№11 (185) - Ноябрь

 
 
  • Колонка главного редактора: Мысли о дармоедах. давайте оставим в покое тех, кто патологически не хочет работать.
  • Операция "Банк" провалилась: Чем грозило решение об установлении минимальных тарифов на некоторые банковские услуги?
  • Попали в сети: Там, куда пришли крупные розничные сети, нет жизни малому и среднему бизнесу.
  • Реинкарнация: "Сити" станет "Миром": Проект строительства в столице бизнес-района возрожден, но под другим именем.
  • Зачем директору телефон? Если вы звоните по телефону только для того, чтобы поговорить с кем-то, то вы живете в каменном веке.
  • Ангелы спустились на землю. И сделали бизнес: Крыльев у них нет, но есть деньги и готовность инвестировать в рискованные проекты.
  • Золотая рыбка Виктории Аверьяновой: Как зарабатывает дочь миллионера?

Елена ЗАЙЧЕНКО

Может, кому-то заголовок этой статьи покажется излишне хлестким, а заложенные в него сомнения преувеличенными, но ситуация на многих предприятиях отрасли далеко не радужная, ее впору назвать патовой. Изменить ее способно лишь кардинальная трансформация подходов в хозяйствовании.

То, что 5-10 лет назад было последней мебельной новинкой, сегодня уже безнадежно устарело. По финансовому обороту, скорости обновления ассортимента, уровню инвестиций в исследования и инновации отечественная мебельная промышленность далеко отстает от зарубежных производителей. А ведь положение дел в мебельной промышленности во многом является индикатором состояния экономики всей страны.
По прогнозам экспертов, если ничего кардинально не изменить, белорусская мебельная промышленность столкнется с очень жестким кризисом уже в ближайшие 5 лет. И привычный авторитарный стиль управления с принципом «инициатива - наказуема» уже не решит проблемы.

С высоты лет
В далеком 1994 г. я попала на одно из ведущих деревообрабатывающих предприятий отрасли и «задержалась» там на 9 лет. Как ни удивительно, все эти годы предприятие модернизировали. Только тогда оперировали другими, более модными на тот момент понятиями - конверсия, переориентация. В приказном порядке на предприятии была создана служба маркетинга. Хорошо помню, как «переименованный» в директора по маркетингу коммерческий директор стеснялся своей новой должности, представляясь иначе. Рынок мебели в этот докризисный период был одним из наиболее успешных сегментов товарного рынка.

Но уже тогда были предпосылки для возникновения сегодняшних проблем. С 1990 г. спросом пользовалась только часть ассортимента: беспрецедентно-элитные дорогие наборы и коллекции из натурального материала. За пределами страны поистине популярными были наборы мебели для прихожей, шкафы-витрины. Актеры, высокие чиновники, политические деятели с удовольствием приобретали и даже рекламировали белорусскую мебель. Постепенно снимали с производства так называемые «стенки», заменяя поливариантными наборами мебели для спальни, прихожей, гостиной.

В это время уже успешно функционировала собственная торговая и дилерская сеть. Тем не менее плановые и сбытовые отделы соответствовали административной системе: планы подстраивались под уже сформированные решения руководства, специалисты отдела сбыта фактически выполняли функцию распределения успешного на рынке ассортимента, без способности и желания продвигать неходовой товар, многотомные отчеты маркетинговой службы «перечеркивал» художественный совет. Успешный экспорт в Россию был связан с меньшей стоимостью рабочей силы и некоторым запоздалым пробуждением ее деревообрабатывающей отрасли. Возможно, это было лучшее время для отрасли. Но необходимо понимать, что оно не повторится уже никогда.

Сейчас отрасли нужно не возвращение, а развитие на основе многолетних опыта, знаний, в союзе с изменениями и инновациями. Например, все видят, что строительство жилья не растет сегодня значительными темпами, но усиливается рынок аренды, человек становится мобильнее и предпочитает все чаще аренду домовладению. Понятно, что экономическая ситуация или временное отсутствие не всегда позволяет сразу приобрести мебель. Но приходит время, когда старый диван заменить просто необходимо. И здесь нужно понять и использовать понимание того, что мебель сегодня - это сегмент, где инновации должны преобладать. Инновации и в том, как делать мебель, и в том, как продвигать на стратегические рынки.

Если производитель предлагает кресло со встроенными динамиками, то его можно продавать не только в мебельном магазине, но и в магазине музыки или электроники. Не нужно бояться нетрадиционных каналов продвижения. Матрасы и кровати - самое широкое поле для инноваций. Например, кровати, которые контролируются интеллектуальными устройствами. Опять подсказка рынка: сегодня потребитель ищет ценность в продукции, которая ему интересна. И тут же еще один девиз-слоган: от уравнения «цена - качество» к уравнению «цена - ценность». Непросто осознавать, что привычные стандарты, технические условия и т.д. уже недостаточны и неактуальны, как, впрочем, и то, что неактуальна инициатива «Сделано в Беларуси» или национальный бренд «Белорусская мебель».

Как маркетолог со значительным практическим опытом заявляю, что «Сделано в Беларуси» - не импульс к покупке. Приходилось бывать во многих регионах бывшего СССР и знаю наверняка, что к сожалению, слоган пока означает приемлемую цену на продукцию непритязательного спроса. Но это не будет и не может быть основой продвижения, как бы не хотелось или как бы не рады были обманываться сегодняшние руководители коммерческих и маркетинговых служб предприятий. Однажды придут компании, которые будут развивать импортные бренды здесь, чтобы снизить затраты на свою продукцию на рынке. Их мебель будет произведена в Беларуси, и что в этом случае будет с брендом «Белорусская мебель»?

