fbpx

Дмитрий Крук, старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC, выступил на встрече Клуба собственников Бизнес-школы ИПМ.

 

Дмитрий Крук
 

Не стоит рассчитывать на резкий восстановительный рост

 

Основным диапазоном роста ВВП до пандемии COVID-19 считался коридор от 0 до 2.5% - если бы экономика не подвергалась шокам, она была бы в состоянии генерировать рост в 1.7%, который мог бы быть выше или ниже из-за циклических колебаний. Основной риск в начале года был связан с долговой неустойчивостью. В иностранной валюте накоплена значительная сумма долга, и возможность ее выплачивать чувствительна к состоянию экономической среды. 

 

Уже весной к этой угрозе добавилась новая – пандемия COVID-19, на которую экономические власти отреагировали специфически. Рецессию было решено сгладить путем сохранения прежних объемов производства, несмотря на сокращение спроса. Это позволило избежать значительного проседания ВВП во втором квартале, которое наблюдалось в других странах. При этом объемы задолженности предприятий увеличились, а качество долгов ухудшилось. Спад, который наблюдался летом, у нас был менее острый, чем во всем мире, однако его крайняя точка оказалась отсроченной по времени. В других странах прогнозируется резкий восстановительный рост в 2021 году, мы на такое развитие событий рассчитывать не можем. 

 

Существует 8 угроз, способных изменить экономическую среду

 

Базовый сценарий на 2021 год исходит из предположения, что будут реализованы довольно благоприятные прогнозы развития мировой экономики, частично восстановится мировая цена на нефть, курс российского рубля сохранится на уровне 75 рублей за доллар, а главное – не случится никаких новых шоков. Базовый сценарий предполагает купирование финансового кризиса и политических каналов сжатия спроса и выпуска, удержание дефицита бюджета в пределах 3% ВВП, а инфляции – в районе 5%. Это означает затягивание спада и увеличение уровня безработицы при отсутствии резких проседаний. 

 

Однако развитие ситуации по логике базового сценария отнюдь не предопределено. Существует как минимум 8 угроз, которые вполне могут реализоваться. Каждая из этих угроз может не только качественно изменить экономическую среду, но и стать триггером для актуализации других угроз. Поэтому если в обычные годы вероятность реализации базового сценария составляет не менее 50%, в 2021 году она значительно ниже. 

 

Политический кризис может привести к проседанию ВВП до 4%

 

Почва нынешней финансовой стабильности очень зыбкая, она может породить множество сценариев, способных изменить общую экономическую среду. Два самых неблагоприятных сценария развития событий на финансовом рынке – это кризис неплатежей и долговая несостоятельность государства. Предпосылки для реализации этих угроз существуют, но сегодня невозможно предсказать, произойдет ли это, и если да – то как повлияет на другие сферы экономики. 

 

Еще одним важным фактором является поведение домашних хозяйств, которое подвержено влиянию политического кризиса. Влияние потребительского поведения часто недооценивают. Однако оно может быть вполне ощутимым. Например, если домашние хозяйства решат забрать деньги из банка и хранить их дома в долларах, это окажет прямое влияние на банковскую систему. Если люди перестанут покупать товары длительного пользования, это приведет к снижению спроса на рынке недвижимости, стройматериалов, бытовой техники. В случае, если политический кризис не будет разрешен в скором будущем, это может привести к проседанию ВВП до 4%.

 

На сегодняшний день самый позитивный сценарий – скромное восстановление экономики, более реалистичный – затянутая рецессия. Если говорить о плохих сценариях, то опций очень много, они зависят от того, реализуются ли экзогенные факторы, если да – то в каком сочетании и как отреагируют на них экономические власти.

 

Источник: Business&Economic Review