fbpx
Уважаемые читатели!

Необходимость структурных изменений экономики Беларуси, особенно с учетом ускорения интеграционных процессов, ставит перед белорусской наукой особые задачи. Во-первых, предстоит объективно оценить имеющийся научно-технологический и промышленный потенциалы. Иными словами, - конкурентоспособность экономики. На сегодняшний день в мировой практике нет отработанной методики такой оценки, хотя попытки активно предпринимаются. Так, с 2005 г. ЮНКТАД - специальный постоянный орган ООН по торговле и развитию, объединяющий 186 государств - применяет при подготовке докладов показатель «индекс инновационного потенциала», рассчитываемый по странам на основе двух составляющих: индекса технологической деятельности и индекса человеческого капитала. Беларусь в расчетах участие не принимает. Существует также практика подготовки под эгидой Представительств ООН/ПРООН отчетов о человеческом развитии по инициативе национальных правительств. Беларусь такое исследование в последний раз заказывала в 2003 г. и планирует выполнить его в 2012-2013 гг. Также ежегодно группой исследователей Всемирного экономического форума в Давосе составляется Глобальный отчет о конкурентоспособности 134 стран по значительному числу показателей, но Беларусь и в этот процесс не вовлечена. Приятным исключением из сложившейся практики взаимодействия с международными организациями стал Обзор инновационного развития РБ, подготовленный Европейской экономической комиссией ООН в 2011 г. Но это только начало и в дальнейшем необходимо провести полновесное исследование для объективного позиционирования республики в международном разделении труда, а также принимать участие в международных расчетах на основе тесного сотрудничества с выполняющими их организациями. Это важно не только для определения задач по дальнейшему развитию экономики, но и для привлечения потенциальных инвесторов.
Во-вторых, следует сосредоточить интеллектуальные и финансовые ресурсы на наиболее перспективных направлениях создания технологических и продуктовых инноваций. Обеспечить подготовку промышленности для освоения новых технологий и разрабатываемой продукции.


Казалось бы, все достаточно очевидно, но реализовать на практике не так просто, особенно вторую задачу.
Наука на всем постсоветском пространстве снизила инновационный потенциал. По оценке ряда украинских ученых, за последние 35 лет потеряно два инженерно-научных поколения. В России из 1500 отраслевых институтов сохранилось только 122, из них в форме ОАО - 61. А ведь это основное звено по созданию продуктовых инноваций, внедрению новых технологий и изделий. Существенную роль в связи науки с производством играли и конструкторские бюро на предприятиях, облегчавшие адаптацию инноваций к производству.


Между тем восстанавливать прежнюю государственную структуру управления наукой явно нецелесообразно. Сегодня многие ученые среди основных бед называют две: недофинансирование и незаинтересованность производственников в создании инноваций, мол, те готовы платить только за уже созданный продукт, а так наука не делается. Президент РБ, также неоднократно отмечая отсутствие глубоких инноваций, заверял ученых, что он готов заплатить большие деньги за предоставленную ему разработку.


Такой подход государственных руководителей и директоров предприятий основан на понимании того, что на невозвратных средствах эффективности не достигнуть. Сказывается и дефицит финансов.


И все же академической науке выделять средства необходимо. Ее разработки отделены от рынка 15-20 годами и коммерциализация здесь надумана. Другое дело, что это должна быть система грантов, финансирующая наиболее перспективные направления и наиболее продвинутых ученых. Принцип финансирования на основе грантов, но уже за средства предприятий, целесообразно распространить и на вузовскую науку, выполняющую конкретные точечные исследования и разработки.


Созданием же новых технологических процессов, продуктовых нововведений должны заниматься специализированные научные коллективы, представленные отраслевыми институтами, входящими на правах юридического лица в научно-производственные комплексы. Это могут быть концерны, холдинги, хозяйственные группы, ТНК, работающие на принципах полной самостоятельности и независимости от государства, если они не имеют оборонного значения. Специализированные научные коллективы могут в виде самостоятельных предприятий базироваться и в свободных экономических зонах, таких как технопарки, технополисы. При этом между ними и производством также должны существовать связи, позволяющие вести исследования в интересах конкретных производителей.


Вместе с тем вряд ли производственники в сегодняшних условиях будут финансировать НИОКР. Поэтому после совместного решения ученых и производственников о целесообразности нововведения, которое может быть закреплено договором о намерениях, научная организация должна иметь возможность получить кредит под разумные проценты для проведения исследований. Половину оплаты за кредит в случае заинтересованности в инновации может взять на себя государство в лице Инновационного фонда.


В дальнейшем, после завершения НИОКР, исследовательская организация продает по себестоимости документацию предприятию, помогает на договорных началах в освоении нововведения и затем в соответствии с вложенным трудом участвует в распределении прибыли от продажи инновации потребителю. Для покупки конструкторской документации промышленное предприятие тоже должно иметь возможность воспользоваться кредитными ресурсами.
Такой подход уже с начала работы по нововведению заинтересует в конечных результатах всех участников.
В целом же концентрация ресурсов, их правильное распределение по стадиям инновационного процесса, материальная заинтересованность всех участников в прибыли от инновации позволит повысить эффективность научных исследований. С уважением,

{jcomments on}

КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА. Управление наукой требует новых решений.
Note NAN 0 votes