Председатель Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) Владимир ИВАНОВ в банковском бизнесе - с 1990 г. С момента основания Славнефтебанка (так назывался банк до вхождения в группу ВТБ) в 1996 г. он является его бессменным руководителем. 7 октября банк отметил 20-летие своей деятельности.

В связи с этим журнал «Директор» попросил Владимира Владимировича рассказать - как изменился банк за эти годы, а также поделиться своим видением перспектив развития банковского сектора и экономики Беларуси.

Владимир Иванов

 Владимир ИВАНОВ, Председатель Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь)

- Владимир Владимирович, если честно - 20 лет назад вы могли представить ваш банк таким, каким он стал сегодня?

- Мы живем в такое динамичное время, что задуманное редко совпадает с реальностью. И это актуально для всех сфер. Вспомните 90-е, когда еще не было мобильных телефонов: могли мы тогда предвидеть, что сегодня смартфоны будут у всех - от школьников до пенсионеров? Так и в банковской сфере: мы даже не могли предположить, что будем именно таким банком, что займем такие позиции и приобретем именно такого акционера. Конечно, на каждом этапе у нас были стратегии, на их изменение влияло множество факторов: акционеры, регулятор, макроэкономика, состояние рынка, появление новых продуктов и инструментов. Кроме того, в банковской сфере всегда присутствовала конкуренция - и это тоже один из инструментов влияния на нас и нашу стратегию. Никто на старте не задумывался, чего мы должны достичь за 20 лет. Поэтому сложно говорить о сбывшихся или несбывшихся надеждах. Одно могу сказать точно: все 20 лет мы были растущим банком. Если бы не росли, мы бы сегодня с вами не разговаривали. Любая стабильность в бизнесе приводит к стагнации, за которой, как правило, следует уход с рынка.

- Двадцать лет для банка - это много?

- Давайте вспомним, сколько в Беларуси за это время закрылось банков. В России их еще больше: с более чем 2,3 тыс. количество банков сократилось до 600-700, и это еще не предел. Кого-то заставил уйти рынок, кто-то сам не смог выстроить правильную стратегию. Поэтому не только для банков, но и для любого бизнеса, соз­данного с нуля, 20 лет - это серьезный возраст.

С другой стороны, не стоит жалеть о тех, кто ушел с рынка. Темпы движения вперед велики, и конкуренция - это хороший, здоровый механизм. Хотя я бы не возражал быть монопольным банком (смеется), но давайте признаем: именно конкуренция стимулирует нас двигаться вперед, дает больше преимуществ потребителям услуг, заставляет вырабатывать индивидуальный подход к клиенту.

- В любом бизнесе есть какие-то основные этапы - своего рода вехи, проходя которые, он меняется количественно и качественно. Были ли они у вашего банка?

- Сложно выделить главные вехи, так как в развитии нашего банка было много важных этапов. Наверное, прежде всего стоит отметить дату регистрации - 7 октября 1996 г. В то время получить ее было не так просто. Второй значимый этап - 2007 г. - связан с вхождением банка в группу ВТБ. Это кардинально изменило наши возможности и работу - мы получили много новых знаний и опыта.

Но главным является то, что на протяжении 20 лет работы мы с коллективом банка не допустили появления каких-либо тревожных моментов. Сложности, конечно, были, порой нам приходилось справляться с весьма серьезными вызовами, но банк успешно пережил все проблемные периоды.

- Можете представить, каким будет банк через 20 лет?.. Ну, или хотя бы через 5-10?

- Думаю, мы будем больше развиваться в технологическом плане. Это уже просматривается: многие процессы в банковской сфере автоматизируются. Прак­тика показывает, что машина ошибается гораздо реже, чем человек. Вряд ли полностью откажемся от сотрудников к этому времени, но движение будет однозначно в сторону автоматизации. Возможно, как раз через 20 лет придет руководитель банка в начале рабочего дня, включит условный рубильник - и все будут делать роботы.

Потребители тоже идут в сторону технологий. Еще несколько лет назад «Клиент банк» использовали единицы, сейчас - более 90% обслуживаются по этой системе без постоянных визитов в банк. Технический прогресс приведет к тому, что со временем и физические лица перестанут ходить в банки, а наличные деньги будут редким инструментом.

- Есть ли у вас клиенты, которые обслуживаются в банке с момента его создания?

- Конечно, есть. И преданность одному банку дорогого стоит. Такие компании объединяет одно: это постоянно растущие бизнесы. Если бизнес стоит на одном уровне, маловероятно, что он выживет.

- В одном из интервью почти 2 года назад вы говорили, что наступает сложный период. Как думаете, трудности уже закончились? Мы достигли дна?

- Из высоких кабинетов все чаще звучит фраза: сейчас Россия оживет - и у нас тоже станет лучше. Но, не в обиду этой стране, для нас такая перспектива не должна быть основной. Да, зависимость Беларуси от России высокая.Это касается и взаимной торговли, и той поддерж­ки, которую мы получаем, причем как финансовой, так и политической. Но мы все равно должны рассчитывать на свои возможности, на собственную экономику.

За эти 2 года картина более-менее прояснилась. Не знаю, можно ли сегодняшнюю ситуацию назвать дном, потому что обычно добавляют: «оттолкнуться от дна и начать расти». На мой взгляд, пока какого-то резкого скачка ожидать не стоит. Компании, которые вышли на определенный уровень реализации продукции и взаимоотношений с партнерами, должны настраиваться на долгую жизнь в таких условиях.

У нас открытая экономика, которая тесно связана с экономиками России и стран Евросоюза. Если там будут улучшения, по­явятся новые возможности, и мы сумеем ими воспользоваться - например, сможем сделать свою продукцию более «проходной» по цене и качеству, то у нас будут определенные шансы на рост. Даже такой фактор как рост цен на калий, дает нам некоторые возможности.

