Чем опасен рост проблемной задолженности для банков и как предприятия-заемщики могут минимизировать свои кредитные риски.

Константин Коржевич

В прошлом году белорусский Нацбанк объявил о резком росте проблемной задолженности в банковской системе. В октябре 2016-го доля проблемных активов, подверженных кредитному риску, по оценке регулятора достигла исторического максимума 14,9%. В 2017 г. после кратковременного снижения негативный тренд продолжился. На 1 мая доля «проблемных» кредитов в кредитном портфеле белорусских банков составляла 14,2%. Причем основную долю токсичных активов сгенерировали именно предприятия. Например, с марта по апрель их просроченная и пролонгированная задолженность выросла на 76,1 млн руб. (до 2,04 млрд руб.). В чем причина этого явления и как с ним бороться? Эти вопросы мы задали нашим экспертам - представителям известных коммерческих банков.

Почему они растут?

Прежде всего, о том, почему качеству кредитного портфеля банки придают самое серьезное значение. Ведь вовсе не факт, что «проблемный» кредит, с обслуживанием которого у заемщика возникли проблемы, превратится в невозвратный. Более того, таких случаев - явное меньшинство, да и то, чаще всего банки так или иначе «отбивают» потери за счет залога, продажи имущества должника, субсидиарной ответственности его руководителей или собственников. Но все это, конечно, требует серьезных затрат времени и сил. Порой кредиторам даже приходится какое-то время заниматься непрофильной деятельностью - например, управлять доставшейся в качестве обеспечения кредита недвижимостью или магазином. Кроме того, под активы, признанные согласно методологии Нацбанка проблемными, банки вынуждены формировать значительные резервы, которые фактически выводятся из оборота, а значит, не работают, что негативно сказывается на прибыльности бизнеса.

Причин, по которым в Беларуси так существенно выросла доля проблемных активов, как минимум две. Одна - внешняя по отношению к субъектам хозяйствования, напрямую от них не зависящая. Это - общая депрессивная ситуация в национальной экономике на протяжении последних 2-3 лет и снижение платежеспособности на традиционных внешних рынках. Сюда же можно отнести и отдельные действия государственных органов, которые вроде бы и обусловлены благими намерениями, но в результате ведут к тому, что кредиты достаются тем, кто не может ими эффективно распорядиться. Речь идет прежде всего о финансировании госпрограмм, которое хоть и уменьшилось, но все еще довольно значительно, а также о госгарантиях. Собственно говоря, госпрограммы даже не фигурируют в данных Нацбанка, поскольку финансирующий их Банк развития вообще выведен за скобки банковской статистики. И сколько там «плохих» долгов - доподлинно неизвестно. А по госгарантиям статистика есть: согласно данным рейтингового агентства Fitch Ratings на конец 2016 г. они были выданы на 18% кредитного портфеля банковской системы! Можно добавить, что стремясь оживить деловую активность, государство способствует быстрому снижению стоимости кредитов. С 19 июля решением Нацбанка уже в шестой раз в текущем году была снижена ставка рефинансирования - теперь до 12% годовых.

Кредитный портфель

Что касается внешних рынков, то имеется, например, статистика по России, свидетельствующая о масштабных неплатежах за поставленную в эту страну белорусскую продукцию. По словам вице-премьера правительства Владимира Семашко, только за I квартал 2017 г. задолженность россиян приросла на 25%. В свою очередь посол Беларуси в России Игорь Петришенко на совещании с субъектами товаропроводящей сети белорусских организаций-экспортеров сообщил, что просроченная дебиторская задолженность отечественных компаний в торговле с Россией с начала года выросла на 20,5%.

Внутренние причины более прозаичны. Чаще всего, это некомпетентность менеджмента, неумение работать с банками и дебиторами, узкий круг контрагентов, которые порой представляют одну отрасль, инвестиции в активы в отраслях, по которым кризис ударил сильнее всего, и др.

Группа риска

Конечно, нельзя сказать, что ситуация с проблемной задолженностью в стране катастрофическая. По методологии Нацбанка, к ней автоматически относятся активы 3-5 групп риска (всего их пять). Между тем в коммерческих банках предпочитают оперировать собственными методиками в оценке «токсичности» кредитных портфелей.

По словам представителей белорусских банков, в «группе риска», которая генерирует основную часть проблемной задолженности, три отрасли: аграрный сектор, строительство и недвижимость, а также машиностроение.

- Более всего кризисным явлениям подверглись строительство и машиностроение со смежными областями, где и возникли кредитные риски, - поясняет директор департамента кредитования и инвестиций Белгазпромбанка Геннадий Сарана.   

