fbpx
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID 651.

Татьяна ЛЮТИНСКАЯ, руководитель Отдела международного налогового и корпоративного планирования юридической компании Prime Consulting (Рига) 

В начале следующего года вступят в силу изменения в латвийском законодательстве, предусматривающие максимально благоприятный режим для международных холдингов. Некоторые эксперты пророчат, что Латвия, став «новым Кипром», вполне может привлечь к себе тысячи инвесторов.

Где фокус?

Благоприятный для холдингов налоговый режим в классическом виде должен предполагать отсутствие налогообложения для дивидендов и доходов от продажи капитала, а также отсутствие налогов у источника при выплате из страны инвестиционных доходов: дивидендов, процентов, роялти. Плюс сеть соглашений об избежании двойного налогообложения. Именно такую концепцию реализовали Кипр, Мальта, Нидерланды и Люксембург. Теперь к ним присоединяется и Латвия.

Привлечение в страну иностранного капитала, а затем и бизнеса для размещения холдинговых, финансовых и других операционных центров было целью латвийских законодателей и в 2010 г., при либерализации иммиграционного законодательства, и сейчас - при изменении законодательства налогового. Политика эта однозначно логична, конструктивна и последовательна. Президент Латвии Андрис Берзиньш в интервью прессе открыто заявил, что «наш фокус - это Люксембург, Сингапур, Швейцария».

На этом фоне искренне удивляет негативный настрой критиков такого курса: от глубокого скепсиса к потенциалу Латвии как международного финансового центра до сомнений в стабильности нового налогового режима. Кажутся странными также страхи отдельных представителей местного населения по поводу превращения родины в «грязный оффшор». Но больше всего непонятна «смелость» некоторых иностранных «экспертов», которые, не обладая должной компетенцией в данном вопросе, не стесняются высказываться по поводу сомнительности перспектив Латвии на рынках международного капитала, 

«Стирка» капиталов уже не актуальна

Каждому, кто мало-мальски знаком с предметом, очевидно, что оффшор - отнюдь не синоним «стирки» незаконно нажитых капиталов, абсолютной тайны собственности, полного отсутствия налогов, финансовой отчетности и государственного регулирования.

Да, где-то далеко есть острова Кука и Коста-Рика, включенные в черный список Организации экономического сотрудничества и развития, территории, которым международные организации грозят лишением международной помощи, а банки США останавливают платежи. Но есть Нидерланды с огромным транзитным центром Роттердамом, которые с 2005 г. являются крупнейшим покупателем российских товаров и оставили далеко позади таких важнейших торговых партнеров России как Китай, Германия и Италия. Есть и Люксембург - страна-основатель Евросоюза.

На том же Кипре кодированные банковские счета и отсутствие налогов для иностранного бизнеса - история давно ушедших дней. И давно уже ни в одной стране мира невозможно учредить компанию или открыть счет в банке, не предоставив сведений о бенефициарном владельце.

Так что современный оффшор - это в подавляющем большинстве случаев вовсе не приют для преступных капиталов, а юрисдикция, которую капитал или бизнес выбирает для дислокации и развития - по причине налоговых и регулятивных льгот и других преимуществ. И не только.

Холдинги как путь развития экономики 

Упомянутые Нидерланды и Люксембург на протяжении десятилетий являются крупнейшими инвесторами в мире. По статистике МВФ, через Нидерланды сегодня проходит 18% мирового объема прямых инвестиций (1-е место в мире), через Люксембург - 9% (3-е место после США, у которых 17%). У 60% стран мира в списке пяти ключевых источников иностранных прямых инвестиций фигурируют Нидерланды, у 25% - Люксембург. Для России Нидерланды по этому показателю занимают 2-е место с 16%, Люксембург - 3-е с 11%.

Мощь финансового сектора непосредственно отражается на благосостоянии страны. По объему ВВП на душу населения Люксембург и Нидерланды являются европейскими лидерами с соответственно 274 и 131% от среднего уровня по ЕС.

Наконец, Кипр - основной «финансист» для России, Беларуси, Армении, Украины, Сербии и Молдавии. В России по размеру накопленных иностранных инвестиций Кипр - лидер безусловный и многолетний, на него приходится 21% более чем из 300 млрд. долл. финансовых вливаний (15% входящих инвестиций и 25% исходящих). Россия для Кипра - якорный бизнес, связи у него с ней теснее, чем с соседней Грецией. Что это дало Кипру? Даже сейчас, когда южную Европу сотрясает кризис, остров с населением 800 тыс. человек имеет уровень благосостояния 92% от среднего по ЕС. В сфере финансовых услуг для нерезидентов там заняты десятки тысяч юристов и бухгалтеров. 

Латвия - не Кипр, а лучше!

В ответ на скепсис типа: «Латвии не стать Кипром никогда» отметим, что собственно Кипром Латвии быть и не надо - у нее при всей схожести холдингового законодательства налицо другие преимущества.

На Кипре ежегодно регистрируется 20 тыс. новых компаний, 10 лет назад в коммерческом регистре их было всего 100 тыс., сейчас - свыше 260. Большая часть - иностранный бизнес. При этом реальный сектор экономики острова достаточно слаб, что создало понятные угрозы на фоне греческого кризиса. Конечно, сценарий, при котором к 40 тыс. активных латвийских компаний в следующем году добавится еще 20 тыс., представляется маловероятным. Но с чего-то надо начинать.

Тем более что у Латвии имеется собственное «обаяние». По сравнению со странами старой Европы наши плюсы - простота регистрации и администрирования, а также невысокая стоимость обслуживания и при этом персональный подход. По сравнению же с государствами, Кипром и Мальтой перечень сильных сторон, особенно тех, которые привлекают бизнес из расположенными на постсоветском пространстве, - еще значительнее. Это, прежде всего, стабильность, надежность и конфиденциальность латвийской банковской системы (к слову, 9 октября агентство Moody's в очередной раз понизило кредитные рейтинги трех крупнейших кипрских банков).

Наконец, преимущество Латвии - финансовый сервис на русском языке и ментальная близость с жителями стран СНГ, а также наличие соглашений об избежании двойного налогообложения со всеми основными постсоветскими странами.

Реальных преимуществ в Латвии немало. И есть все основания полагать, что отличные законодательные инициативы будут поддержаны госчиновниками и на практике.

 

{jcomments on}