Журнал «Директор» провел круглый стол по теме декриминализации экономических рисков субъектов хозяйствования и субсидиарной ответственности.

Ужесточение ответственности или инвестиции

Проблема декриминализации экономических рисков субъектов хозяйствования остается одной из самых острых для белорусского бизнеса. Штрафы, конфискация, расширяющаяся практика субсидиарной ответственности, уголовное преследование руководителей и собственников компаний приобрели в нашей стране по-настоящему  массовый характер. Это нередко приводит к закрытию успешно работающих предприятий, переводу владельцами своего бизнеса в другие страны, снижению интереса инвесторов к белорусскому рынку. В конечном счете от этого страдает бюджет, недополучающий налоговые отчисления, а также простые работники, которых вынуждены увольнять собственники ликвидируемых компаний.

Еще в феврале распоряжением премьер-министра Республики Беларусь №58р от 23.02.2017 г. была создана Межведомственная экспертная группа по выработке предложений по вопросам декриминализации экономических рисков субъектов хозяйствования. Координация деятельности, по результатам которой до 1 августа 2017 г. в Совет Министров должны быть представлены соответствующие предложения, возложена на Министерство экономики. С целью внести свой вклад в эту работу, а также проинформировать читателей о готовящихся изменениях в уголовной и административной практике по таким делам журнал «Директор», совместно с компанией «Евразийский деловой форум» (EBF) и адвокатским бюро «Степановский, Папакуль и партнеры», провел 6 июня в отеле «Ренессанс» круглый стол по теме «Декриминализация экономических рисков субъектов хозяйствования». К участию в нем были приглашены представители Минэкономики, деловых союзов, юристы, а также руководители предприятий различных сфер деятельности.

Полная конфискация - пережиток социализма

Большой интерес и острую дискуссию вызвало выступление начальника юридического управления Министерства экономики Республики Беларусь Владимира Хлабордова, рассказавшего о работе министерства и Межведомственной экспертной группы по совершенствованию законодательства и предложениях, которые планируется вынести на рассмотрение правительства. В частности, речь шла об изменениях в Уголовном Кодексе в части сокращения перечня уголовно наказуемых деяний с формальным составом преступления, максимальном отказе от наказаний, связанных с лишением свободы, по делам, связанным с экономическими преступлениями, установлении более высоких порогов ущерба и др.

Владимир Хлабордов

Как отметил В.Хлабордов, сегодня порог ущерба при привлечении к уголовной ответственности за неуплату налогов составляет в Беларуси порядка 12 тыс. евро. Учитывая, что у большинства фигурантов подобных дел имеется имущество, позволяющее полностью возместить такой ущерб, вряд ли разумно тратить время и государственные деньги на возбуждение и ведение уголовного процесса, а гораздо проще рассматривать такие нарушения в рамках административной практики. Еще одним предлагаемым Межведомственной группой изменением является значительное расширение перечня преступлений в экономической сфере, дела по которым могут возбуждаться не представителями правоохранительных органов, а пострадавшей стороной. По мнению участников круглого стола, порой предприятию (если речь не идет о неуплате налогов или платежей в бюджет) проще списать потери, связанные с управленческими ошибками или даже с мелкими нарушениями со стороны своего управляющего в убытки и продолжать работать, чем нести судебные затраты и тратить время на разбирательство. А оно, между прочим, в результате может вылиться в дополнительные штрафы или субсидиарную ответственность. Тем более что у нас в стране существует практика штрафовать фактически за одно и то же нарушение и руководителя, и предприятие - юридическое лицо.

В ходе дискуссии участники мероприятия подвергли критике работу правоохранительных органов за формальный подход к рассмотрению дел, связанных с экономическими правонарушениями и применение необоснованно жестких мер к фигурантам таких дел на этапе досудебного расследования. Деятельность судебных органов, по мнению многих выступавших, также вызывает недовольство бизнеса. В частности, практика конфискации имущества, оставшаяся нам в наследство еще с советских времен: действительно, справедлива ли полная конфискация, если большая часть имущества обвиняемого была нажита задолго до совершения им экономического преступления, т.е. вполне законным путем? Тем более, если стоимость имущества превышает размер инкриминируемого человеку экономического ущерба…

Александр Швец, председатель РОО «Белорусская научно-промышленная ассоциация» заявил, что на проблему декриминализации экономических рисков субъектов хозяйствования нужно смотреть, прежде всего, через призму инвестиционной привлекательности страны, поскольку несовершенство законодательства в данной сфере отталкивает от нас как внутренних, так и внешних инвесторов. Он отметил, что государственные органы по-прежнему слабо учитывают интересы бизнеса при подготовке ключевых законов и нормативно-правовых актов. Так, деловые союзы подготовили около 50 предложений в проект готовящегося Декрета Президента «О развитии предпринимательства и исключении излишних требований, предъявляемых к бизнесу». Из них в первую версию этого документа вошли лишь единичные фрагменты. По мнению руководителя БНПА, еще одной проблемой является правоприменительная практика, которая часто ориентируется на максимально возможное наказание. В результате порой мы имеем нормальные нормативно-правовые акты, положения которых трактуются правоохранителями и судебными инстанциями по-своему, без учета наличия или отсутствия вины, возможного предпринимательского риска и даже элементарного здравого экономического смысла.

Александр Швец

Без вины виноватые?

Ожидаемо активно участники круглого стола встретили доклад на «больную» тему субсидиарной ответственности руководителей и собственников предприятий, с которым выступили управляющий партнер адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» Александр Степановский и адвокат Ирина Аноп.