Начальник управления корпоративных продаж ЗАО «МТБанк» Иван Лагутин также отмечает, что среди пострадавших - не только игроки этих рынков, но и их смежники и контрагенты и даже инвесторы, имевшие неосторожность вложиться в активы, которые сегодня значительно упали в цене. Под их приобретение в свое время брались кредиты, и сегодня один крупный, порой - непрофильный, но «неудачный» актив может начать давить на основной бизнес клиента.

Как решать проблему?

Независимо от методики расчетов проблема кредиторской задолженности есть и, судя по всему, даже может усугубиться, так как большинство рейтинговых агентств прогнозируют для Беларуси как минимум еще один депрессивный год.

По мнению банкиров, ключевым способом решения проблемы «плохих долгов» является работа самого клиента по минимизации рисков в своей деятельности, а также его действия в ответ на негативное развитие ситуации в собственном бизнесе. В некоторых банках даже разработаны специальные памятки для заемщиков с рекомендациями - как вести себя на разных этапах при обнаружении финансовых проблем.

Как говорит И.Лагутин, чем раньше клиент обратится в банк, тем больше у него шансов не допустить негативного развития ситуации. На первых этапах, когда у клиента еще есть ресурсы, позволяющие обслуживать кредит, но заметна негативная динамика, он практически гарантированно может договориться с банком о реструктуризации.

Геннадий СаранаГеннадий Сарана, директор департамента кредитования и инвестиций ОАО «Белгазпромбанка»:

- Конечно, в свете роста проблемной задолженности в стране требования банков при кредитовании корпоративных клиентов изменились. Банки более избирательно подходят к кредитозаемщикам, предпочитая забрать более качественные активы и избавиться от проблемных. С моей точки зрения, в каждом конкретном случае нужно принимать индивидуальное решение и останавливаться на том или ином варианте выстраивания сотрудничества.

Принимая решение о создании того или иного актива, банк в первую очередь пытается спрогнозировать, способен ли кредитозаемщик отвечать по своим обязательствам. То есть мы должны попытаться спрогнозировать риски, с которыми столкнемся в течение срока кредитования. Поэтому прогнозы составлять можно и, сказать по правде, они могут быть весьма достоверны. Что касается консультирования, то мы на постоянной основе ведем переговоры, готовы поделиться нашим опытом и видением того, каким путем следует двигаться кредитозаемщику, чтобы его финансовое состояние было устойчивым. Однако нужно понимать, что вмешиваться в бизнес предприятия мы не имеем права. Можем помочь только советом. И, конечно, неотъемлемой частью работы с проблемной задолженностью является реструктуризация, так как если при ухудшении финансового состояния клиента банк начнет принимать радикальные меры по сокращению объемов финансирования, он может ухудшить ситуацию, что приведет к дефолту компании.


Иван ЛагутинИван Лагутин, начальник управления корпоративных продаж ЗАО «МТБанк»:

- Самое главное, что необходимо делать заемщику, столкнувшемуся с финансовыми проблемами, это честно признать наличие проблемы и постараться защищать свой денежный поток. Самое плохое, что можно сделать с компанией в условиях кризиса, - оставить ее без денег! Об этом не раз говорил Олег Хусаенов, и я с ним абсолютно согласен. Или, как говорят: прибыль - это мнение, а денежный поток - это факт! Если вы отгрузили продукции на миллионы долларов, и гордитесь красивым балансом с большой прибылью, это вовсе не значит, что вам вовремя заплатят и ваша прибыль не превратится в убытки.

Что еще можно посоветовать предприятиям, чтобы не допустить просрочки по обслуживаемым кредитам? Во-первых, если у вас покупатели - монодебиторы, это плохо и вам необходимо диверсифицировать бизнес. В условиях роста неплатежей, если ляжет ваш единственный контрагент, то вы умрете мгновенно! Ищите новых партнеров. Во-вторых, старайтесь уходить от товарных кредитов и заскладированности. Это вымывает оборотный капитал, в условиях кризиса нужно стараться сохранить «живые» деньги, как своего рода подушку безопасности. В-третьих, улучшайте сервис и технологии! Если у вас покупают что-то только потому, что вы даете большую отсрочку платежа, то вы занимаетесь не своим бизнесом, а банковским, т.е. по сути кредитованием ваших контрагентов. Но при этом банки умеют хорошо анализировать заемщиков, а вы - нет.  В-четвертых, если на вашем рынке работать без отсрочек невозможно, вводите по образцу банков в своих компаниях аналоги кредитных комитетов и рассматривайте каждого контрагента (особенно новых!), которому вы хотите предоставить товарный кредит, индивидуально. Наймите аналитика, запрашивайте балансы, изучайте открытые источники и списки предприятий-должников. И в итоге принимайте осознанное решение: кому вы готовы предоставить товарный кредит и в каком лимите, а кому не готовы! При этом работайте с дебиторкой - грамотно и главное постоянно, а не от случая к случаю.

Константин КОРЖЕВИЧ