Как первый в Беларуси негосударственный вуз, созданный на заре независимости нашей страны, превратился в солидный образовательный кластер европейского уровня.

Степан Сокол8 января 75-летний юбилей будет отмечать, без преувеличения, выдающийся белорусский ученый, основатель Союза юристов Беларуси и первого в нашей стране негосударственного высшего учебного заведения - Белорусского института правоведения, создатель научной школы по истории политической и правовой мысли Беларуси, главный редактор научно-практического и информационно-методического журнала «Сацыяльна-эканамiчныя i прававыя даследаваннi», доктор юридических наук, профессор Степан Федорович СОКОЛ. Его биография - пример целеустремленности, трудолюбия и служения науке. И сегодня он продолжает активно работать, подавая пример коллегам и студентам своего института, в котором трудится уже 27 лет.

Путь в профессию

- В канун юбилеев я часто вспоминаю, как когда-то в Академии наук праздновали 75-летие Кондрата Крапивы, - с улыбкой говорит Степан Федорович. - Он, конечно, поблагодарил всех за поздравления и сказал примерно следующее: «Вялiкi дзякуй, што павiншавалi мяне з сямідзе….».  Потом на мгновенье запнулся, и закончил: «Во нажыў! Аж вымавiць цяжка…»

Есть такой известный журналистский штамп - «путь в профессию». Так вот, этот путь у Степана Сокола был достаточно извилистым. Будущий ученый родился в музыкальной семье и потому вполне логично первым делом получил соответствующее образование - сначала окончил музыкальную школу в Барановичах, а затем поступил в Гродненское музыкальное училище по классу баяна. Наверное, и с музыкой у него все получилось бы неплохо, так как уже тогда записи дуэта молодых баянистов с участием С.Сокола несколько раз звучали на белорусском радио. Он даже успел некоторое время поработать преподавателем в Ляховичской музыкальной школе…

- Прошло несколько лет и я, честно говоря, немного разочаровался в музыкальной карьере, - вспоминает Степан Федорович. - В какой-то момент задумался, взял справочник высших учебных заведений и после некоторых сомнений между инженерными науками и журналистикой выбрал… юриспруденцию. И в 1963-м поступил в ведущий вуз Беларуси - БГУ на  специальность «Правоведение», а в 1964 г. избрал недавно введенную специализацию «Советское строительство». Так тогда называлась категория специалистов, которых готовили для органов государственного управления.

После завершения учебы молодой специалист получил распределение на должность помощника прокурора Чериковского района Могилевской области. И до сих пор считает этот этап очень полезным для собственного становления в качестве юриста. Хотя случилось это благодаря казусу. Как одного из лучших выпускников, руководство юрфака БГУ рекомендовало его в аспирантуру Академии наук, но секретарь факультета, готовившая документы для Совета вуза, совершила ошибку и… перепутала оценки Сокола с его однокурсником, у которого в аттестате было несколько троек. Пока все выяснилось, аспиранты на дневное отделение уже были набраны. Но Совет все-таки дал рекомендацию для поступления на заочное отделение. 

Путь в профессию

Однако 3 года, проведенные на практической работе в удаленном, можно даже сказать, «глухом» районе, оказались очень продуктивными. Ведь районный прокурор - как земский врач. Он в отличие от своих коллег должен заниматься самыми разными направлениями прокурорской деятельности, что с точки зрения опыта намного выигрышнее для молодого специалиста. Тем более что уже осенью у С. Сокола появилась возможность реализовать направление Совета юрфака и поступить в аспирантуру. И поскольку вакансий на любимую историю государства и права не было, он выбрал другое направление - историю философии. В 1970 г. его перевели на дневное отделение в Минск, в 1971-м он закончил аспирантуру, а спустя полгода успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук.

И вот здесь жизнь молодого кандидата наук, работавшего преподавателем в Минском радиотехническом институте, сделала еще один неожиданный поворот - его перевели в Министерство образования БССР на должность инспектора Управления преподавания общественных наук.

- Я проработал там 5 лет, - вспоминает С.Сокол, - и тогда эта чиновничья работа мне очень не нравилась! Хотя с материальной точки зрения это было неплохо, так как мне сохранили доцентскую зарплату в 320 руб., да и рассматривалось это как повышение статуса.  Но сама работа была  формализованная и как бы оторванная от реальности. Я до сих пор помню, как готовил Коллегию министерства на тему: «Воспитание классового подхода к явлениям общественной жизни». И это было не обсуждение, как сейчас, на какой-нибудь конференции - поговорили и разошлись. Все 94 кафедры общественных наук всех вузов республики должны были подготовить отчеты о том, как они воспитывают классовый подход! А мне нужно было все это «бумаготворчество» обобщить, сделать справку, подготовить проект решения Коллегии и положить министру на стол. Хотя с позиций нынешнего дня я понимаю, что для моей будущей деятельности эта работа тоже была полезным опытом. Я познакомился с принципами работы высшей школы, узнал, что такое учебные планы, специальности, программы… Одним словом, все, что связано с организацией учебного процесса. Наверное, действительно, лишних знаний не бывает. Все это очень пригодилось, когда я создавал наш институт.

