№10 (184) - Октябрь

 
 
  • Колонка главного редактора: Бизнес-климат охладел. В чем дело?

  • Калийно-нефтяная фортуна: Некоторая текущая стабилизация нашей экономики стала следствием случайных факторов.

  • Большие проблемы малой стройки: Аттестация грозит закрытием сотен малых и средних фирм.

  • Ищем хозяина. На землю: Почему не дают пашню эффективным фермерам?

  • Цена имеет значение: В условиях перепроизводства выживает тот, у кого ниже себестоимость продукции.

  • Стандарт эффективного распила: Попробуем примерять финский опыт ведения лесного хозяйства к нашим реалиям.

  • Их бизнес - производство: Как открыть производственную фирму без значительного стартового капитала?

Уважаемые читатели!
Этот год ознаменовался усложнением условий хозяйствования, и в оставшиеся несколько месяцев, к сожалению, следует ожидать дальнейшего ухудшения ситуации. По крайней мере, об этом сигнализируют опережающие индикаторы замеров деловой среды и прогнозы директорского корпуса.

Как следует из динамики индекса бизнес-климата, составляемого Нацбанком, наиболее благоприятные условия хозяйствования сложились в мае-июне, однако по совокупности факторов они заметно уступали условиям 2013 г. При этом в конце лета начались общее замедление деловой активности и рост пессимистических ожиданий на предстоящие месяцы.

 

Согласно опросу Нацбанка, в котором участвовало 1 931 предприятие страны различных отраслей и форм собственности, в августе на снижение физических объемов производства (продаж, работ, услуг) пожаловались 27,5% респондентов, тогда как 31,2% компаний смогли нарастить показатель, а 41,3% - сохранить его на уровне предыдущего месяца. Достаточно пессимистичны прогнозы: этой осенью 20% опрошенных ожидают падения объемов производства, 19% - снижения спроса.

Еще более мрачные ожидания до конца года зафиксировал 6-й замер индекса делового оптимизма, проведенный в сентябре Минским столичным союзом предпринимателей и работодателей. Из 501 опрошенного бизнесмена (руководителей частных компаний и индивидуальных предпринимателей из различных регионов страны) ухудшения состояния белорусской экономики в ближайшие полгода ожидают 42,5%, осложнения дел в собственном бизнесе - 32,7% респондентов. В т.ч. 30,3% респондентов прогнозируют падение объемов производства товаров и услуг, 31,1% - сокращение числа новых заказов, 35,1% - уменьшение выручки.

В целом, по мнению авторов исследования, частный бизнес страны пребывает в состоянии разумного скептицизма и реализует стратегию выжидания. Он прагматичен, осторожен и не спешит принимать инвестиционные и производственные решения, тогда как правительство посылает противоречивые сигналы.

Да, есть объективные макроэкономические сложности, приведшие к «похолоданию» бизнес-климата в этом году. Это прежде всего проблемы у основных торгово-экономических партнеров Беларуси (падение ВВП на Украине, стагнация в России и ЕС, девальвация валют этих стран). Серьезным внутренним фактором сдерживания оставались напряженность на нашем валютном рынке, высокие темпы инфляции и процентные ставки по кредитам.

Вместе с тем, напомним, деловая среда определяется не только набором макро- и микроэкономических показателей. Серьезное значение имеют институциональные условия. И если в прежние несколько лет совершенствование делового законодательства было обозначено в качестве государственного приоритета (правительство даже поставило цель войти в тридцатку стран рейтинга Doing Business), то в последнее время разговоры на эту тему сошли на нет. Более того, в ряде случаев наблюдается ужесточение условий хозяйствования и доступа на рынок.

Вместе с тем составляющие Doing Business-2014 г. наглядно демонстрируют слабые места белорусской модели и, соответственно, подсказывают пути реформ. По вопросам неплатежеспособности и взыскания долгов мы 74-е в мире, защите инвесторов - 98-е, условиям кредитования - 109-е, налогообложению - 133-е, условиям международной торговли - 149-е, подключению к системе электроснабжения - 168-е.

Интригой остаются результаты Doing Business-2015, которые должны быть озвучены Всемирным банком в ближайшее время. Но… в наш быстрый рывок к заветной тридцатке как-то не очень верится.

Заметим, большинство названных индикаторов зависят не столько от состояния экономики, сколько от совершенства нормативной базы - а потому у нас есть значительный резерв для улучшения деловой среды, даже на фоне текущих конъюнктурных сложностей. Об этом свидетельствуют и опросы в рамках индекса делового оптимизма МССПиР. Из пяти наиболее значимых проблем, обозначенных белорусских бизнесом, три относятся к регулятивной сфере - бюрократизм, несовершенство законодательства и высокий уровень налогов. Словом, есть над чем работать.

