Самая любопытная экономическая коллизия последнего десятилетия заключается в активном проникновении промышленного, торгового и банковского капитала в управление сельхозпредприятиями - процесс стартовал под знаком донорской помощи «лежачим» хозяйствам.

Василий Свирид Василий Свирид, председатель СПК имени Деньщикова

Многие компании не только дают свои имена вновь образованным аграрным брендам, но и диктуют собственные бизнес-модели, эффективность которых, впрочем, вызывает большие сомнения. На этом фоне сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) на Гродненщине воплощает традиционный, а по со­временным меркам даже архаичный метод хозяйствования, но при этом обладает высшим рейтингом платежеспособности А+ по версии ОАО «Белагропромбанк».

- Не хочу критиковать новых коллег, да и о своем банковском рейтинге упоминаем только для информации, так как практически не пользуемся кредитами, сохраняя нормальный баланс оборотных средств. Откровенно не завидую хозяйствам, которые «подсели на кредитную иглу» в надежде на быстрый выход из плачевного состояния. Ведь зачастую даже выплата процентов при замораживании основного долга ложится на них непосильным бременем.

Выручает крестьянская интуиция

Нормальная работа слаженной команды профессионалов позволила нам построить в 2004 г. молочно-товарную ферму (МТФ) «Раница» на 420 голов стоимостью 1,2 млрд руб., затем была МТФ «Лаша» с объемом инвестиций 6 млрд, а в 2008-м после укрупнения хозяйства в ферму «Дубовка» вложены 12 млрд недеминированных рублей. Суммы росли и корректировались с ростом курса доллара, девальвациями и деноминацией. Не думаю, что новая школа менеджмента оперирует столь длительными инвестиционными периодами, поэтому задаю встречный вопрос: сколько будет стоить та же «Дубовка» в ценах 2018 г.?

- Василий Афанасьевич, в стране в высокой степени готовности находится более 120 МТФ, о чем главу государства проинформировали во время прошлогоднего визита в Брестскую область. Но фактически по прайс-листам строительных компаний получается порядка 6-7 млн долл.

- Это только стартовая сумма инвестиций, так как кроме строительных потребуются огромные вложения в оборудование ферм, создание продуктивного стада, обеспечение кормовой базы, работу ветеринарной службы и т.д. Одно­значно скажу, что даже мы сегодня не потянем такой бизнес на предложенных стартовых условиях. Таким образом, вопрос о новых инвесторах, т.е. внешних управляющих в сельском хозяйстве, автоматически разбивается на экономические составляющие, первая из которых - способность субъекта хозяйствования к возврату инвестиций, который при этом не гарантирован.

Выручает крестьянская интуиция

Сегодня мы продаем порядка 50 т молока по закупочной цене 63 коп. за 1 л при себестоимости производства - 37 коп. Но, вновь подчеркну, не стоит думать, что это автоматический результат устоявшейся бизнес-модели. Это экономическая реальность нашего СПК, повторить или продублировать которую можно только путем длительного развития в условиях коллегиального сотрудничества неравнодушных, болеющих за свое дело специалистов.

- Рискнем предположить, что молочное производство - локомотив, который увлекает за собой остальные отрасли хозяйства?

- Скорее надо говорить о финансовой подушке, наличие которой гарантирует от кассовых разрывов на других направлениях. Так, не отказываемся от производства товарной говядины, хотя его рентабельность даже при устойчивом спросе оставляет желать лучшего. Диверсификация направлений деятельности в рамках одного хозяйства гарантирует наполнение всех товарных ниш на рынке - с этой задачей мы все же справляемся. По ряду товарных позиций объемы выпуска даже при минимальной рентабельности продаж обеспечивают прибыль, достаточную для расширенного воспроизводства основных фондов и обеспечения достойного уровня жизни членов СПК.

Не секрет, что село на протяжении многих лет выступало в качестве донора национальной экономики: все помнят пресловутые ножницы цен на продукты питания и промышленную продукцию, жесткое регулирование отпускных цен в аграрном секторе при свободном ценообразовании в других сегментах рынка. Сегодня эти противоречия, в том числе благодаря прямому вмешательству правительства и Президента, во многом нивелированы. Но реально любой кассовый разрыв по оплате за отгруженную продукцию по сути является скрытой формой субсидирования коммерческих партнеров.

Выручает крестьянская интуиция

Что можно сказать в этой ситуации? Да, мы в равной степени связаны государственными интересами, многолетними производственными и торговыми контрактами, но это не избавляет от вынужденной обязанности компенсировать долги «дружественных дебиторов» за счет временного отвлечения оборотных средств либо привлечения краткосрочных заемных ресурсов. В период подготовки к посевной они особенно необходимы для закупки семян, средств защиты растений, удобрений, ГСМ и запчастей к технике.

В идеале именно потребители должны авансировать сельхозпроизводителя. Пусть это сейчас и не принято, но добрым словом вспоминаю председателя Совмина СССР­ А.Н. Косыгина, который понимал важность авансирования и концентрации ресурсов в начале сельскохозяйственного сезона для получения максимальной отдачи в виде будущего урожая. Назовите это фьючерсами или другим модным словом - неважно, так как для нашего СПК было достаточно просто погашения задолженности.

- Новый менеджмент дочерних сельскохозяйственных структур нередко исповедует такую идею: купить ферму и обеспечить ее кормами за счет внешних закупок…

- А это уже откровенная глупость с точки зрения экономики. Корма собственного производства обходятся вдвое дешевле среднерыночного уровня, хотя здесь следует сделать маленькую ремарку: по урожайности зерновых приближаемся к 100 ц / га, а по надоям на одну корову - к 10 тыс. л. Здесь мы сильнее любого новообразованного ОАО или дочернего звена столичной компании с приставкой «агро». По объемным показателям некоторой продукции наш кооператив сопоставим с уровнем производства некоторых районов Беларуси. Согласитесь, это достаточно сильные аргументы, чтобы сопоставить эффективность нового сельскохозяйственного менеджмента с проверенными подходами специалистов старой школы.

Владислав ПЛАТУН