Уважаемые читатели!

Этот перефразированный центральный, даже стержневой, закон диалектического метода научного познания выбран в качестве заголовка не случайно. Он наиболее точно отражает процессы, происходящие между Россией и Беларусью, и заставляет задуматься о стимулах развития их экономик.

При всем различии экономических моделей обе страны вот уже более десятилетия  пытаются объединить усилия по развитию инновационных отраслей, преодолеть сырьевую зависимость. Но на практике из этих усилий пока мало что получается.

Подтверждением стал состоявшийся в ноябре VII Белорусский инвестиционный форум. Премьеры Беларуси и России вынуждены были констатировать, что «российский бизнес недостаточно активен на белорусском рынке». При этом Беларусь ждет от россиян не попыток использования «каких-то нестандартных методов» получения больших денег, а рассчитывает на «партнерские отношения, чтобы деньги от совместного бизнеса (предприниматели) зарабатывали честным путем».

Но способны ли к такому алгоритму экономики России и Беларуси и, главное, что нужно сделать для того, чтобы это стало возможно?

В самой России в инновационном направлении пока делаются первые шаги. Д.А.Медведев на форуме «Открытые инновации» старался донести до аудитории, что политика модернизации и инновационного развития не является конъюнктурной, что она «не зависит от политических пристрастий и даже от состояния… экономики». По его словам, ставка делается на созданную Российскую венчурную компанию, отраслевые региональные венчурные фонды, «Внешэкономбанк как крупнейший… финансовый институт развития», компанию «Роснано», фонд «Сколково». Внешэкономбанк, который является Государственной корпорацией, осуществляющей наряду с другими функциями доверительное управление средствами пенсионных накоплений граждан РФ, намерен к 2015 г. довести объем поддержки экономики до 2 трлн. руб., или 2,4% ВВП. Кроме того Россия располагает потенциальными возможностями Резервного фонда, объем которого на октябрь 2012 г. составил 1934 млрд. руб. Его механизм создан по образцу нефтяного фонда Норвегии, но, по оценке российских экономистов, управление сбережениями осуществляется менее эффективно, чем в северной соседке.

На сегодняшний день нет в стране и согласованной стратегии использования фонда. За весь период его существования (с 2008 г.) основной задачей было сохранение средств. Пока решить ее не удается, но несмотря на это, В.В.Путин в 2011 г. поставил цель удвоения фонда. Критики позиции только сохранения средств справедливо полагают, что деньги должны работать на развитие российской экономики. Понятно, что их вложение в инновационные проекты с высокой добавленной стоимостью не может привести к росту инфляции, чего боятся в Правительстве. Конечно же, и у Правительства есть понимание такого алгоритма, но, по мнению ученых, близких к руководству страны, оно опасается, что инновации созданы не будут, а средства разойдутся по карманам, близким к «руке дающей». С учетом последних скандалов в Минобороны такой сценарий вполне вероятен.

И все же так или иначе в России, чего нельзя сказать о Беларуси, есть средства для реализации инновационной стратегии. Беларусь же, продолжая опираться на собственные и заемные средства, старается не отставать ни в обновлении технологий, ни в создании новой продукции. Какое-то время это получалось благодаря сохранению конкурентоспособности на российском рынке за счет ценового фактора. Но с каждым годом делать это все сложнее, и сохранять прежние производственные мощности, отягощенные скрытой безработицей, уже практически невозможно. Равновесие удается держать главным образом за счет российской нефти и поставки продуктов ее переработки в дальнее зарубежье. Поэтому ежегодно (исключением не стал и 2012 г.) согласование объемов поставки нефти приобретает драматический характер.

Нет в полном объеме и востребованности российской оборонной промышленностью возможностей белорусских предприятий аналогичной направленности. На правительственном уровне существуют договоренности о «механизме вхождения белорусских компаний в российский оборонный заказ». Но, по словам М.В.Мясниковича, «по каждой позиции идет тщательное рассмотрение на экспертном уровне и принимается политическое решение».

Однако жизнь подсказывает, что несмотря на все политические решения о единстве, возродить прежнюю кооперацию невозможно. Беларусь должна искать свой новый путь развития экономики. Стратегически он, на наш взгляд, лежит в развитии сферы услуг и, в частности, строительстве дорог и транспортной инфраструктуры, включая логистические центры, росте услуг связи, строительных мощностей, формировании кластера малых и средних предприятий. Именно в этом направлении целесообразно развивать белорусскую промышленность, обеспечивая ее востребованность в Едином экономическом пространстве.

 

 

С уважением,

 

{jcomments on}