в выпуске прошлого года за счет бюджетных средств на дневном отделении образование получили около 26% выпускников. Получается, что количество «бесплатников» если и изменилось, то незначительно.                  

Собственно говоря, в платной форме нет ничего плохого. Другой вопрос, как образование организовано. Ряд экспертов, в том числе и международных, отмечают положительную тенденцию в повышении у нас доступности образования. Действительно, если в середине 90-х гг. стоимость годичной учебы на дневном отделении ведущих столичных вузов составляла 7-10 среднемесячных зарплат, то теперь можно уложиться в 3-4. Для среднестатистической белорусской семьи вполне подъемная цена. По банковским международным канонам считается, что работники способны до 25% своего заработка отдавать совершенно безболезненно. К тому же в последние годы в Беларуси получили развитие различные кредитные программы, в том числе и льготные, для целевого использования на получение первого высшего образования.              

Повышение доступности высшего образования - положительная тенденция наращивания человеческого капитала. Но дьявол кроется в мелочах, а точнее - в самом принципе организации платного образования. Для белорусских институтов такие студенты стали стабильным источником внебюджетных доходов, от уровня которых напрямую зависит оплата труда преподавателей. Поэтому в большинстве институтов и университетов существует негласное правило. Его периодически озвучивают в приватных беседах: обучающихся по контракту отчислять за неуспеваемость только в самых крайних случаях. При поступлении на платное отделение минимальный порог в 7 баллов на три экзамена при тестировании является скорее формальным, чем реальным ограничением. Как отметил министр образования Сергей Мацкевич, в этом году планка будет повышена: до 15 баллов по естественно-научным дисциплинам, русскому и белорусскому языкам и 20 баллов - по гуманитарным предметам. Также он заявил, что будет сокращено 1700 бюджетных мест, из них 800 - дневной формы обучения. Другими словами, коммерциализация образовательной системы Беларуси продолжает набирать обороты. Поэтому вряд ли удастся перенацелить абитуриентов на нужные для экономики, но непопулярные в массах инженерные и технологические специальности. Примечательно, что даже «ужесточенный минимум» в 15-20 баллов исключает нормальную учебу в вузе: на экзаменах положительной считается оценка в 4 или 40 баллов, если считать по системе тестирования. В итоге растет количество отчисленных: в прошлом году за неуспеваемость изгнали 19 тыс. человек - до 30% от набранных на первый курс.           

Такое положение девальвирует ценность высшего образования, не создавая базы для выращивания кадров более высокого уровня. При колоссальном росте количества студентов списочная численность сотрудников организаций, выполняющих научные исследования и разработки, сократилось с 39 тыс. в 1995 г. до 31 тыс. в 2011-м. За этот же период количество кандидатов наук уменьшилось с 4,4 до 3,2 тыс. Правда, докторов наук стало больше, но это можно считать временным явлением: число желающих идти в докторантуру сокращается с каждым годом.        

В итоге приходится констатировать тревожный факт: отечественная система образования развивается отдельно от экономики, не вписываясь в ее контекст. Из-за отсутствия прогрессивных механизмов формирования рынка труда они фактически не влияют на систему образования. Она больше подвержена административному регулированию: автоматические механизмы в силу ряда особенностей белорусской социально-экономической системы не работают. Между тем в стране пока не созрела ситуация для приведения системы образования в соответствие с современными потребностями экономики. В первую очередь это связано с ограниченными возможностями бюджета по полноценному содержанию высших учебных заведений. Других действенных механизмов их финансирования, которые успешно применяются в развитых странах, в Беларуси пока не создано. Свести концы с концами ВУЗам реально позволяет только развитие платных услуг. И тогда начинает действовать логика массового рынка: спрос диктует предложение, а цена и доступность - объемы покупок. Соответственно и качество определяют не международные стандарты, а абитуриенты.   

{jcomments on}