По прогнозам зарубежных экспертов только прямые доходы от применения ИИ в мире к 2025 г. вырастут в 10 раз до почти 36 млрд долл.

 

Тема искусственного интеллекта (ИИ) в бизнесе возникла для многих неожиданно. Еще вчера она рассматривалась исключительно в рамках научной фантастики. А сегодня президент союзного нам государства Владимир Путин ставит вопрос в практической плоскости: Россия должна стать лидером в развитии искусственного интеллекта. Почему вдруг?

 

не вместо

 

По двум причинам. Во-первых, потому, что технологическое развитие сейчас идет с большим ускорением, и это нормально. Симбиоз технологий приводит к их взаимной конвергенции вплоть до создания кибераналога человеческого мозга. Вторая причина - обострение глобальной конкуренции, которая переходит, в том числе, и в оборонную сферу. И здесь технические новинки могут иметь решающее значение как на пути к доминированию, так и в плане сохранения суверенитета. А в таких случаях с расходами не считаются. Кроме прочего, ИИ обещает также серьезный прорыв в экономике. Каким образом?

 

Банки с «мозгами»

 

Владимир Путин провел открытое совещание на площадке детища Германа Грефа для ИТ-образования в любом возрасте - «Школы 21». Глава Сбербанка России известен как большой энтузиаст по развитию технологий. На совещании президент России отметил:

 

- Если кто-то сможет обеспечить монополию в сфере искусственного интеллекта - последствия нам всем понятны: тот станет властелином мира. Не случайно многие развитые страны мира уже приняли планы действий по развитию таких технологий. И мы, конечно, тоже должны обеспечить технологический суверенитет в сфере искусственного интеллекта.

 

Стратегия развития искусственного интеллекта к совещанию была подготовлена в… Сбербанке! В кулуарах обсуждались суммы вложений: 1,5 млрд долл. на 6 лет, если будет принят федеральный проект по ИИ, который удачно вписывается в нацпроект «Цифровая экономика». Тематика «умного оружия» в открытом обсуждении не звучала, а из гражданского применения наиболее заметным оказалось реформирование инфраструктуры Москвы до уровня смарт-сити (умного города). Мэр российской столицы Сергей Собянин идею поддержал, и отметил, что уже сейчас Москва занимает первое место по электронному взаимодействию с гражданами среди ведущих мегаполисов мира.

 

Кстати, ИИ в России развивает не только Сбербанк. Например, «Тинькофф Инвестиции», брокер «Тинькофф Банка», недавно запустил сервис AI Research Engine для анализа рынка акций. Этот сервис, в котором применяется искусственный интеллект, помогает инвесторам зарабатывать на акциях, с учетом множества критериев.

 

Само понятие ИИ сегодня возбуждает много дискуссий, поскольку оно достаточно неопределенное. Чаще всего под ним понимают нейросети - объединение процессоров, аналогичное биологическим нейронным сетям, со способностью к самообучению. Соответственно, машинное обучение тоже входит в ИИ. А там - и распознавание образов, работа с естественными языками, машинное творчество, использование знаний, решение задач автономного управления и т.д.

 

Профессор БГУ Александр Курбацкий, глава Экспертного совета ПВТ,  отмечает:

 

не вместо курбацкий

- Сейчас в медийном пространстве вокруг понятия ИИ такой же большой хайп, как был пару лет назад вокруг блокчейна и криптовалют. Тогда было сложно понять, что реально заслуживает внимания, а сейчас то же самое происходит с ИИ.

 

 

Герман Греф и ПВТ

 

Вскоре после резонансного совещания в Москве Г. Греф приехал в Минск со своеобразным роуд-шоу по теме искусственного интеллекта. Хотя формальным поводом было проведение в Минске «Сбербанкиады». Но главным событием, помимо встречи с Президентом Беларуси, оказалось его выступление в ПВТ. Хотя некоторые СМИ увидели в этом визите только возможность ознакомиться с технологией смарт-контрактов, по факту российский топ-менеджер оценивал ПВТ в качестве полигона по реализации амбициозных российских планов гегемонии в сфере ИИ. Первые выводы оказались не очень позитивными для белорусской ИТ-индустрии. Греф отметил, что белорусские программисты «слишком дорогие».