Банк ВТБ

- Можете назвать самый крупный кредит, выданный банком в Беларуси, а также самый интересный проект?

- Мы любим большие кредиты, потому что трудоемкость процесса выдачи любого кредита одинакова, но при этом от крупного отдача гораздо ощутимее. Самым крупным кредитом было финансирование Мозырского нефтеперерабатывающего завода. От группы ВТБ на эти цели суммарно было направлено более 200 млн евро, а через наш банк - более 100 млн долл.

Самый интересный? Не знаю... Сложно сказать, какая булочка самая вкусная, если ты кондитер и штампуешь их тысячами. Выдавать кредиты - это наша повсе­дневная работа. Когда мы только начинали, этим занималось одно кредитное подразделение,и нашим сотрудникам часто приходилось действовать интуитивно. Сейчас в структуре банка любая сделка разнесена по подразделениям, которые ее оценивают с разных сторон. Наверное, самые любимые проекты - те, которые проходят без проблем: когда кредиты обслуживаются и возвращаются вовремя, принося нам доход.

К слову, я как руководитель лично никогда кредиты не раздавал. Бывает, клиенты пытаются при личной встрече оговаривать условия кредита, и мне приходится вежливо их останавливать. Ведь если мое слово чего-то стоит, то я не могу разбрасываться им налево и направо - покажите документы и залоги, обоснуйте, тогда будем разговаривать! Все-таки выдача кредита - это наш общий продукт, всей команды ВТБ.

Справка «Директора»

ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) работает на рынке Республики Беларусь с 1996 г. и стабильно входит в десятку крупнейших банков страны. Банк является универсальным и входит в состав международной финансовой группы ВТБ. Основной пакет его акций (99,99996%) принадлежит Банку ВТБ ПАО (Россия), 1 акцией владеет СООО «ВТБ Лизинг» (Республика Беларусь). Уставный фонд банка - 77 962 020 бел. руб. В состав банковского холдинга ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) также входят ООО «СНБ-Агро», ООО «СНБ-строй».

Традиционно клиентами банка являются многие предприятия энергетики и нефтехимической отрасли Беларуси. Банк - член Белорусской торгово-промышленной палаты, член Ассоциации белорусских банков, член ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа» и Белорусского союза предпринимателей, уполномоченный агент по размещению облигаций Государственного выигрышного валютного займа Министерства Финансов Республики Беларусь.

- Некоторые эксперты считают, что одна из проблем белорусского бизнеса - это его закредитованность. Вы согласны с этим?

- Как раз нет! Показатели требований экономики к ВВП у нас далеко не самые высокие. Да и в принципе экономика не может жить без кредитов. Вы думаете, на Западе крупные бизнесы не закредитованы? И случись что - они смогут одним махом вернуть все долги?

Знаю предпринимателей, которые принципиально строят бизнес без кредитов. С одной стороны, у меня такой подход вызывает уважение. Но с другой - это значит, что собственник не может просчитать бизнес и его развитие, не может расти темпами, которые позволил бы ему кредит. Поэтому здесь ситуация достаточно спорная.

Впрочем, я согласен с нынешним правительством и Нацбанком: во время падения экономики не следует увеличивать объемы кредитования. Если предприятие не растет, то на что берется кредит? На проедание?

- Тем не менее, количество плохих кредитов в банковском портфеле растет…

- Да,и будет расти дальше, так как период восстановления будет долгим. Но темпы роста проблемной задолженности уже заметно снизились. При этом большинство проблемных предприятий - это госсобственность.Наше государство всегда поддерживало госсектор, вытаскивало госпредприятия из сложных ситуаций. Но сейчас положение изменилось: крупные предприятия еще поддерживают, а по остальным позиция государства такова: от неэффективных и убыточных компаний нужно избавляться!

- К слову, как вы оцениваете работу новой команды правительства за 2 года?

- Однозначно положительно! По эмиссии - и в прошлом, и в этом году задачи выполнены, ограничения требований к экономике - выдержаны. Правительству пришлось в какой-то степени изменить менталитет руководителей госпредприятий.

У нас есть примерно 100 предприятий, которые журналисты окрестили «клубом кредиторов» и по которым Совмин и Нацбанк держат руку на пульсе. Так вот, я несколько раз присутствовал на рабочих группах по этим предприятиям: их директора были абсолютно уверены в том,  что им как и раньше будут давать деньги. Однако этого не произошло. Вместо новых «вливаний» руководителям предприятий предложили продумать программу оптимизации и самим решить, каким образом обслуживать существующую задолженность.

Но для более значительного эффекта, на мой взгляд, экономическая команда правительства должна делать более решительные шаги. Хотя нужно понимать, что это все - шоковые элементы. Легко говорить о банкротстве неэффективных предприятий, но за любым производством стоят люди, которые не виноваты в том, что оно неэффективно управлялось.

Посмотрите, как за этот период улучшились отношения Беларуси с Европой, с тем же Международным валютным фондом! Будем ли мы кредитоваться - это второй вопрос. Больших экономических оснований брать деньги у МФВ сейчас нет. Это все-таки скорее политико-экономический показатель, но если МВФ работает на этом рынке, то и зарубежные банки, и инвесторы по-другому относятся к стране. Я поддерживаю то, что делает экономическая команда. Хотелось бы, конечно, большего эффекта и более быстрого решения проблем, так как мы все зависим от макроэкономической ситуации, но и за это спасибо.

Николай ЗАГОРСКИЙ

 


Продолжение читайте в печатной версии журнала. 
Оформить подписку или купить номер всегда можно в редакции