По расчетам Национальной программы привлечения инвестиций, одобренной правительством еще в 1996 г., прогнозировалось, что вложения в экономику Беларуси должны были составить не менее 50 млрд долл. На практике этот прогноз не подтвердился. 

inwest

В отрыве от реальности

Исследования, выполненные НИЭИ Минэкономики, показали, что большинство проектов по иностранным кредитам, в том числе под гарантии правительства, не были квалифицированно проработаны. Около 80% проектов, по которым планировалась самоокупаемость, оказались неэффективными. Для устранения этих проблем Минэкономики в 1999 г. утвердило нормативно-методический документ - «Рекомендации по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов».

Новая инструкция оказалась странной, так как не учитывала реальность. В стране уже использовались профильные методики и компьютерные программы, в том числе с мировым признанием, но, к сожалению, наблюдался дефицит квалифицированных пользователей. В таких условиях в инструкцию логично было бы включить современные методики и программы, а также обучить персонал, но конкуренция в сфере инвестиций и подготовки проектов привела к варианту по закону джунглей. Вместо известной методики определения реальных показателей, представляющей, по сути, мировой стандарт проектных расчетов, авторы инструкции использовали условные оценки на основе так называемого «бездолгового денежного потока».

Специалисты понимают, что вычисления условных показателей могут упростить решение отдельных задач путем условной замены кредита на финансирование за счет собственных средств с сохранением платы за кредит. Кроме этого, для расчета условных показателей требуются и другие корректировки реальных параметров. В целом же такие вычисления связаны с множеством проблем и весьма ограничены по возможностям практического применения. Смысл отказа от реальных показателей проектов и искусственных сложностей не могли понять как обычные экономисты, так и банковские аналитики. Чтобы окончательно «скрутить мозги», в инструкцию включили массу других «заумностей», а «вишенками» на торте стали выполненный с ошибками пример проектных расчетов, а также полное игнорирование программного обеспечения. Таким образом, проведение и экспертиза расчетов усложнились.

Вместе с тем, в документ не включили ряд важных методических положений, в частности, по анализу проектов с позиции национальных интересов. Национальную оценку заменили определением бюджетной эффективности вложений. В результате такого подхода экспертами был забракован, например, проект выпуска кормовых добавок на Гомельском химическом заводе. Основание - невысокая рентабельность производства кормовых добавок, потому что в расчете не учитывались польза от применения препаратов в сельском хозяйстве и сокращение их импорта.

Кстати, с позиции национальных интересов может быть полезным даже заметное удорожание продукции в сравнении с импортом, так как цена отечественной продукции включает добавленную стоимость, созданную местными производителями. Можно напомнить и о выгодах развития местного производства для простых людей. Поэтому обоснованное управление инвестициями предполагает при необходимости выполнение оценки на макроуровне, разработку стимулов для согласования интересов государства, предприятия и населения.

Хотели как лучше, а получилось…

Однако опыт передовых стран у нас учитывают недостаточно. Ведомственный подход ведет к защите своих предприятий от конкуренции с зарубежным капиталом. Ведомство может поддержать проект с иностранным финансированием, но народ бывает «не согласен». Как следствие - проект может не реализоваться или затянется финансирование. Так случилось, например, в Барановичах, когда в 2011 г. началось сотрудничество предприятия «Барановичи коммунтеплосеть» со Всемирным банком реконструкции и развития. Намерения были самые благие. Две старые котельные, оставшиеся в городе с советских времен от воинских частей, отапливающие микрорайон «Тексер», давно требовали замены. Рассчитывали также на экономию газа. Банк взялся прокредитовать модернизацию котельной. Новое импортное оборудование позволяло снизить затраты на тепло и риск аварий. Обязательным условием банка было демократическое обсуждение проекта с местным населением, так как газ предполагалось заменить щепой. Требовалось учесть влияние новой технологии на выброс отработанных газов, шум и другие вопросы, волновавшие жителей. Специалисты коммунтеплосетей защитили проект в Минэкономики, и в 2013 г. состоялось его публичное рассмотрение в Барановичах. Согласно проекту при положительном решении вопроса ввод объекта планировался в отопительный сезон 2015-2016 гг. Но жители микрорайона высказались против модернизации котельной. Люди просто опасались перемен.

Финансирование проекта банк начал с задержкой, в 2015 г. Стройка велась со сменой   генподрядчика и судебными разбирательствами. В 2016 г. назначили нового директора предприятия. В плановый срок - февраль 2017 г. - котельную не ввели в эксплуатацию, а в феврале следующего года директора задержали по подозрению в получении взятки от коммерческой структуры. На предприятии теперь другой руководитель, но Всемирный банк это не особенно интересует, ведь он в любом случае должен вернуть свои деньги и получить проценты.