Забываем о главной цели создания бренда - повышение стоимости продукции. Как ни обидно, но переплачивать за «Сделано в Беларуси» сегодняшний потребитель не будет. Он с удовольствием заплатит за добавленную ценность. Да и повышение доходности от продажи ценности позволит в конечном итоге платить достойную заработную плату специалистам отрасли.

Пик спада интереса к белорусской мебель пришелся на 2009 г. Авторитарное управление, когда для повышения эффективности необходимо понуждать и контролировать, и при этом все готовы выполнять указания сверху, себя изжило. Дальнейшее развитие мебельной промышленности зависит от того, как отрасль поведет себя в сложный период, в том числе и в решении таких задач, как повышение доходности продукции при условии конкурентоспособной цены, внедрение современных процессов в организации производства, автоматизация, развитие безотходных технологий, оптимизация продуктового портфеля, создание брендов, интеграция в дизайн инновационных решений…

Красота спасет предприятие
Отдельно хотелось бы остановиться на дизайне. «Используя дизайн как инструмент, можно эффективно управлять производственными возможностями, - говорит известный белорусский мебельный дизайнер Александр Строганов. - Задача промышленного дизайна, с одной стороны - создавать такой продукт, который бы нравился людям и пробуждал в них стремление к его приобретению, а с другой - все, что соз¬дано дизайнером, учитывая функциональную целесообразность и эстетическую привлекательность, должно обладать способностью к ритмичному серий¬ному воспроизводству в рамках промышленных мощностей конкретного производства. Есть еще и третья задача - задача имиджа, формирования бренда: весь видеоряд производимой продукции должен достойно представлять компанию на любом уровне, выгодно проявлять все ее возможности, быть гибким и уметь приспосабливаться к решению самых сложных задач, удовлетворяя вкусам самого взыскательного заказчика».

А.Строганов по праву считает, что мощный производственный потенциал, которым обладают белорусские предприятия, не реализован в полной мере. «Дизайн как инструмент» - сегодня звучит как еще один своеобразный слоган и руководство к действию. Мебельный сегмент всегда тесно связан с модой и трендами в интерьерной индустрии. Считается, что в современных условиях для достижения успеха в продвижении мебельной продукции нужно быть либо самым дешевым, либо самым уникальным. Мелкие производства здесь не имеют перспектив. А вот крупные предприятия, работающие в среднем и дорогом сегментах останутся конкурентоспособными.

Но ни то, ни другое не свойственно сегодня белорусской мебели. Будущее - за инновационной дизайнерской мебелью и сильными мебельными брендами. Именно поэтому мебельных дизайнеров необходимо взращивать, обучать и сохранять за предприятием пожизненно. Запросы потребителя будут только расти в части удобства, функциональности, уникальности и эстетичности. К сожалению, как бы ни «кричала» реклама, сегодня белорусские производители не могут обеспечить потребности притязательного потребителя. А «безадресный» мебельный дизайн скоро станет неактуальным. И может так случиться, что даже повышение импортных пошлин не сыграет в пользу отечественной мебели.

Что же будет с мелкими производителями при позитивном развитии сценария? Ведь соперничать с крупными производителями они не смогут. В условиях жесткой конкуренции независимость мелких производителей мебели будет, вероятнее всего, формальной. Они будут тесно связаны с крупной мебельной структурой, выступая субпоставщиками более крупных предприятий, специализируясь, например, на изготовлении отдельных предметов или деталей мебельной продукции, сопутствующих товаров, предназначенных для использования более крупными производителями.

Также для развития мебельной отрасли неплохо было бы самостоятельно обеспечивать себя высококачественными компонентами для производства мебели, мебельными механизмами, фурнитурой, лакокрасочными изделиями. Всем тем, что в больших объемах закупается за рубежом. Благодаря планам модернизации, есть предпосылки улучшения ситуации с современными древесными материалами. Но мебельные ткани, фурнитура как закупались, так и преимущественно закупаются.

Многие считают, что постсоветский покупатель отличается крайне низкой культурой потребления, и ориентироваться он будет на знакомую и приемлемую для отечественного жилья продукцию. Извините, не соглашусь, прежде всего потому, что не нужно умалять своего потребителя. Во-вторых, потому, что его воспитание - также первоочередная задача маркетинговых служб предприятия. И если отечественным дизайнерам не ориентироваться на лучшее сегодня, завтра мы получим… точнее, не получим потребителя в принципе.

«За внешним видом изделий четко угадывается проектирование «от каталога» западных производителей. Вывод напрашивается сам собой: несмотря на более-менее современный парк оборудования и отдельные успешные разработки, в целом, по отношению к тому же прототипу, продукция предприятий выглядят блеклой и неорганизованной», - делает выводы дизайнер А.Строганов. При этом традиционный курс на расширение ассортимента не всегда оправдан. На работающих мебельных предприятиях концерна ассортимент скорее «зашкаливает» и дублируется практически каждым из них.

