Массовая корректировка таможенной стоимости импортных товаров не выгодна ни предприятиям, ни бюджету.

vystrel

Практика корректировки таможенной стоимости товаров (в просторечии - КТС), ввозимых на территорию Евразийского союза, в этом году приобрела в Беларуси невиданный ранее размах. В результате бизнес несет дополнительные издержки, потребители вынуждены платить больше, а бюджет (и это самое странное!) теряет значительные суммы на налоге на прибыль.

Три страшные буквы

КТС - это доначисление таможенным органом таможенных платежей импортеру при выявлении признаков, что таможенная стоимость ввозимых на нашу территорию товаров им занижена. Причем, что особенно неприятно, на практике решение о корректировке таможенной стоимости ввозимых товаров может приниматься как до, так и после выпуска товаров в обращение, т.е. «задним числом!» Например, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что импортером заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров или неправильно выбран метод ее определения.


В этом случае таможня направляет импортеру (декларанту) требование - предоставить подтверждающие документы, перечень которых утвержден решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 27 марта 2018 г. №42. Этот перечень сам по себе является довольно обширным и к тому же заканчивается «безразмерной» фразой: «иные документы и сведения, в том числе полученные декларантом от иных лиц, включая лиц, имеющих отношение к производству, перевозке (транспортировке) и реализации ввозимых товаров».


В результате импортеры вынуждены задерживать выпуск товара в обращение и держать его на складах временного хранения до представления пакета подтверждающих документов, что означает значительный рост издержек. Практика оспаривания таких решений таможенных органов, конечно, существует, в том числе и судебная, но вероятность выиграть дело у таможни, откровенно говоря, невелика. Недавно секретарь Пленума Верховного суда Александр Паутов обнародовал данные судебной статистики, согласно которым только в экономических судах в среднем ежегодно рассматривается около 200 дел с участием таможенных органов. Как правило, все они связаны с несогласием субъектов хозяйствования с определением таможенной стоимости товара либо с его классификацией. Так вот: за последние 5 лет по искам к таможенным органам судами признаются обоснованными в среднем не более 12%. Зато требования, которые заявляются таможенными органами, удовлетворяются более чем в 95% случаев. Заметим, что это только верхушка айс­берга, поскольку большая часть решений о КТС до суда не доходит! Тем более что во время споров о КТС товар может быть выпущен в свободное обращение только при предоставлении обеспечения уплаты таможенных платежей с учетом их возможного увеличения.


Проблема КТС приобрела настолько значительный негативный резонанс, что уже вышла на уровень правительства. 22 июня 2018 г. она обсуждалась на очередном заседании Совета по развитию предпринимательства. Одним из докладчиков был Сергей Новицкий, генеральный директор СООО «Хенкель Баутехник», который заявил, что «главной проблемой остается практика корректировки таможенной стоимости импортируемых товаров». А именно:

         наблюдается постоянное расширение перечня товаров, попадающих под данную процедуру;

         сумма таможенных платежей увеличивается в среднем от 25 до 200%;

         субъекты хозяйствования несут значительные затраты времени на подготовку и представление пакета документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров;

         отсутствует возможность использования предыдущих решений о подтверждении таможенной стоимости товара при новых поставках в случае неидентичной цены, а также прозрачность в процессе определения таможенным органом цены, применяемой для расчета таможенной стоимости импортируемого товара.

«Возрастающие в связи с этим издержки субъектов хозяйствования неизбежно транслируются в цену продукции, снижая ее конкурентоспособность как на внутреннем, так и на внешних рынках», - резюмировал предприниматель.


Кому выгодно?

Поскольку КТС стала явлением массовым, импортеры готовятся к ней заранее, запасаясь всеми необходимыми документами. Но это непросто. Во-первых, иностранным партнерам, использующим электронный документооборот, порой трудно объяснить целесообразность оформления какого-то дополнительного и «странного» с их точки зрения документа в бумажной форме. Во-вторых, зачастую на подготовку и получение таких документов уходит много времени, а таможня требует предоставлять их только в комплекте, так что «донести» что-то позднее, как в налоговую инспекцию, невозможно. Между тем, по словам импортеров, отсутствие хотя бы одного из запрошенных документов в сформированном пакете с вероятностью 99% ведет к принятию решения о КТС!


Но главное даже не в этом. Возникает закономерный вопрос: кому нужна корректировка таможенной стоимости в сторону повышения в принципе? Импортерам? Вряд ли, особенно если учесть, что им и без того приходится серьезно конкурировать по цене на рынке ЕАЭС, где реализуются программы импортозамещения, а аналогичные товары массово ввозятся через границу Российской Федерации.


Государству? Если брать потребительский импорт - возможно, хотя и с большой долей условности. Таким образом можно попытаться защитить отечественных производителей. Но как быть с инвестиционным импортом? В прошлом году импортоемкость отечественного ВВП оценивалась в гигантскую цифру - 65%! Это - станки, технологии, сырье, комплектующие, расходники, одним словом, все то, что мы не производим, но без чего наше собственное производство просто встанет. И КТС, включаемая в себестоимость, ведет к снижению конкурентоспособности отечественной продукции. Кроме того, в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе (протокол №5) в белорусский бюджет поступает только 4,56% дополнительно начисленных сумм таможенной пошлины. Остальное «пролетает мимо нас» - в бюджеты соседей, в первую очередь, Российской Федерации.

О том, какие потери несет бизнес из-за неразберихи с КТС, а также рекомендации адвоката: как грамотно собрать пакет документов и какие сроки нельзя пропустить для положительного решения вопроса по корректировке таможенной стоимости, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 9.

Константин КОРЖЕВИЧ