Руководство Беларуси поставило перед монетарными и экономическими властями амбициозную задачу: в следующей пятилетке обеспечить рост ВВП до 100 млрд долл. и зарплату 1 000 долл. Однако стартовые позиции не обнадеживают.

Реальные зарплаты по итогам декабря 2017 г. выросли на 18,4% гг. В течение года показатель постепенно увеличивался и в итоге достиг 494 долл. Темпы роста зарплат превышают повышение производительности труда (3,6% гг. в январе), что создает дополнительные риски ускорения инфляции.

ambic

В прошлом политика стимулирования внутреннего спроса уже приводила к валютным кризисам в Беларуси. В условиях плавающего курса это может повлечь повышение цен. При этом Беларусь хронически отстает от темпов глобальной экономики. Если в 2010-2017 гг. мировой ВВП увеличился на 25%, то ее только на 6%.

Максимальный объем ВВП страны был в 2014 г. (78,74 млрд долл.), а в 2017 г. не превысил 52 млрд. Темпы его роста в прошлом году (2,4%), которые базировались в целом на драйверах в обрабатывающей промышленности и торговле, слишком незначительны для перехода экономики на высокий (до 9% в год) и стабильный тренд развития.

Как повысить конкурентоспособность товаров

Правительство и Нацбанк последние 15 лет пытаются вписаться в парадигму прорывных технологий и новых конкурентных производств*. Инновационный и цифровой пути развития экономики взяты за основу при вхождении в V (если повезет - в VI) технологический уклад. Однако в стране в целом отсутствует кластер высоких технологий. Даже в среднем технологичном секторе трудится порядка 15% занятых, из которых 600 тыс. человек получают зарплату не более 1 000 руб.

Основными преградами на пути к долгожданной цели, по мнению правительства, были финансовые кризисы и отсутствие соответствующей конъюнктуры для белорусской продукции на внешних рынках.

«Лукавые» объективные отговорки стали традиционной мантрой на фоне активных устойчивых экономических и монетарных трендов в соседних странах (страны Балтии, Польша, Чехия и т.д.). Это не только отсутствие структурных реформ (особенно в начале «жирных» 2000-х гг. для экономики страны), но и в целом роста. Ориентация на российский рынок (товарный, сырьевой и энергетический), в том числе и за счет демпинговых цен, не позволила обеспечить выпуск качественной продукции.

ambic1

Патовая ситуация подтверждается отрицательным сальдо внешней торговли товарами по итогам прошлого года (минус 5 млрд долл., в 2016 г. - минус 4,15 млрд.). При этом объем оборота вырос на 24%. В январе-декабре 2017 г. белорусский экспорт составил 29,2 млрд долл., а импорт - 34,2 млрд (соответственно на 24,1 и 24% больше, чем за 2016 г.).

Основным подспорьем для отечественных экспортеров стали девальвационные скачки. Но, как оказалось, этого было недостаточно.

Экономический скачок - не панацея

Белорусская экономика начала 2018 г. со стремительного ускорения. В январе ВВП увеличился на 4,6% гг. (2,4% гг. - по итогам 2017 г.). Основным драйвером роста стала обрабатывающая промышленность (валовая добавленная стоимость выросла на 22,5% гг.). В структуре обработки лидером по наращиванию объемов производства была нефтепереработка (в январе сектор ускорился до 29,7% гг.).

Основной причиной подобной динамики стал эффект низкой базы сравнения прошлого года. На начало 2017 г. пришлось максимальное уменьшение производства нефтепродуктов из-за прекращения поставок из России. Сейчас они восстанавливаются, что привело к значительному увеличению ВВП.

Наряду с промышленностью быстро растет валовая добавленная стоимость сектора торговли (в январе рост - 7,1% гг.), которая поддерживается восстановлением внутреннего спроса. Однако эффект низкой базы сравнения 2017 г. будет постепенно слабеть. При этом восстановление внутреннего спроса окажется, вероятно, недостаточным для сохранения экономического роста около текущих уровней.

По итогам года ВВП может увеличиться на 2,2-2,5% гг. и будет ограничен накопленными структурными проблемами в белорусской экономике.

Экономические власти не решили вопрос неэффективного и внушительного по размерам госсектора. Его реформа остается ключевой задачей, реализация которой создаст фундамент для стабильного долгосрочного развития.

О том, поможет ли белорусской экономике монетарная диета, читайте в продолжении статьи, опубликованной в печатной версии журнала «Директор» № 4.

 

Евгений КАЧУРОВСКИЙ, президент международного некоммерческого фонда «Новая экономика»

 

* Беларусь в очередной раз не включена в рейтинг глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума в Давосе по версии 2018 г., который содержит подробный обзор сильных и слабых сторон различных стран. Это позволяет им определять приоритетные области для формулирования политики экономического развития и ключевых реформ.