Перед тем как планировать объем выпуска, формировать производственную программу, необходимо знать, где, когда и по каким ценам этот ассортимент будет продаваться. Для чего следует изучить спрос, рынки сбыта, потенциальных покупателей, возможность организовать производство по конкурентной цене, доступность материальных ресурсов, наличие кадров необходимой квалификации и т.д. От этого зависят конечные финансовые результаты, воспроизводство капитала, его структура и, как следствие, финансовая устойчивость предприятия. Гонку за ассортиментом, возможно, заменит специализация в рамках концерна. Оставаться конкурентоспособным широкий ассортимент сегодня не помогает. Производители мебели вкупе с концерном должны пересмотреть отраслевую стратегию, чтобы оставаться конкурентоспособными за счет улучшения технологий, диверсификации рынков, специализации.

Объединяя интеллект
Необходимо объединить специалистов ради одной цели и создать специальный мебельный институт, аналитическая группа которого будет отслеживать наиболее перспективные направления и планировать работу в интересах белорусской мебельной промышленности. Финансирование исследований для стратегической отрасли должно осуществляться и за счет государства, и за счет предприятий. При этом результат исследований должен принадлежать институту, но «заказчик» (мебельное предприятие любой формы собственности) может выкупить патент или использовать результаты исследований, приобретя отчет. Мебельный институт будет работать только для мебельной промышленности, и результаты должны быть прикладными, применимыми в мебельной промышленности, в том числе с учетом парка оборудования и планов по модернизации.

Заметим, общий износ оборудования белорусских деревообрабатывающих предприятий составляет не более 40%. В парке оборудования - такие известные бренды, как Primultini, Gridgio, IDM, Homag, Cosmec, Biesse, Lignacon, Heessemann, Kuper, Weining, IMA… Этого в принципе уже достаточно для производства конкурентоспособной продукции. Конечно, не нужно ожидать, что все проекты мебельного института будут успешными. Если он будет способен выдать 50% удачных проектов, то мы достигнем уровня исследовательских институтов ведущих мировых корпораций. Так к чему же необходимо стремиться? И где та стратегия, которая будет годами успешной?

Попробуем все свести к понятному выводу: Мебель сегодня - это низкая цена и высокая технология. Под таким девизом и нужно работать. Рынок сегодня не только диктует условия, но и подсказывает решения. Не под силу отдельному предприятию деревообрабатывающей отрасли глобальные исследования, независимая аналитика, стратегический маркетинг, уникальный дизайн и инновационные конструкторские разработки. Все это может быть отдано на аутсорсинг новой структуре - институту. Понятно, что сотрудников в такой структуре должно быть достаточно. В перспективе поиск кадров необходимо начинать с выпускников, студентов. Исключительно на будущее будет работать и финансирование студенческих исследований, когда наиболее способным институт выплачивает заработную плату и предоставляет возможность трудоустройства на перспективные предприятия отрасли.

В свою очередь менеджменту производственного предприятия следует сконцентрироваться на решении производственных задач и реализации готовой продукции. Ведь в наше время ситуация изменяется настолько быстро, что руководителям мебельных предприятий приходится решать не менее 30 практических задач в месяц, хотя фактически удается 1-2. Возможно, кто-то увидит здесь своеобразную «модернизацию» концерна. Но неужели необходимо все начинать с нуля, разрушив опыт десятилетий? Деревообрабатывающая отрасль Беларуси по праву может гордиться своим опытом.

С поправкой на глобализацию
Постепенное снижение пошлин на мебель, связанное со вступлением России в ВТО, практически не дает нам времени для рассуждений, и если мы не адаптируемся в новых условиях, то, возможно, не выдержим конкуренцию с мировыми поставщиками мебели. Как не обидно констатировать, для мировых рынков белорусская мебель в большинстве своем неконкурентоспособна. Доля Беларуси в структуре мирового экспорта незначительна, а структура товарного ассортимента представляла и представляет собой мебельные полуфабрикаты или мебель под заказ.

Понятно, что наиболее опасным конкурентом для всех сегодня является Китай. После его вступления в ВТО в 2001 г. различные страны и корпорации приняли меры по защите национальных производителей в этом товарном сегменте. Например, американцы поддерживают мебельщиков снижением тарифов, принимают иные меры по сохранению конкурентоспособности и рабочих мест в отрасли. Пока одни руководители увольняют сотрудников, закрывают предприятия, переходят на сокращенный рабочий день, другие реализовывают методы «бережливого производства» и инвестируют в оборудование, которое способно повысить производительность.

Минимизация отходов, разумное проектирование или перепроектирование производства, инвестиции в основной капитал и труд - вот что необходимо брать на вооружение, чтобы выдержать конкуренцию. Стратегия, ориентированная на высокоценные сегменты, обеспечивает большую прибыль для предприятий. Она также сложна для повторения конкурентами. К составляющим такой стратегии стоит отнести дизайн, а также методы распределения и маркетинга, которые зависят от глубокого знания рынка и потребителя.

Некоторые предприятия концерна способны концентрироваться на специальных продуктах и на более высоких ценовых сегментах мебели. При производстве высококлассной и нестандартной мебели меньше шансов быть вне игры, потому что такая специализация требует больше навыков для производства и стандартизации.

Представителям отрасли также следует помнить, что деревянная мебель -вне времени и тенденций, и именно белорусская мебель - часть среды, находящейся в единстве с природой и окружающим нас миром. Потребитель выбирает то, что изготовлено из понятных составляющих, на известных и экологически безопасных производствах и, соответственно, безопасно для дома и человека.