{jcomments on} 

Владимир ТАРАСОВ

Судьба правительства в текущем году несколько раз, казалось, висела на волоске. Ведь Президент Александр Лукашенко обещал разобраться с ним, если состояние экономики страны не пойдет на поправку. На фоне текущих проблем (стагнация ВВП в России и падение на Украине, укрепление нашего рубля к их валютам) казалось, что у министров и премьера мало шансов сохранить портфели… Но произошло чудо, вопреки всем обстоятельствам спад экономики Беларуси остановился, и она снова вернулась пусть в небольшой, но плюс (по итогам января-августа прирост ВВП составил 1,5%). Даже состояние внешней торговли улучшилось. Удача улыбнулась стране в целом и ее правительству в частности.

Понять, почему это произошло, можно по данным платежного баланса страны за I полугодие т.г., предоставленного Нацбанком.

Спас Беларуськалий
Несмотря на усиление белорусского рубля по отношению к российскому, казахстанскому тенге и украинской гривне, Беларусь сумела значительно улучшить показатели по внешней торговле. А именно, сальдо в торговле товарами в I полугодии составило всего «минус» 254,3 млн. долл. против «минус» 1 296 в аналогичном периоде 2013 г.

Это несомненное достижение объясняется, к сожалению, случайностью: Белорусский калийный комбинат неожиданно сумел значительно увеличить объемы продаж своей продукции за рубеж, причем по более высоким ценам, чем в 2013 г. Еще в июне генеральный директор Белорусской калийной компании Елена Кудрявец сообщила, что предприятие с начала года продало более 4 млн. т калийных удобрений. Она также отметила рост спроса и цен на удобрение на мировом рынке. В частности, в Бразилии только за 4 месяца т.г. спрос поднялся на 1,2 млн. т, а цена подскочила примерно на 50 долл./т. Вот она - главная причина достижений белорусской экономики.

В результате выручка Беларуськалия от реализации в I полугодии достигла 13,5 трлн. руб., превысив показатель за аналогичный период 2013 г. на 5,3 трлн, а прибыль составила 5,6 трлн. (+3,6 трлн. руб.)

В долларовом выражении выручка предприятия выросла примерно на 0,6 млрд. долл., что преимущественно и обеспечило улучшение сальдо внешней торговли товарами.

Рост доходов от экспорта калийных удобрений обусловило и увеличение ВВП страны в целом. Это несложно подсчитать. Валовой внутренний продукт Беларуси за 6 месяцев 2014 г. увеличился к аналогичному периоду 2013 г. на 1,2% в сопоставимых ценах и достиг 340,8 трлн. руб. Таким образом, прирост прибыли от реализации у Беларуськалия составил около 1,1% ВВП. То есть, если бы не Беларуськалий, увеличения ВВП в стране могло бы вообще не быть (сравнение показателей в сопоставимых и текущих ценах не совсем корректно, но принципиально сделанный вывод погрешность этого сравнения не изменит).

Конечно, улучшение состояния внешней торговли товарами одними только успехами Беларуськалия не объясняется. Положительный эффект оказало и сокращение импорта, который за I полугодие 2014 г. составил 18,7 млрд. долл., сократившись по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. на 6,7%, или на 1,3 млрд. долл.. При этом средние цены импорта по сравнению с январем - июнем 2013 г. снизились на 0,9%, а физический объем сократился на 4,5%. Экспорт товаров сложился в размере 18,5 млрд. долл. (-1,6%). Физический объем товарного экспорта увеличился на 2,4% при снижении уровня средних цен на 3,8%.

Правда, ситуация во внешней торговле услугами в I полугодии значительно ухудшилась. Ее положительное сальдо сократилось с 1130,4 млн. до 722,6 млн. долл. Это объясняется в основном резким увеличением импорта строительных услуг, доля которых в совокупном импорте услуг выросла в 2 раза - до 32,7%.

В стране возводятся крупные объекты с привлечением капитала из Китая и Объединенных Арабских Эмиратов. Так, импорт услуг из Китая в I полугодии т.г. составил 380,9 млн. против 116,9 млн. долл. в I полугодии 2013 г. Импорт услуг из ОАЭ вырос с 38,5 млн. до 207,3 млн. долл. Впрочем, в последние месяцы сальдо во внешней торговле услугами увеличилась, что указывает на завершение строек, приведших к увеличению импорта в начале года.

