Бурный накал торгово-экономических и финансовых взаимных претензий в конце 2018-го сменился «штилем» в начале года.

minsk

 

Вопросы «поглощения» Беларуси Россией как-то утратили остроту, и началось рутинное экономическое сотрудничество.

Минск (вне зависимости от решения проблемы компенсации за налоговый маневр в России) продолжает импортировать нефть в прежних объемах. Однако кейс противоречий между странами нарастает как снежный ком: от эффективности интеграционных статей Союзного государства до приватизации конкретных предприятий в Беларуси. Диспозиции сторон начинают актуализироваться, в том числе из-за неблагоприятного внешнего фона.

 

Переговорная повестка

Тематика переговоров между странами, скорее всего, пока ограничится вопросами сотрудничества в нефтегазовой сфере и дальнейшей интеграции Беларуси и России в рамках Союзного договора.

Другие актуальные позиции, например, проблемы экспорта белорусской продукции в РФ могут стать «палочкой-выручалочкой» в случае отсутствия реальных результатов переговоров по поставкам углеводородов из соседней страны. При этом «санкционные» меры против Минска уже стали «мемом» двустороннего торгово-экономического сотрудничества, и решения пока не найдены. Претензии к качеству продовольственных товаров из Беларуси на российском рынке также являются перманентными раздражителями торговых отношений.

 

Позиции сторон по основным раздражителям, в частности, по налоговому маневру, пока существенно расходятся. Проблема повисла в воздухе между радужными заявлениями посольства России в Минске о рывках взаимного сотрудничества и прагматичными намеками белорусского правительства о незначительных подвижках в этом направлении.

Минск проявляет осторожный оптимизм. Прошедшие в конце 2018 г. встречи президентов России и Беларуси ограничились компромиссом по созданию рабочих групп, которым предстоит разобраться с актуальными вопросами союзной интеграции.

 

Вынесение В. Путиным «белорусского» вопроса на обсуждение Совета безопасности стало серьезным месседжем Минску о том, что российская сторона начинает серьезную ревизию Союзного договора.

Пока стороны остаются на прежних заявленных позициях. В Москве готовы обсуждать подписанный в 1999 г. договор и только после этого рассматривать накопившиеся проблемы торгово-экономического сотрудничества. В Минске считают необходимым вначале решить вопросы компенсации за налоговый маневр и цены на газ после 2019 г., а в ближайшей перспективе положить на стол переговоров статусные положения союзной интеграции.

 

Задачи общие, подходы разные

В последнее время Беларусь и Россия стали по-разному рассматривать функционирование торгово-экономического комплекса и взаимные финансовые отношения. Москва считает приоритетом сотрудничество с Минском в рамках евразийской интеграции. Беларусь же всегда настаивала на равноправном сотрудничестве в рамках Союзного государства. И РФ, несмотря на незначительную долю соседней страны в национальной экономике (порядка 3%), ничего реального не может ей противопоставить. Также у стран различные показатели уровня внешнего долга (рис. 1). Поэтому Москва выбрала евразийскую платформу, где позиции Минска просто могут нивелироваться из-за незначительности белорусской экономики. В частности, вопросы поставок углеводородов пока вынесены за пределы этой площадки сотрудничества.

 

Большинство вопросов двусторонних отношений Москва готова решать в рамках Евразийского экономического союза. При этом Беларусь делает упор на двусторонних связях, а ЕАЭС для нее является лишь инструментом для претензий и требований в адрес РФ.

Дело доходит до того, что позиция Беларуси интерпретируется Россией как тормоз развития Евразийского экономического союза. Именно об этом заявил 1 февраля глава Минэкономразвития РФ на межправительственном совете ЕАЭС в Алма-Ате. При этом противоречия двух стран негативно отражаются на многосторонней повестке.

 

О том, выгодны ли какой-либо из сторон противоречия между Беларусью и Россией, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 2

 

Евгений Качуровский, президент международного некоммерческого фонда «Новая экономика»