Александр Степановский

Докладчики подчеркнули, что в белорусских судах сложилась практика массового присуждения субсидиарной ответственности по делам, связанным с банкротством предприятий. Во многом это обусловлено позицией Верховного Суда, который постановлением Президиума от 27.04.2016 г. потребовал от судей «не допускать завершения ликвидационного производства по делу о банкротстве при наличии оснований для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на других лиц». В результате антикризисные управляющие вынуждены инициировать такие дела, что практически уничтожило принцип ограниченной ответственности и институт портфельных инвесторов в стране. Для иностранных инвесторов это выглядит просто невероятным! Они не могут понять - почему даже миноритарный акционер должен постоянно изучать отчетность и участвовать в работе контрольных органов компании, чтобы обезопасить себя от риска, связанного с субсидиарной ответственностью?

Такая практика, по словам А. Степановского, привела к тому, что «с 2010-х гг. Закон «О банкротстве» в Беларуси стал не освобождать от ответственности участников предпринимательской деятельности, а перекладывать ее на плечи собственников и руководителей. То есть вместо того, чтобы очищать предприятия от долгов, чаще всего возникших вследствие форс-мажорных ситуаций, и давать им возможность работать дальше, он превратился в инструмент наказания людей, которые пытались что-то сделать, но не смогли в рамках обычного предпринимательского риска».

По мнению юристов и представителей бизнеса, инициатива в возбуждении таких дел должна исходить не от государственных органов и судей, а прежде всего от кредиторов компании-банкрота. Сегодня у белорусских предпринимателей в отличие от их зарубежных коллег нет права на ошибку. А ведь бизнес - это риск по умолчанию, и именно поэтому во всем мире практика субсидиарной ответственности встречается крайне редко и применяется лишь в отношении явного умышленного пренебрежения руководителями своими обязанностями.

Об этом в своем выступлении говорил глава Представительства немецкой экономики в Республике Беларусь Владимир Августинский. По его мнению, в условиях острого структурного кризиса государство должно не усложнять условия ведения бизнеса и ужесточать ответственность за нарушения в данной сфере, а наоборот, максимально раскрепостить деловую инициативу и поддерживать ее! Ведь в конце концов именно в экономике создаются рабочие места и ресурсы, за счет которых финансируются бюджетные расходы.

Владимир Августинский

Сегодня под субсидиарку в нашей стране подпадает в основном частный бизнес, тогда как решения государственных управляющих и госорганов, приведшие к убыткам предприятий, чаще всего остаются фактически безнаказанными. Поэтому выступавшие отметили, что постановление Президиума Верховного Суда от 27.04.2016 г. нужно отменить и что основанием привлечения к субсидиарной ответственности должна быть только вина, например, преступный умысел, доказанный в рамках уголовного дела. Наконец, если в законе говорится о добросовестности и разумности поведения предпринимателя, то нужно четко прописать исчерпывающие правила такого поведения. И лишь тогда за их нарушение можно будет привлекать руководителя к субсидиарной ответственности.


Субсидиарная ответственность: опыт Германии

Немецкое законодательство исходит из того, что при руководстве обществом с ограниченной ответственностью (Gesellschaft mitbeschränkter Haftung - GmbH) управляющий должен вести дела с «осмотрительностью заботливого предпринимателя». Непременными условиями ответственности управляющего являются: нарушение им своих обязанностей, вина, ущерб и причинно-следственная связь между этими факторами. В случае причинения ущерба компании он подлежит возмещению при условии, что такой ущерб основан на нарушении управляющим своих обязанностей, а не на принятии им решений в рамках предпринимательского риска. Кроме того, при наличии нескольких управляющих или лиц, принимающих решения, требуется наличие доказательств о нарушениях, совершенных конкретным руководителем. Ущерб не возмещается, если ответственность конкретного управляющего была ограничена соглашением о разграничении компетенций. Срок исковой давности требований общества о возмещении ущерба управляющим составляет 5 лет.

Ответственность управляющих бывает двух видов - внутренняя и внешняя. В первом случае иск к директору может подать сама компания. Для этого ее участники должны принять соответствующее решение. Без него иск общества к управляющему считается необоснованным. При этом Закон о ГмбХ не подразумевает прямой ответственности управляющего по отношению к участникам общества, а само общество  может отказаться от предъявления каких-либо требований к управляющему либо урегулировать их во внесудебном порядке. Что касается внешней ответственности, то здесь инициировать требование о возмещении ущерба могут кредиторы компании. Но им опять же придется доказать, что этот ущерб возник по вине директора вследствие нарушения им должностных обязанностей. Среди наиболее распространенных нарушений - предоставление недостоверных данных бухгалтерской отчетности, нарушение правил бухгалтерского учета, несвоевременная подача заявления о банкротстве, вывод активов до или после подачи такого заявления. Но в последнем случае ответственность управляющего может быть исключена, если совершенные выплаты, несмотря на имеющиеся признаки банкротства, были выполнены управляющим в рамках той самой «должной осмотрительности, характерной для заботливого предпринимателя». Имеются в виду так называемые привилегированные выплаты: погашение задолженности за коммунальные услуги (электроэнергию, воду, отопление), заработная плата, арендная плата, а также уплата налогов и страховых премий.

Информация предоставлена Представительством немецкой экономики в Республике Беларусь

Константин КОРЖЕВИЧ

Ужесточение ответственности или инвестиции?
Ужесточение ответственности или инвестиции?
Previous Next Play Pause
1