{jcomments on} 

Александр ПЕРЕВЕРЗЕВ

Пора опровергнуть миф о том, что учеба в частном вузе стоит дороже, чем в государственном, а если студент платит, то независимо от успеваемости ему гарантирован диплом. Своим видением проблем в сфере образования мы попросили поделиться Степана СОКОЛА, доктора юридических наук, профессора, председателя попечительско-координационного совета «БИП - Институт правоведения».

- «БИП - Институт правоведения» ведет свое начало с момента образования Минской высшей юридической школы Союза юристов БССР в 1990 г., тогда я стал одним из соучредителей. Первоначально юридический вуз не задумывался как частный, планировалось сделать его структурным подразделением Союза юристов, но с участием конкретных физических лиц.

В те времена было больше свободы, учебные планы писали самостоятельно, при этом в чем-то опережали государственные вузы. Например, ввели новые специальности, которых тогда не готовили ни в Беларуси, ни в России: налоговое и банковское право, правовое обеспечение внешнеэкономической деятельности и т.д. Сегодня институт выпускает 700-800 юристов в год, создано два филиала в Гродно, Могилеве.

В период становления вуза ощущался кадровый «голод», но здесь помогли жизненный опыт и личностные отношения с ведущими юристами Беларуси, поскольку за плечами были годы работы в Академии наук, Министерстве образования и Гродненском университете. Несколько преподавателей, приглашенных из БГУ, вошли в состав соучредителей. Некоторые из них, например, бывший заместитель председателя Конституционного суда, заслуженный юрист Республики Беларусь, ассоциированный член Венецианской комиссии от Беларуси Александр Марыскин был у нас доцентом кафедры права.

Сегодня ядро педагогического коллектива «БИП - Институт правоведения» составляют высококвалифицированные преподаватели, среди которых более 30 докторов наук, свыше 140 кандидатов наук. Для повышения качества учебного процесса к преподаванию в институте привлекаются ведущие специалисты и лучшие научные кадры нашей республики, стран ближнего и дальнего зарубежья.

- Степан Федорович, насколько уровень юридического образования, получаемого в частных и государственных вузах, соответствует требованию времени и сопоставимы ли они по качеству?

- Конечно, с усилением бюрократизации системы высшего образования возможность творческого подхода вузов к совершенствованию образовательных программ  и методик сузилась. Более 90% учебных программ, в том числе почасовой лекционный «трафик» спускается сверху, так что учебные заведения практически не могут оказывать существенного влияния на учебный процесс. А жаль, ведь оценивать тот или иной подход к образовательному процессу нужно не по промежуточным, а по конечным результатам.

Я давно являюсь ярым противником использования германской лекционной системы образования в прежних объемах, поскольку в век интернета необходимо больше внимания уделять современным методам обучения, например, ролевым играм. К примеру, у нас по гражданскому праву предусмотрено 180-200 ч лекций, хотя можно было бы значительную часть этого времени использовать для практической подготовки.

Возвращаясь к вашему вопросу о качестве образования, стоит отметить, что, например, более половины сотрудников прокуратуры и судейского корпуса Могилевской области - выпускники нашего вуза. Мы гордимся тем, что первый заместитель председателя Следственного комитета Республики Беларусь, полковник юстиции Алексей Волков в 1996 г. окончил наш институт.  Наши выпускники занимают высокие посты начальников управлений и отделов в прокуратуре Республики Беларусь, Минюсте и т.п.

Иначе говоря, дальнейшая карьера зависит больше от самого человека, его настойчивости, стремления к постоянному самообразованию, чем от того, какой вуз он окончил: частный или государственный. Так, в моей семье старшая дочь закончила юрфак БГУ, а сын - наш институт. Сейчас он кандидат наук, доцент, и я как юрист не вижу разницы в их профессиональной квалификации.

Конечно, если взять среднестатистический уровень подготовки, то может оказаться, что наши выпускники уступают в этом выпускникам БГУ, но я уверен, что аналогичная ситуация будет по другим специальностям и вузам. Потому что БГУ - ведущий вуз страны, туда изначально приходят лучшие выпускники школ, нам же, как и другим учреждениям высшего образования, при наборе абитуриентов приходится довольствоваться остаточным принципом.

Ошибочно также предположение, что если человек заплатил деньги за обучение, то он гарантированно получит диплом о высшем образовании. Ничего подобного!  У нас стандартные требования к успеваемости, и если студент не справляется с учебной программой, никто его насильно «за уши» тащить не будет, таких мы безоговорочно отчисляем из института.

- В равных ли экономических условиях работают частные и государственные вузы?

- Очевидно, что государственным вузам выживать проще, поскольку вся расходная часть по аренде зданий, коммунальным платежам, приобретению необходимого оборудования и т.д. финансируется из бюджета. У нас же главными «инвесторами» являются студенты.
Казалось бы, в такой ситуации реальная плата за обучение в госвузах должна быть ниже, чем в частных, а на самом деле - наоборот. К примеру, в БГУ плата за обучение на юрфаке составляет около 23 млн. руб. в год, а у нас - около 13 млн.

В нынешних условиях, когда все вузы страны столкнулись с недобором студентов, который обусловлен демографической «ямой», выживут только сильнейшие. Так что в образовательной сфере возможен вариант объединения слабых структур с более сильными, поскольку конкуренция усиливается. Радует тот факт, что в таких сложных условиях набор студентов в нашем институте в этом году превысил прошлогодний, чем не может похвастаться ни один другой вуз страны.