 

А. Курбацкий отмечает в этой связи:

 

- У нас небольшая страна, но были неплохие предпосылки для развития ИИ в академической среде, в НАН, и в образовательной сфере -  в БГУ, БНТТУ, БГУИР. Сейчас уже нет этой основы, своих школ практически не осталось. ИТ-бизнес старается держаться в тренде, но это в основном небольшие компании, они не могут вкладываться в научные исследования, используют готовые решения - то, что предлагается в открытом доступе. Крупные зарубежные компании - другое дело. Например, Google активно проводит масштабные исследования, Facebook, Microsoft, IBM, крупные японские и китайские компании обладают обширными подразделениями соответствующих исследований. У нас же и в вузах, и в академической среде почти исчерпаны собственные наработки, мы практически не работаем в этом направлении. К счастью, пока у нас достаточно компетенций, чтобы разобраться хотя бы в готовых решениях с открытым исходным кодом. Таких решений довольно много.

 

Сегодня Сбербанк ежегодно вкладывает в образование 100 млн долл. Как экономист, Греф отметил, что глобальный ИТ-сфера работает по закону любого рынка: крупнейший игрок, как правило, имеет долю около 60%, следующий за ним - 30%, а все остальные в сумме - 10%. Он также озвучил результаты собственных исследований по экономическому эффекту от ИИ: больше 15 трлн долл. прироста мировой экономики и 58 млн рабочих мест по всему миру! Реальное число занятых - больше, но эта цифра учитывает потенциальное сокращение рабочих мест в связи с использованием ИИ.

 

Не только финансы

 

Появление и внедрение ИИ ставит вопрос о роли государства, причем, ребром! Даже самой крупной компании сложно противостоять государственному регулированию. При этом налицо обострение глобальной конкуренции на страновом уровне. «Если какое-то государство попытается сломать бизнес, который генерирует технологии, оно просто подарит его другой юрисдикции», - заключил Г. Греф.

 

Профессор Курбацкий отмечает объективную неизбежность изменения роли государства в глобальной конкуренции, если страна, народ, нация хотят сохранить себя, и отмечает:

 

- ИИ затрагивает все сферы общества. В последнее время появилось много исследований на тему «ядро» и «толпа» - что эффективнее? «Ядро» в данном случае - это экспертное сообщество, аналитика, а «толпа» - остальная часть человечества. С внедрением ИИ оказывается, что «толпа» плюс правильный ИИ может быть эффективнее, чем «ядро». А «ядром» можно назвать и государство. Популярной становится идея, что толпа плюс правильный ИИ даст более эффективное решение, чем даже государственная экспертиза. Разумеется, в экономике и бизнесе тоже рассматриваются такие решения. Возможно, на смену касте топ-менеджеров в управлении придет корпоративная «толпа», усиленная искусственным интеллектом.

 

Исходя из головокружительных сумм, которые озвучиваются, легко предположить, что на применение ИИ в первую очередь нацелена финансовая сфера, где ИИ напрямую приносит деньги, и творческих задач предостаточно. Это не только прогнозирование в широких масштабах, исследование рынков, управление финансами, но и оценка рисков, андеррайтинг и т.д. Вторая важнейшая отрасль - здравоохранение: диагностика, интерпретация медицинских изображений, создание планов лечения, создание лекарств и т.д. Потребность в ИИ также распространяется на такие сферы, как право, торговля, реклама и СМИ, автомобили и транспорт, сельское хозяйство, производство.

 

Западные источники дают конкретные цифры доходов от внедрения ИИ:

 

  • повышение точности прогнозов в 3 раза;
  • снижение издержек на 45%;
  • уменьшение необходимости в ручном управлении (вмешательство человека) в 20 раз.

 

Во всех сферах большие надежды возлагают на клиентское сопровождение с использованием ИИ, включая уже хорошо знакомые нам чат-боты. По прогнозам Grand View Research Inc. прямые доходы от применения ИИ в мире с 2014 г. до 2025 г. вырастут в 9-10 раз, с 419 млн долл. до почти 36 млрд. А косвенные доходы могут оказаться в полтора раза большими.

 

Резюмируя

 

Искусственный интеллект - это вершина пирамиды информационных технологий. Выгоды от его развития с лихвой покроют практически любые инвестиции. В Беларуси уже создана хорошая база для цифровой индустрии. Наши ИТ-компании не раз доказывали, что в состоянии быстро ориентироваться на быстро меняющемся ИТ-рынке. Не исключено, что белорусская ИТ-индустрия найдет себе применение не только на тех 10% рынка ИИ, которые Г. Греф прогнозирует «прочим» игрокам, но и войдут в группу лидеров. Здесь многое зависит от государства, как регулятора этих процессов, и от внутреннего рынка - от готовности белорусских компаний и предприятий рисковать и осваивать инновационные решения.

 

Полностью статья И. Клокова «Не вместо, а вместе» опубликована в печатной версии журнала «Директор» №7/2019.

 

Ссылки по теме:

Беларусь: игры с прогрессом

Взлом… головного мозга