Изменения в законодательстве, регулирующем ответственность за совершение преступлений в экономической сфере, назрели.

Мария КоржевичО том, что в Беларуси планируется смягчить наказания за ряд экономических преступлений, на протяжении этого года мы слышали достаточно часто. Такого рода высказывания от лиц, занимающих весьма серьезные посты в силовых ведомствах, свидетельствуют о том, что вопрос действительно вышел на самый высокий уровень. И хотя в Декрете №7 «О развитии предпринимательства», подписанном Президентом Беларуси 23 ноября, тема декриминализации экономической деятельности практически не затрагивалась, есть надежда, что в ближайшее время дело все-таки сдвинется с мертвой точки. Тем более что изменения в этой сфере действительно давно назрели.

Конфискация - конфискации рознь

В настоящее время в Беларуси ведется работа по нескольким направлениям уголовного законодательства, изменений которых давно ожидают представители реального бизнеса. В первую очередь, речь идет об исключении из Уголовного Кодекса такого вида наказания как общая конфискация.

Сегодня дело обстоит следующим образом: конфискация бывает общая и специальная. Сначала - о специальной. Как указано в чч. 6,7 ст. 61 УК РБ, независимо от категории преступления и вида назначенного наказания применяется специальная конфискация, которая состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства: орудий и средств совершения преступления, принадлежащих осужденному; вещей, изъятых из оборота; имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества; предметов, которые непосредственно связаны с преступлением, если они не подлежат возврату потерпевшему или иному лицу. Если специальная конфискация имущества на момент принятия решения о конфискации невозможна вследствие его утраты, израсходования, уничтожения, реализации либо по иным причинам - с осужденного в доход государства взыскивается денежная сумма, соответствующая стоимости имущества, приобретенного преступным путем, и (или) размеру дохода, полученного от использования этого имущества. Размер денежной суммы, подлежащей взысканию, определяется судом на день вынесения приговора. Например, в случае совершения такого преступления как получение взятки (ст. 430 УК РБ) под специальную конфискацию попадает предмет взятки: деньги либо иное имущество. Но это в принципе понятно и по специальной конфискации вопросов обычно не возникает.

Преступление и наказание

Гораздо больше споров и нареканий со стороны правозащитников, обвиняемых и представителей бизнес-сообщества вызывает так называемая общая конфискация. В соответствии со ст. 61 УК РБ - это дополнительное наказание, которое состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. Конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного Кодекса.

Иногда конфискация применяется обязательно (например, по ст. 430 - получение взятки), иногда - по усмотрение суда (ч. 2 ст. 243 - уклонение от уплаты сумм налогов, сборов). При этом стоимость конфискованного имущества и размер ущерба, причиненного преступлением, никак не связаны. Мало того, ущерба как такового может вообще не быть, а имущество будет конфисковано! Например, возможность конфискации предусмотрена за совершение такого преступления как «установление или поддержание монопольных цен» (ч. 2 ст. 245 УК РБ). Также не имеет значения, когда и на какие средства было приобретено имущество, которое подлежит конфискации. Так, за получение взятки в размере 600 долл. может быть конфискован дом, который стоит 250 тыс. долл. и который был построен осужденным задолго до получения взятки либо вообще получен в дар от родителей.  Согласитесь, что признать такую конфискацию справедливой и служащей для целей исправления лица, совершившего преступление, довольно сложно.  В уголовном законодательстве большинства европейских стран такой вид конфискации вообще отсутствует. Поэтому не может не радовать тот факт, что в УК РБ готовятся изменения, согласно которым в качестве наказания оставят только специальную конфискацию. Велика вероятность, что эти изменения могут быть внесены в Кодекс уже весной этого года. 

Стране нужны деньги…

Много говорится и о том, что следует изменить составы по некоторым категориям преступлений. Например, планируется из ст. 233 УК РБ («незаконная предпринимательская деятельность») исключить такой квалифицирующий признак, как деятельность без регистрации в установленном законодательными актами порядке, оставив лишь деятельность без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение обязательно.