- Понятно, что создание любого бизнеса требует определенных условий. Вы могли бы повторить все заново, создав вуз в наше время?

- Однозначно - нет, и не потому, что мне не хватило бы для этого целеустремленности или профессионализма. Как я уже говорил, нашими первоначальными «инвесторами» были студенты, ибо начинали практически с нуля, а сегодня еще до старта частного образовательного проекта нужно инвестировать в него несколько миллионов долларов.

Например, чтобы получить лицензию, надо представить в Министерство образования документы, подтверждающие наличие необходимого оборудования, собственных учебных площадей, квалифицированного штата преподавателей и т.п. То есть еще не получив ничего, необходимо затратить значительные средства.

Так что создание частного вуза в Беларуси сегодня возможно только теоретически, поскольку этот бизнес никогда не был сверхприбыльным. Даже лучшие частные университеты мира получают помощь в виде грантов от государства, различных фондов и бывших выпускников. Но в то же время я уверен, что у нашего института, как и у частного образования в целом, есть будущее.

Частное учреждение образования «БИП - Институт правоведения»
220004, г. Минск,  ул. Короля, 3
Тел.:     (017) 211-01-58 (приемная ректора)
(017) 211-03-31 (приемная комиссия)
Факс:    (017) 211-01-58
www.bip-ip.by
е-mail  : Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

{jcomments on} 

Владимир ТАРАСОВ

В 2014 г. экономика Беларуси фактически вошла в состояние стагнации, многим предприятиям пришлось забыть о росте и думать только о том, как удержаться на старых позициях. Это в полной мере отразилось на состоянии 100 крупнейших ОАО Беларуси. Впрочем, ситуация была неоднозначной, и если некоторые предприятия находились в кризисе, то другие преуспевали. Некоторые ОАО во II квартале даже сумели заметно улучшить свои показатели по сравнению с началом года.

Лидерам становится тесно
Если в 2013 г. наибольшую чистую прибыль среди ОАО страны (без учета банков) получил Мозырский нефтеперерабатывающий завод (1,75 трлн. руб.), то по итогам I полугодия 2014 г. его чистая прибыль составила 1,27 трлн., что оказалось вторым результатом. На первое место вышел Беларуськалий, заработавший чистую прибыль в объеме 3,5 трлн. руб.

Выручка Беларуськалия за полугодие достигла 13,5 трлн. руб., почти столько же, сколько за весь 2013 г. (14,8 трлн.). По этому параметру он довольно близко подошел к лидерам - Нафтану и Мозырскому НПЗ, получившим выручку за полугодие в размере 19,4 трлн. и 18 трлн. руб. соответственно.

Правда, его достижения не уберегли предприятие от критики. Президент Беларуси Александр Лукашенко 6 ноября в ходе своего выступления при назначении Ивана Головатого генеральным директором ОАО «Беларуськалий» сообщил, что на этом предприятии выявлены недостатки, связанные с расходами валюты на закупку технологического оборудования. Кроме того, обнаружены сотрудничающие с калийным гигантом фирмы, где дети руководителей предприятия являются работниками или учредителями. Впрочем, Президент отметил, что ситуация на Беларуськалии более-менее нормальная.

Предприятие действительно тратит значительные средства на закупку оборудования и модернизацию. Так, его прибыль от реализации продукции за I полугодие достигла 5,7 трлн. руб., тогда как убытки по текущей деятельности достигли 0,88 трлн., а убытки по инвестиционной, финансовой и иной деятельности - 0,45 трлн.. Это составило соответственно 15,5 и 8% к его прибыли от реализации.

Но подобные убытки характерны для всех ОАО, которые модернизируют предприятия, и у Беларуськалия они вовсе не рекордные в относительном выражении. Так, например, у ОАО «Нафтан» убытки по двум указанным статья составили около половины прибыли от реализации, а у Белорусского металлургического завода - примерно две третьих.

В целом же 100 крупнейших ОАО Беларуси в I полугодии потратили на текущие расходы и инвестиции около 40% прибыли от реализации. Вместе с уплатой налогов это привело к тому, что их чистая прибыль составила всего 46,4% прибыли от реализации.

На первом месте по величине выручки среди ОАО, сделавших свои финансовые отчеты достоянием общественности (предоставлены Минфином), по-прежнему нефтеперерабатывающий завод «Нафтан». Мозырский НПЗ получил ненамного меньшую выручку, но обеспечил намного более высокую экономическую эффективность в части отношения прибыли от реализации к выручке (9,2% против 3,6% у Нафтана).  

В целом в I половине т.г. конкуренция за право называться крупнейшим ОАО Беларуси немного выросла. Мозырский НПЗ и Беларуськалий догоняют Нафтан. Остальные компании, входящие в десятку крупнейших акционерных обществ страны, в этом необъявленном соревновании не участвуют.

На четвертом месте по величине выручки оказалась Белорусская калийная компания, сообщившая о выручке в 10,2 трлн. руб. Но это доход от перепродажи продукции Беларуськалия, поэтому относить БКК к крупнейшим предприятиям страны, возможно, вообще не стоило бы. Впрочем, БКК за свою посредническую деятельность получает вполне реальную и солидную прибыль. В частности, прибыль от реализации за полугодие составила 335,3 млрд. руб., что равняется почти половине прибыли Нафтана.