Выплаченные Беларусью таможенные пошлины в I полугодии остались примерно на том же уровне, составив 1 768,8 млн. долл. Таким образом, эти выплаты намного превысили поступления валюты от внешней торговли.

По другим статьям текущих операций платежного баланса значительных изменений не произошло. И в целом счет текущих операций платежного баланса Беларуси за I полугодие 2014 г. оказался отрицательным и составил «минус» 2 639,5 млн. долл. Это лучше, чем в I полугодии 2013 г. (-3 627,5 млн.), но не кардинально. Ситуация, в принципе, не изменилась: Беларусь по-прежнему не может обеспечивать себя валютой.

Структура счета ткущих операций платежного баланса РБ за январь-июль 2010-2014гг.

Помогло довольно неожиданное улучшение внешней торговли с Украиной, несмотря на резкое ухудшение состояния ее экономики. Экспорт белорусских товаров в эту страну по итогам полугодия снизился всего на 2,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 2,1 млрд. долл. А импорт сократился на 18,3% - до 0,8 млрд.

В результате сальдо внешней торговли Беларуси с Украиной товарами за рассматриваемый период выросло с 1 млрд. до 1,2 млрд. долл. Это удивительно хороший результат, но он объясняется увеличением экспорта только минеральных продуктов. Профицит по данной статье торговли составил 1,6 млрд. долл. На Украине в результате военных действий возник дефицит нефтепродуктов, который и компенсировала Беларусь. То есть причиной роста профицита стала война, тоже случайный фактор.

При этом потоки капитала между двумя странами были незначительными. Так, объем прямых инвестиций белорусских резидентов на Украине уменьшился на 0,5 млн. долл, тогда как за аналогичный период 2013 г. он вырос на 8,3 млн. долл. Прямые инвестиции украинских компаний в Беларусь снизились за рассматриваемый период на 13% и составили 10,7 млн. долл., но из них реинвестирование доходов - 9,8 млн. В целом оттока средств из Украины в Беларусь в I половине т.г. не наблюдалось.

Структура счета ткущих операций платежного баланса РБ с Украиной за январь-июль 2010-2014гг.

Кредиты нужны как воздух
Недостаток валютных средств Беларусь компенсирует традиционным способом - за счет внешних заимствований. Валовой долг страны на 1.07.2014 г. по сравнению с 1.07.2013 г. вырос на 5,4 млрд. (15,3%), достигнув 40,6 млрд. долл. С начала года долг увеличился на 2,5%, или 1 млрд. долл.

Практически весь прирост долга пришелся на сектор государственного управления, т.е. Минфин, который увеличил свой внешний долг за год на 0,9 млрд. долл. Рост долга был обеспечен краткосрочным кредитом, предоставленным российским Банком ВТБ в объеме 2 млрд. долл. (до октября т.г. данный кредит был заменен долгосрочным кредитом правительства РФ). Большая часть этих и других заимствований, сделанных в I полугодии т.г., потрачена на погашение старых долгов, а также на поддержку курса белорусского рубля. В результате международные резервные активы Беларуси в определении МВФ за I полугодие снизились на 0,22 млрд. - до 6,43 млрд. долл.

Структура международных резервных активов РБ на 1 января 2010-2014гг. и на 1 июля 2014г.

В целом иностранные обязательства Беларуси за полугодие увеличились на 2 млрд. и достигли 56,7 млрд. долл. В то же время иностранные активы страны сократились на 0,4 млрд. - до 15,6 млрд. долл. В результате международная инвестиционная позиция Беларуси, т.е. разница между зарубежными активами и обязательствами достигла «минус» 41,7 млрд. долл. Это, можно сказать, чистый внешний долг страны.

Динамика международной инвестиционной позиции РБ на 1 января 2010-2014гг. и на 1 июля 2014г.

Таким образом, сравнительное благополучие белоруской экономики в текущем году объясняется случайными факторами и увеличением заимствований за рубежом, поэтому ее перспективы остаются крайне неопределенными. В частности, критическое значение для нашей страны имеет возможность осуществления новых заимствований за рубежом и увеличения поступлений валюты от внешней торговли.

Однако с этими факторами - полная неопределенность. Проблемы возникают даже по тем статьям, по которым мы еще недавно планировали гарантированно увеличить поступления валюты. Так, в конце прошлого года достигнута договоренность о том, что Беларусь в 2015 г. оставит себе примерно половину вывозных пошлин на экспорт нефтепродуктов, полученных на белорусских НПЗ из российской нефти, т.е. около 1,5 млрд. долл. Однако в середине сентября в России приняли решение изменить условия добычи, переработки и экспорта нефти и нефтепродуктов.

