Конкуренция белорусских и российских производителей нередко выливается в конфликты на государственном уровне.

Александр АЛЕСИНКак заявил на недавней пресс-конференции в Минске посол России в Беларуси Александр Суриков, в 2017 г. были сняты основные проблемные вопросы в российско-белорусских отношениях. Говоря о развитии двустороннего сотрудничества, дипломат отметил рост товарооборота двух стран на 24%.

Многие независимые эксперты сочли эти заявления чересчур оптимистичными. Ведь стоит решить одни проблемы в отношениях Москвы и Минска, как тут же возникают другие, иногда даже более серьезные. К ним относится и перманентный конфликт между белорусскими и российскими производителями сельхозтехники.

Своя рубашка ближе…

31 января на ВДНХ состоялось Всероссийское агрономическое совещание под председательством министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева, который отметил высокие достижения сельскохозяйственной отрасли. Так, в 2014-2016 гг. аграрное производство в стране увеличилось на 11%, а по итогам 2017 г. прибавило около 3%.

Это стало возможно во многом благодаря поддержке со стороны государства, которая позволила предприятиям нарастить и модернизировать парк сельхозтехники. На эти цели по программе субсидирования в 2017 г. было выделено 15,7 млрд росс. руб. и закуплено 26,3 тыс. ед. техники.

В прошлом году российские сельхозмашиностроители произвели продукции более чем на 107 млрд руб. (+21% к уровню 2016 г.). За этот период они вывели на рынок более 150 моделей новой техники. Начата реализация 20 инвестиционных проектов для обеспечения растущего внутреннего спроса и потребностей экспорта.

Новым инструментом государственной поддержки и стимулирования спроса на продукцию сельскохозяйственного машиностроения стал механизм льготного кредитования российских покупателей высокопроизводительной техники для нужд агропромышленного комплекса, который стал доступен с февраля 2018 г.

В соответствии с проектом бюджета в этом году подобные субсидии планировали сократить до 8 млрд руб., но в октябре 2017 г. Владимир Путин заявил о выделении на эти цели еще 2 млрд руб. Итого - 10 млрд. Однако, по оценкам специалистов ассоциации «Росспецмаш», для сохранения высоких темпов роста выпуска сельхозтехники и впредь (а также рыночной доли российских производителей) до 2021 г. необходимо ежегодно выделять не менее 15 млрд руб.

В противном случае российское сельхозмашиностроение не сможет противостоять экспансии конкурентов из Беларуси. Уже сейчас в сегменте комбайнов наша техника все больше захватывает рынок РФ. Так, по оценке Росспецмаша, ОАО «Гомсельмаш» продало в Россию в 2015 г. 1,3 тыс. комбайнов, в 2016 г. - 1,75 тыс. В 2017 г. продажи оцениваются в 1,85 тыс. ед. при объеме рынка около 7,2 тыс., что превышает 25% его емкости.

Благодаря существенной господдержке, на родине Гомсельмаш имеет возможность продавать свою продукцию на более привлекательных условиях - без залога, в рассрочку. Кроме того, белорусская техника дешевле российской на 15-20%. При этом гомельские комбайны могут претендовать и на субсидии в РФ, а техника «Брянсксельмаша» и «Гомсельмаша» включена в программу федерального лизинга, тогда как российская продукция не имеет равных условий доступа на наш рынок. Чтобы продать технику в Беларуси, компании РФ должны получить заключение от нашего Минпрома и письменное согласие местного покупателя на приобретение зарубежной техники.

Между тем, по мнению ряда экспертов, низкая популярность российской машиностроительной продукции в Беларуси объясняется главным образом тем, что наши небогатые аграрии, в большинстве своем, могут покупать технику, которая субсидируется государством. В качестве меры, уравнивающей условия реализации, в Росспецмаше предлагают решением правительства РФ предоставлять субсидии только на приобретение отечественной (т.е. на самом деле российской) продукции.

А комбайны врозьВ Евразийской экономической комиссии не склонны считать, что идет «игра в одни ворота». Согласно ее данным, в 2016 г. рынок зерноуборочных комбайнов в РФ вырос на 25% - до 6,3 тыс. ед., доля российских марок - на 7 п.п. - до 71%. Продажи комбайнов, изготовленных в РФ из белорусских сборочных комплектов, составили 19% рынка. А прямой импорт комбайнов из нашей страны значительно снизился - с 411 до 97 ед.

Как поссорились «Гомсельмаш» и «Ростсельмаш»

Надо сказать, что подобные «разборки» между «Гомсельмашем» и «Ростсельмашем», то затухая, то разгораясь, длятся уже давно. Еще в конце июня 2009 г. в интервью агентству «Интерфакс-Юг» генеральный директор «Ростсельмаша» Валерий Мальцев фактически обвинил «Гомсельмаш» в организации в Брянске липового СП, через которое якобы осуществляется скрытый экспорт белорусских комбайнов в Россию.

По его мнению, ввезенная через этот канал техника выдается за собранную из машинокомплектов на брянском предприятии, благодаря чему на нее распространяются бюджетные субсидии как в РФ, так и в Беларуси. Это позволяет гомельчанам торговать на российском рынке по демпинговым ценам в ущерб местным производителям.

Белорусская сторона не согласилась с подобными заявлениями. По данным, озвученным тогда первым вице-премьером Владимиром Семашко, уровень локализации выпускаемой на брянском СП продукции составлял по зерноуборочным комбайнам 40%, по кормоуборочным - 60%. (Сейчас эти показатели, естественно, еще больше.) И это дает право СП претендовать на льготы и субсидии.

Надо свое не потерять

Помирить белорусских и российских производителей сельхозтехники попытался Президент Александр Лукашенко. В мае 2017 г. на встрече с губернатором Ростовской области Василием Голубевым белорусский лидер призвал их не конкурировать на общем рынке, а договариваться. «Если мы производим комбайны в Гомеле и «Ростсельмаш» производит, надо понимать, что мы должны как партнеры договориться. Это наш общий рынок. Давить друг друга не надо... нам надо свое не потерять».

Как позже заявил президент ассоциации «Росспецмаш», совладельц «Ростсельмаша» Константин Бабкин (который был на встрече с А.Лукашенко): «Пока никакого решения не найдено».

Александр АЛЕСИН