Пятое место по объему выручки - у Белорусского металлургического завода - управляющей компании холдинга БМК. Отношение прибыли от реализации к выручке у этого предприятия оказалось равным 5,8%. Однако и расходы на текущие нужды и инвестиции были значительными, в результате чего чистая прибыль составила всего 24,2% к прибыли от реализации, или 107,5 млрд. руб.

Несколько лучше обстоят дела на химическом предприятии - ОАО «Гродно Азот», расположившемся на 6-м месте «турнирной таблицы». Его прибыль от реализации оказалась немного больше, чем у металлургического предприятия и составила 454,7 млрд. руб., тогда как маржинальность (отношение указанной прибыли к выручке) значительно выше - 8,5%.

А вот на другом химическом предприятии - ОАО «Могилевхимволокно», занявшем последнее место в десятке крупнейших ОАО страны, прибыль от реализации составила за рассматриваемый период всего 27,5 млрд. руб., или 1,1% от выручки.

Минский тракторный завод (7-е место) по итогам I полугодия продемонстрировал примерно такие же итоги деятельности, как и Гродно Азот. Выручка МТЗ составила 5,2 трлн., прибыль от реализации - 417,6 млрд. руб., а отношение этих параметров - 8%. Однако сравнительно благополучные показатели дались заводу непросто: предприятие понесло значительные расходы, в результате чего чистая прибыль составила всего 17,4% прибыли от реализации.

Но это еще можно считать хорошим результатом по сравнению с итогами работы Минского автомобильного завода, занявшего 8-е место по величине выручки за рассматриваемый период. При объеме выручки 4,7 трлн. его прибыль от реализации оказалась довольно скромной (84,6 млрд. руб.) и вся была съедена убытками от текущей деятельности и инвестиций. В результате предприятие получило чистый убыток в размере 91,4 млрд. руб. Впрочем, динамика показателей у ОАО положительная, так как в I квартале оно имело убытки и от реализации.

Улучшается ситуация в ОАО «БелАЗ», которое в I квартале было рекордсменом по величине чистых убытков (116,1 млрд. руб.). По итогам полугодия данный убыток сократился до 32 млрд. руб. В то же время прибыль предприятия от реализации достигла 311,3 млрд. - 13,8% к выручке. Это высокий результат. Чистая же прибыль у акционерного общества отрицательная вследствие высоких расходов из прибыли на текущую деятельность и инвестиции.

На продажу
Три из десяти крупнейших ОАО Беларуси в ближайшее время частично могут быть проданы российским инвесторам - МАЗ, Гродно Азот и Могилевхимволокно. Кроме того, в совместных интеграционных проектах участвуют еще два - Интеграл и Минский завод колесных тягачей (МЗКТ), попавшие в список 100 крупнейших ОАО Беларуси. Итого 5 из 100.

Как сообщил 31 октября первый вице-премьер Владимир Семашко, к концу 2014 г. могут быть приняты решения по Гродно Азоту и Интегралу. Предполагается, что эти предприятия получат средства для развития и одновременно расширят свои возможности для сбыта продукции в России.
Наиболее благополучным из «пятерки» выглядит МЗКТ. Он находится на 26-м месте по величине выручки среди белорусских ОАО в I половине 2014 г. (1,1 трлн. руб.), тогда как прибыль от реализации составила 225,6 млрд., или 22,4% от выручки. Расходы на инвестиции и текущую деятельность из прибыли оказались у него сравнительно небольшими, в результате чего чистая прибыль была всего примерно на треть меньше, чем прибыль от реализации.

ОАО «Интеграл», вернее управляющая компания холдинга «Интеграл», находится на 68-м месте по величине выручки, получив 583,6 млрд. руб. выручки. Прибыль от реализации достигла 82,5 млрд. руб, что составило 14,1% от выручки. Тоже неплохой результат. Правда, данная прибыль большей частью ушла на инвестиции, в результате чего чистая прибыль ОАО оказалась равной всего 10 млрд. руб.

В целом, за исключением МАЗа, белорусские ОАО, участвующие в интеграционных процессах с российскими предприятиями, выглядят довольно привлекательными.

Вместе с тем, наверное, стоило бы опровергнуть доводы тех, кто говорит о значительном усилении контроля России над белорусской экономикой в случае продажи россиянам пакетов акций упомянутых предприятий. Ведь на долю «пятерки» в I полугодии т.г.пришлось лишь 8,8% выручки 100 крупнейших ОАО страны. А их суммарная прибыль от реализации и того меньше - 3,1%. В масштабах всей экономики страны их роль еще меньше.
Более заметна доля работников «пятерки» среди топ-100 ОАОК - 13%. На указанных пяти предприятиях работает 44,5 тыс. человек, немногим менее 1% от численности всех людей, занятых в экономике Беларуси.

В лидерах строители и пищевка
Многие привлекательные ОАО не участвуют в переговорах о продаже пакетов акций иностранцам, что, в принципе, понятно: если предприятие работает с высокой прибылью, то у него достаточно средств для самостоятельного развития. При этом к числу маржинальных можно отнести представителей разных отраслей.

Хорошие показатели показали многие строительные организации. Например, крупнейшее предприятия строительной отрасли - ОАО «МАПИД» заняло 18-е место по величине выручки в I полугодии 2014 г. и получило прибыль от реализации в размере 291,6 млрд. руб., или 17,6% к выручке. При этом чистая прибыль предприятия составила 45,7% к прибыли от реализации.