Первый частный вуз в СССР

Сегодня создать вуз «с нуля» сложнее с точки зрения требований законодательства, которые значительно ужесточились. Это касается, в первую очередь, наличия подходящего помещения, материально-технической базы, преподавательского состава. В начале 90-х регулирование образовательного процесса было более мягким, но это не значит, что открыть новое негосударственное учебное заведение было просто. Не было главного - опыта, не говоря уже о стартовом капитале.

В 1985-1990 гг. Степан Сокол работал деканом юридического факультета Гродненского государственного университета. Это было время перестройки, открытия границ, когда в нашу страну начали попадать не только зарубежные товары, но и научные, и предпринимательские идеи.

- Я еще со студенчества увлекался изучением польского языка, - говорит С.Сокол. - Когда открыли границу, мы стали активно сотрудничать с Белостокским филиалом Варшавского университета. Я был у них на стажировке, посещал разнообразные научные мероприятия и даже прочитал на их факультете права несколько лекций. И во время этих посещений обратил внимание на то, что в Польше очень популярно последипломное образование, когда люди получают вторую или родственную специальность на платной основе. Тогда уже было очевидно, что у нас в стране потребность в юристах заметно выросла, потому что стали массово создаваться кооперативы, малые и арендные предприятия, появились торговые дома, начались судебные споры между субъектами хозяйствования и т.д. И я задался вопросом: почему бы нам не использовать польский опыт и не создать свою систему второго платного образования?

Первый частный вуз в СССР

Сейчас эта идея кажется сама собой разумеющейся. А тогда для ее реализации было много барьеров - организационных и идеологических, и чтобы их преодолеть, требовались смелость и упорство. С.Сокол смог убедить руководство Гродненского университета в целесообразности этой идеи, и в 1988-1989 гг. там впервые было набрано несколько групп последипломного образования на платной основе. Причем впервые не только в нашей республике, но и во всем Союзе! А после того как Степана Федоровича избрали руководителем Союза юристов БССР, он решил использовать свои гродненские наработки для создания Минской высшей юридической школы. Подспорьем  для этого было специально принятое постановление Совета Министров БССР от 11.10.1990 г. «Вопросы Союза юристов», в котором говорилось: «одобрить инициативу Союза юристов БССР по созданию Высшей юридической школы…». Школа предполагала 3-летнее образование на базе высшего, но уже через год, когда стало понятно, что спрос на юристов продолжает расти, она была преобразована в Белорусский институт правоведения.

- Почему мы первоначально выбрали именно такую форму учебного заведения как школа? - объясняет С.Сокол. - Да потому, что раньше для создания высшего учебного заведения нужно было постановление Совета министров не рес­публики, а СССР! Здесь мы нашли как бы промежуточную нишу и даже зарегистрировали школу в форме МП. Только после того как в 1991 г. в Беларуси был принят собственный Закон «Об образовании», мы стали полноправным высшим учебным заведением - первым негосударственным вузом в Союзе!

Стратегия успеха

Сегодня Белорусский институт правоведения - самый крупный негосударственный вуз и единственное специализированное учреждение высшего образования юридического профиля в Респуб­лике Беларусь, в котором в этом учебном году обучается 5 350 студентов. Материальная база БИП также вполне основательна: два учебных корпуса в столице и по одному современному зданию в Гродно и Могилеве. Все оснащены современным оборудованием, с собственными библиотеками и читальными залами. В институте есть аспирантура и магистратура, факультет переподготовки и повышения квалификации, научно-исследовательская часть, международный отдел, свое издательство.

- По сравнению с другими частными (и не только!) учебными заведениями у нас как минимум два важных преимущества, - считает С.Сокол. - Первое: наш вуз имеет свою профилизацию и мы располагаем штатом высококвалифицированных преподавателей. Сегодня у нас работают 3 доктора юридических наук и  30  кандидатов юридических наук, что значительно больше, чем в некоторых государственных университетах. Чтобы было понятно, скажу для сравнения, что, например, на юрфаке Могилевского госуниверситета - 3 кандидата юридических наук, в БарГУ вообще только 2. У нас даже есть своя аспирантура! Второе, благодаря чему нам удалось сохранить позиции на образовательном рынке в условиях начавшегося определенного оттока абитуриентов, - это система собственных колледжей, в частности, Минский колледж бизнеса и права с крупным филиалом в Бресте. Есть колледж в Гродно, который работает на одной базе с филиалом нашего института, а также колледж в Солигорске… То есть мы создали солидный образовательный кластер, и выпускники наших колледжей имеют возможность пройти обучение в институте по сокращенной программе. А многие частные вузы, которые не имеют такой преемственности среднего специального и высшего образования и вынуждены набирать абитуриентов, образно говоря, «с улицы», столкнулись с серьезными проблемами.