Как свидетельствует практика, даже успешная достройка объекта не гарантирует успех проекта. Например, требующиеся для котельной большие объемы дров - нередко   дефицит. Неделовой лес в общем используют в ряде производств, в том числе экспортных, и такую древесину надо закупать в лесхозах или на предприятиях деревообработки. Заготавливать лес самостоятельно дешевле, однако для этого нужны дорогие машины. Цикл транспортировки, складирования, подготовки древесины к сжиганию - технологически сложнее, чем использование газа. В результате из-за высоких затрат эффективность вложений в такую котельную может оказаться низкой, а экономия газа - незначительной. То есть не исключено, что хотели как лучше, но «получилось, как всегда»…

Методы оценок проектов, утвержденные Минэкономики в 1999 г., негативно повлияли не только на их анализ, исходя из национальных интересов, но и на оценки с позиции микроуровня. Так, для получения бюджетных средств была завышена эффективность строительства зерносушилок в Витебской области. Расчетный срок окупаемости составлял 6 лет. Деньги на строительство были выделены. Но уже после сдачи объекта выяснилось, что реально расчетный срок превысит тысячу лет! Такой «экономический прагматизм» вызывает шок не только у специалистов.

На те же грабли

Следующая программа привлечения инвестиций была принята в 2002 г. Ее разработчики отметили, что средств теперь не хватает не только для развития, но и для простого воспроизводства основных фондов. Козырем программы считалось проектное финансирование, которое выделялось в отдельный раздел. Разработчики рассчитывали привлечь инвесторов выгодными предложениями, но, используя Рекомендации 1999 г. пошли вперед… с головой, повернутой назад. Реально интересных предложений было мало. В создавшейся ситуации усложнились определение и оптимизация выгодных вариантов. Разработчики и эксперты бизнес-планов могли манипулировать оценкой проекта в широком диапазоне - от отрицательной до положительной величины. А уйти от ответственности стало совсем просто, прикрывшись сложностью методики расчетов.

По законам экономики капитал не притекает, а бежит от неэффективных проектов. А «командные инвестиции» обеспечивают объем вложений, но не всегда приемлемую прибыль. Поэтому прогнозы и планы по инвестициям хронически не выполнялись. Возражения против условных расчетов не принимались даже от ведущих банков страны, не желающих участвовать в убыточном кредитовании. Директивные же кредиты оборачивались головной болью для банков и госбюджета.

Спасти положение должно было принятое в 2005 г. Постановление Совмина № 873 «О прогнозах, бизнес-планах развития и бизнес-планах инвестиционных проектов коммерческих организаций». В его выполнении особая роль отводилась Минэкономики, в частности, авторы документа надеялись на возврат к реальной оценке проектов и значительное улучшение экспертизы бизнес-планов. Но оказалось, что Рекомендации 1999 г. лишь слегка «шлифанули» и переименовали в «Правила по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов», хотя даже в ведущем экономическом ведомстве страны признавали неадекватность этого документа и говорили, что это только рекомендации и при необходимости можно пользоваться другими методиками.

Как оказалось, новый порядок экспертизы бизнес-планов не привел к существенному изменению ее качества. Экспертиза так и не стала надежной защитой от убыточных вложений. Например, проект достройки гостиницы в центре Минска успешно прошел экспертизу, хотя отрицательный эффект за расчетный период составлял десятки миллиардов рублей в ценах 2006 г.! Итоги «бурной деятельности» государства по привлечению инвестиций трудно назвать даже    скромными. В последние два года реальные прямые инвестиции в Беларуси не превышали 1,3 млрд долл. в год, тогда как по первой программе привлечения инвестиций правительство рассчитывало получить десятки миллиардов. Теперь профессионалы снова анализируют причины дефицита капитала и обосновывают необходимость очередных мер по выходу из кризиса.

«Бесы» в правилах бизнес-планирования проектов теперь не так заметны как раньше, но они прекрасно научились прятаться в методических дебрях и даже получили черты респектабельности и легитимности. А ведь есть еще вопросы по оценке стоимости активов, сметам, тендеру для подрядчиков, фондовому рынку и др. Почему государство не избавилось от этой «нечисти» - вопрос риторический. Остается только порадоваться за тех инвесторов, которым по закону не требуется выполнять Правила 2005 г. Возможно, они принесут хоть какие-то инвестиции в экономику страны.

Александр БЕВЗЕЛЮК, кандидат экономических наук