ОАО «Гроднопромстрой», второе по величине среди строительных предприятий, оказалось на 24-м месте в топ-100. Доля его прибыли от реализации в выручке составила 15,2%. Гродненское предприятие использовало значительную часть прибыли от реализации на расходы по текущей деятельности и инвестиции, в результате его чистая прибыль составила 49,8% прибыли от реализации. Близкие показатели имело и третье по величине выручки строительное предприятие - ОАО «Гродножилстрой» (40-е место). Указанные выше параметры у него составили 17,9 и 49,7% соответственно.

Рассмотренные показатели у трех крупнейших ОАО Беларуси, относящихся к строительному сектору, оказались на удивление близкими.
Много эффективных ОАО среди предприятий пищевой промышленности. В число 10 крупнейших обществ Беларуси они не попали, но в списке 100 крупнейших ОАО Беларуси их очень много. Самым крупным оказалось ОАО «Савушкин продукт», занявшее 12-е место по величине выручки, ненамного отстав от одного из гигантов белорусского машиностроения - БелАЗа. Что уже само по себе характеризует значение пищевой промышленности для нашей страны.

Выручка флагмана молокоперерабатывающей отрасли за полгода составила 2,2 трлн. руб., а прибыль от реализации - 231,2 млрд. руб. (10,4% от выручки).

У него есть конкуренты. Быстро растут показатели у ОАО «Бабушкина крынка» и «Слуцкий сыродельный комбинат», занявших соответственно 14-е и 15-е места по величине выручки среди ОАО Беларуси. Их выручка за полугодие составляла 1,83 трлн. и 1,78 трлн. руб. соответственно, а доля прибыли от реализации в выручке - 8 и 9,1% соответственно.

Крупнейшие представители молочной промышленности, как и строители, значительную часть прибыли направляют на текущие и инвестиционные цели. У ОАО «Савушкин продукт» и «Бабушкина крынка» отношение чистой прибыли к прибыли от реализации немногим превысило 50%. А у Слуцкого сыродельного комбината оно составило всего 2,1%, т.е. почти вся прибыль ушла на инвестиции.

При этом по маржинальности среди предприятий пищевой промышленности лидируют, как и можно было ожидать, производители алкогольной продукции. Так, ОАО «Минск Кристалл», занимающее 49-ю позицию по объему выручки, получило прибыль от реализации в объеме 139,4 млрд. руб., или 18,9% к выручке. А пивзавод «Оливария», занявший 61-е место, заработал 94,1 млрд. руб. прибыли (14,7% к выручке).

 {jcomments on}

Дмитрий КОРШУН

Стоит признать, Беларусь действительно покорила мир, но не тракторами или холодильниками, калийными удобрениями или молочными продуктами, а, в первую очередь, компьютерными играми. В наш World of Tanks (англ. – «Мир танков») играют более 110 млн. человек на всех континентах.

Авторами экспортного бестселлера стала группа белорусских программистов компании Game Stream, которая на момент выхода игры на рынок в 2010 г. была относительно небольшой (в ней трудилось до 200 человек). World of Tanks - не первая разработка этой компании, до него создали с десяток игр, но именно «танки» приглянулись широкой аудитории. Компьютерный продукт с его техническими характеристиками удачно вписался в массовое распространение широкополосного безлимитного интернета, но главное - удалось применить прогрессивную стратегию продвижения на рынок. С участием иностранных инвесторов из Wargaming.net был обеспечен выход на международные рынки (PR, финансирование, юридическая поддержка и др.), тогда как Game Stream стал своеобразным производственным цехом.

Потребителя «зацепили» реалистичностью игры: все танки имеют прообразы, которые когда-либо были приняты на вооружение или хотя бы ...(продолжение читайте в печатной и пдф- версиях журнала)

{jcomments on} 

Наталья КУЛИБОВА, психолог

Она присутствует в его жизни так давно, что без этой особы он не представляет своего существования. При мыслях о ней его сердце начинает биться подозрительно медленно, будто хочет замереть, а руки холодеют от ужаса. По утрам он предпринимает слабые попытки спрятаться от преследовательницы под теплым одеялом, но та, презрительно хмыкнув, безжалостно вышвыривает его из постели и гонит на свое привычное место. Там он, превозмогая отвращение и стыд, отдается ей без остатка, не теряя при этом отрадной мысли о побеге. Но не тут-то было! Вечерами он, словно покорный раб, тащит ее с собой домой, и все для того, чтобы при свете ночника вести с ней долгие диалоги, приправленные жалостью к себе и мучительным чувством стыда.

Примерно так выглядит портрет человека, медленно «сгорающего» в рабочей топке. Термин «профессиональное выгорание» был предложен Генрихом Френдейбергером сравнительно недавно - около сорока лет назад. Но то, как быстро и прочно он укоренился в профессиональной среде, говорит о многом. В частности, о том, что вероятность стать жертвой работы весьма высока для каждого, кто причисляет себя к сонму ответственных, трудолюбивых и неравнодушных специалистов. Чем же можно объяснить данное явление?

Представьте, что в вашей квартире включены различные электрические приборы. Счетчик лихорадочно крутится, наматывая киловатт-часы электроэнергии. В какой-то момент напряжение становится столь велико, что вылетают пробки, все выключается, свет гаснет. Пробки - это защита от пожара.