Еще одна статья УК РБ, которая вызывает массовые нарекания, - уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в силу решению суда (ст. 242). В последнее время следственные органы весьма активизировались в части возбуждения уголовных дел по данному составу. Конечно, никто не лишает свободы должностных лиц предприятий либо ИП в качестве наказания за совершение такого преступления, однако штраф, назначаемый судом, весьма значительный: от 30 до 1 000 базовых величин. На практике, как правило, штраф назначается в пределах 300-500 БВ, т.е. около 9 200 бел. руб. (в эквиваленте - 4 600 долл.). Но главное даже не в размере штрафа, а в судимости, которая накладывает отпечаток на деловую репутацию человека! Возникает вопрос: справедливо ли такое наказание, например, в случае, если юрисконсульт предприятия по забывчивости не сообщил директору, что решение вступило в силу и директор, сам того не зная, платил в первую очередь своим кредиторам и поставщикам, а не тому, кто выиграл дело в суде. А если юрисконсульта на предприятии вообще нет? Или речь идет об индивидуальном предпринимателе, который понятия не имеет, когда решение суда по экономическому спору должно вступить в силу. Причем особенно огорчает правоприменительная практика по этой статье. Как правило, следственные органы и прокуратура отказываются освобождать должностных лиц и ИП от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности, хотя такая возможность и предусмотрена по данной категории дел ст. 86 УК РБ, даже если вся кредиторская задолженность на момент обнаружения состава преступления уже была погашена. Причина проста: в случае административного наказания размер штрафа значительно меньше, а стране очень нужны деньги…

Мера пресечения определяет приговор?

Остается открытым и вопрос расчета размера ущерба от незаконной предпринимательской деятельности. Сегодня следственные органы, а затем и суд определяют такой ущерб по общей полученной выручке без учета понесенных расходов. В результате, поскольку чистая прибыль всегда меньше выручки, размер ущерба составляет огромные суммы и возместить его для многих фигурантов таких дел просто нереально. А это прямо влияет на срок наказания в виде лишения свободы и на реальный срок отбытия наказания. Без возмещения ущерба суды назначают сроки, близкие к максимальным:  5-7 лет. К таким лицам не могут быть применены положения законов об амнистии, а также уменьшение срока в порядке УДО и смягчение режима. Как следствие - осужденные за экономические преступления отбывают наказание «от звонка до звонка».

Преступление и наказание

При этом сам факт целесообразности лишения свободы за экономические преступления вызывает много вопросов. Уже давно обсуждается, что это неэффективно и может применяться как исключительная мера. Между тем, сегодня в Беларуси один из самых высоких показателей количества, заключенных, отбывающих наказание за экономические преступления, - 22% общего числа (около 8 тыс. человек). Для сравнения: в России, где население в 15 раз больше, «экономических» заключенных порядка 7 тыс. К сожалению, каких-то реальных действий, которые бы изменили сложившийся порядок, пока не наблюдается.

Нарушить налоговое законодательство в связи с его сложностью и запутанностью в Беларуси может каждый. Поэтому еще одна проблема, которая волнует практически всех представителей реального бизнеса, - аресты по таким делам на время проведения следствия.

Удовлетворение прокуратурой жалоб на изменение меры пресечения составляет менее 1%, а оправдательный приговор по делу в случае, если обвиняемый содержался под стражей, - скорее исключение. Таким образом, в реальности мера пресечения определяет приговор! Еще один аспект содержания под стражей руководителя - чаще всего за это время бизнес просто умирает.

То же касается дел о привлечении руководителей и собственников предприятий к субсидиарной ответственности. В Декрете №7 от 23.11.2017 г. есть норма о том, что собственники юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), или иные лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо возможность иным образом определять его действия, в том числе руководитель, несут субсидиарную ответственность «только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц». Однако как она будет применяться на практике - сказать пока сложно.

Мария КОРЖЕВИЧ, адвокат