В последние годы государственные вузы начали ограничивать набор студентов на отдельные специальности, в том числе на юридические факультеты, мотивируя это переизбытком соискателей таких профессий на рынке труда. Степан Сокол с этим не согласен, считая, что только спрос может регулировать предложение, в частности, в сфере образовательных услуг. При этом он отмечает, что сегодня выпускники института работают не только юристами и экономистами, но и занимаются бизнесом, трудятся в органах государственного управления, прокуратуре, Следственном комитете и др.

- Невозможно подсчитать, сколько людей с юридическим или экономическим образованием нам необходимо, - говорит он. - Ведь получение диплома юриста совсем не означает, что такой выпускник должен обязательно трудоустроиться в правоохранительных органах. Посмотрите, сколько в стране частных компаний и индивидуальных предпринимателей! Разве не нужно юридическое и экономическое сопровождение при создании собственного бизнеса, организации его деятельности? А тем более в крупной компании или даже на государственной службе? Сейчас пошли разговоры о том, что нужно сокращать заочную форму обучения. Я также категорически против этого, поскольку в принципе не являюсь сторонником классической немецкой школы в высшем образовании. В ней очень высокий процент лекций. Раньше, когда информационные технологии, в том числе  в обучении, были не столь развиты, это было оправданно. Тем более, вы, наверное, и сами прекрасно понимаете, что один из трех лекторов может читать хорошо и интересно, а остальные - «отчитываться». Сегодня благодаря интернету, можно мгновенно получить больше информации, пусть и не такой систематизированной, чем даст любой лектор! И это большое заблуждение - думать, что разница в знаниях выпускников как-то связана с формой обучения. Я вообще уверен, что через 5-7 лет статус «дневников» и «заочников» в целом сравняется, и прежде всего, по источникам информации! К тому же студенты-заочники имеют гораздо больше возможностей применить свои знания по месту работы. Помните, как в советские времена поощрялась связь науки и производства? Тогда кафедры вузов на предприятиях были нормой. Потом их постепенно закрыли, а теперь эта тема снова в тренде.

Будущее за новыми технологиями

Учредитель института правоведения вообще придерживается очень современных взглядов на процесс обучения. Трудно поверить, что сам он когда-то учил в школе истории о «десяти сталинских ударах».

- Например, сейчас, совместно с одним из польских университетов ведем работу по внедрению элементов дистанционного образования. Хотя этот способ обучения прописан в белорусском законодательстве, но пока немногие вузы им пользуются. В ближайшее время у нас появится специально оснащенная аудитория, где студенты в режиме видеоконференции смогут получить доступ к базам данных и учебным материалам наших польских коллег, - рассказывает С.Сокол.

Будущее за новыми технологиями

По большому счету, технически и организационно Белорусский институт правоведения уже готов к переходу на Болонскую систему. Как известно, наша страна присоединилась к Болонскому процессу еще в 2015 г., но до сих пор интеграция отечественной модели образования в мировую образовательную систему, куда, к слову, входит 48 стран, шла крайне медленно, и сегодня скорость этого процесса существенно не увеличилась. Основатель БИП является сторонником Болонского процесса, хотя и отмечает, что на этом пути нашу систему образования ждет немало сложностей:

- Некоторые проблемы присоединения к Болонской системе решить нетрудно, а некоторые очень сложно, - считает специалист. - Болонская система требует 3 года бакалавриата и от 1,5 до 2 лет магистратуры. Но, во-первых­, 3 года основаны на 12-летнем среднем образовании и для нас 3 года - это, конечно, мало. А во-вторых, разделение бакалавриата и магистратуры требует пересмотра трудового законодательства в части того, например, какие должности могут занимать выпускники с дипломом бакалавра, а какие - только магистры. Поскольку этот вопрос не решен, то диплом магистра сегодня у нас имеет больше имиджевую ценность, чем практическую. Страны, входящие в Болонскую систему, отличаются огромным разнообразием методов реализации образовательного процесса, начиная от принципов оплаты за учебу и заканчивая выдачей документов о высшем образовании. Однако Болонская система имеет ряд основополагающих принципов, которых должны придерживаться входящие в нее страны. Она предполагает значительно большую самостоятельность учебных заведений, чем это предусмотрено белорусским законодательством. Ведь сейчас у наших вузов независимо от формы собственности фактически единые учебные планы, программы, количество часов обучения. Тогда как в Болонском процессе учебные заведения конкурируют между собой, в том числе за счет создания творческих эксклюзивных образовательных программ. Есть и другие требования: выборность ректоров, которые у нас назначаются, академическая мобильность, большая свобода для студентов, которых во многих странах не отчисляют за неуспеваемость. Хотя справедливости ради нужно сказать, что и ответственность у них выше - в Болонской системе нет автоматического  распределения с гарантированным местом работы. Для трудоустройства нужно пройти отбор у работодателя и подтвердить свои знания. То есть, чтобы решиться на такую серьезную реформу высшего образования, требуется значительная политическая воля. Но в любом случае, я уверен: нам нужно двигаться в этом направлении.

Николай ЗАГОРСКИЙ