То же происходит с человеком, который испытывает на себе непомерную нагрузку на рабочем месте. Рано или поздно он становится «обесточенным».

Весь ужас заключается в том, что несмотря ни на что, специалисту по-прежнему приходится выполнять свои обязанности точно и в срок. Откуда же ему брать силы? Ведь того, что имеется в запасе, хватает, как правило, ненадолго. Поэтому каждому из нас необходимо предпринять превентивные меры для того, чтобы избежать «замыкания». Рассмотрим факторы, принуждающие нас работать в крайне напряженном режиме, и попытаемся нивелировать их влияние.

Многозадачность
В пространстве многозадачности погрязло немало гениальных идей и задумок. Болото, состоящее из больших и маленьких дел, неотложных и отсроченных по времени целей, способно поглотить вас без остатка. Неудивительно, что к концу дня многие чувствуют себя как выжатый лимон, не сделав ничего стоящего.

Что может снизить напряжение?
Решение предложил Дуайт Эйзенхауэр. Его идея состоит в умении «сортировать» дела по степени необходимости их выполнения, т. е. расставлять приоритеты.

На все запланированные дела времени никогда не хватит, но можно достичь весьма неплохих результатов, хорошо выполняя только некоторую их часть.

Итак, делим обязательства на зоны:
1. Срочные и важные дела. Это дела, несвоевременное выполнение которых приведет к значительному ущербу для работы. За них следует приниматься немедленно и выполнять их самому.
2. Важные, но не срочные задачи. Их не надо выполнять срочно, они, как правило, могут подождать. Сложности здесь возникают тогда, когда эти задачи рано или поздно превращаются в неотложные и должны быть разрешены в кратчайшие сроки. Поэтому перепроверьте степень важности и попробуйте задачи этого типа полностью или частично поручать своим сотрудникам.
3. Срочные, но не важные дела. Здесь существует опасность попасть под «тиранию» спешности и в результате целиком отдаться решению конкретной задачи, потому что она срочная. Выполняйте их только после того, как сделано все, что было запланировано по первым двум пунктам.
4. Не срочные и не важные задачи. Часто они оседают на письменном столе, и без того заваленном бумагами. Если вы вдруг начинаете заниматься этими делами, забывая о задачах первой категории, то вам не следует жаловаться на перегрузку работой.
От концентрации на задачах четвертой категории следует воздержаться.

Конкуренция
Иногда отношения в рабочем коллективе можно сравнить со спортивными состязаниями. Каждый день - это новый ринг, где участники соперничают за право быть лучшим. Каждый день - этот стресс, напряжение, схватка, порой жестокая и нечестная.

Что может снизить напряжение?
Достижение результата - это спорт, а вот получение удовольствия от процесса - это творчество. Всем известно, что креативный работник ценится выше бешеного карьериста, основная цель которого - догнать, обогнать, победить любыми путями. Научившись погружаться в текущий момент, не думая о результате, вы достигнете гораздо большего, чем могли себе представить.

Игнорирование телесных потребностей
Многие проблемы усугубляются из-за того, что мы слишком много живем в «голове», зацикливаясь на мыслительном процессе. Тело же воспринимаем как хранилище энергии, которое пополняется разве что лишь наспех закидываемыми килокалориями в обеденный перерыв. Но все не столь просто. Все не столь ужасно. Наше тело нуждается в удовольствии!

Что поможет снизить напряжение?
Йога, танцы или массаж - прекрасный способ «переселиться» обратно в тело и не дать себе засохнуть. Не можете найти для этого времени? Не стоит хитрить самим с собой. Во время «окон» на работе не «зависайте» в социальных сетях, а совершите небольшую пешую прогулку на свежем воздухе или почитайте бумажную книгу (именно бумажную, чтобы «разбудить» обонятельные и тактильные рецепторы), порисуйте, чтобы выплеснуть эмоции.

Бесцельность
Когда мы приходим на новое рабочее место, на нас мощным потоком сваливаются новые обязательства и задачи. Приходится много учиться, превозмогая лень и инертность. Трудно, но… так увлекательно! В отличие от дня сурка среднестатистического офисного работника, для которого толику новизны способна привнести разве что новая прическа секретарши босса.

Что поможет снизить напряжение?
Непременно, несмотря ни на что, ставьте перед собой цели, конкретные и осуществимые. И, конечно же, идите к ним. Ведь, как известно, человек без своих целей становится рабом чужих.

Только следует помнить: ваша цель должна быть только вашей. «Быть завтра лучше, чем вчера», - пожалуй, лучший девиз целеустремленного, воодушевленного, восхитительного в своей тяге к совершенству работника.

Неумение переключаться
Привычка таскать повсюду с собой рабочие проблемы - прямой путь к выгоранию, ведь это означает, по сути, состояние перманентного стресса.

Что поможет снизить напряжение?
Берите пример с медицинских работников. По окончании рабочего дня они переодеваются в обычную одежду, как бы «снимая» с себя вместе с медицинским халатом мысли о работе. Поэтому, уходя с работы, всегда закрывайте гештальт дня: задвигайте стул, выключайте компьютер, гасите свет в кабинете. Работа не должна вас «манить».

Проблема профессионального выгорания, конечно же, касается каждого из нас, но она вполне решаема. Достаточно просто вовремя прислушиваться к себе, своим потребностям и желаниям, не становясь бездушным винтиком в рабочей шарманке.

{jcomments on}