Правительство РФ внесло в Государственную думу предложения по проведению так называемого налогового маневра, состоящего в повышении налога на добычу полезных ископаемых, в частности, налога на добычу нефти, что увеличивает ее цену. В качестве компенсации роста цен предложено уменьшить вывозные пошлины при экспорте нефти и нефтепродуктов. В связи с этим, по оценкам белорусских экспертов, Беларусь потеряла бы в 2015 г. около 1 млрд. долл.

Но этого не произойдет, так как после активных переговоров между сторонами и встречи премьер-министров двух стран Михаила Мясниковича и Дмитрия Медведева решено оставить в 2015 г. в бюджете Беларуси все вывозные пошлины, взимаемые при экспорте нефтепродуктов белорусских НПЗ.

Как сообщил 9 октября глава Администрации Президента Беларуси Андрей Кобяков, сумма вывозных таможенных пошлин, которые будут зачислены в белорусских бюджет, составит примерно 2,5 млрд. долл. Впрочем, как оно получится на самом деле, сейчас вряд ли возможно рассчитать, так как ситуация на рынке нефти в последнее время быстро меняется, а цены на «черное золото» стремительно падают. Не исключено, что выручка Беларуси от экспорта нефти и нефтепродуктов в 2015 г. существенно сократится. Поэтому крайне актуальным является поиск дополнительных источников кредитования за рубежом. В 2014 г. удача была на стороне Беларуси, но в любой момент она может от нее отвернуться.

Некоторые возможности для новых заимствований имеются. В частности, 26 сентября Минфин Беларуси и Государственный банк развития Китая подписали в Минске Меморандум о взаимопонимании, в котором зафиксирована принципиальная договоренность об открытии китайским банком двух отдельных долгосрочных кредитных линий двум белорусским банкам на общую сумму до 1 млрд. долл. под гарантию правительства Беларуси. Линия открывается на 15 лет с 5-летним льготным периодом погашения долга.

Доступ к китайским деньгам получат два крупнейших банка страны - ОАО «Банк развития» и ОАО «АСБ Беларусбанк». Согласно официальному сообщению Минфина, средства кредитных линий будут направляться для реализации инвестиционных проектов в сфере транспорта, энергетики, промышленности, малого и среднего бизнеса и др.

Однако не исключено, что кредит предназначен для финансирования не чисто белорусских проектов, а тех, которые реализуются совместно с Китаем, в частности, Китайско-белорусского индустриального парка, а также строительства завода по производству легковых автомобилей «Белджи». Но даже такие кредиты будут весьма кстати для экономики.

{jcomments on} 

Алесь ПОЛЕССКИЙ

Многие белорусские фермеры смогли выйти на европейские показатели эффективности - урожайность, надои, привесы, рентабельность. Они готовы и дальше расширяться, увеличивать объемы производства, но ключевой ресурс - землю - им давать не спешат. Почему? Ответ на этот и другие вопросы искали участники выездного заседания Совета по развитию предпринимательства, которое в конце сентября состоялось в Житковичском районе.

В полесской глуши
Предметом изучения, в частности, стал опыт работы известного в Беларуси туровского фермера Михаила Шруба. В этом году производство зерна в его хозяйстве ожидается на уровне 2,5 т/га против 0,73 т/га в других сельхозорганизациях района, урожайность зерновых - 74,4 ц/га (в целом по району - 29,2 ц/га), картофеля - 420 ц/га (у других - 233 ц/га), овощей - 670 (57 ц/га).

Туровщина славится своими плодородными землями. В народе даже бытует легенда о том, что когда Бог нес эту землю на Украину, то часть ее обронил под Туровом - так появился белорусский чернозем. Заметим, фермеру он не достался, высокая результативность достигнута на землях со средним баллом 33 (такой в целом по республике), хотя в соседнем хозяйстве есть угодья в 50-55 баллов. Но М.Шруб не жалуется: «Это типичные полесские земли, наши предки всю жизнь здесь жили, работали. На каждой земле можно работать, но надо искать свои подходы. Мне кажется, мы их нашли».

Разительно отличается и экономический результат. Если в хозяйствах Житковичского района по итогам года рассчитывают в среднем на 6,9 млн. руб. выручки в пересчете на 1 га, то М.Шруб - на 32 млн. На одного работающего у фермера показатель в этом году составит 45 млн. руб., а в следующем должен достигнуть 60 млн. (не каждое промышленное предприятие может рассчитывать на такое). Имея в распоряжении 3,7% сельхозугодий района, фермер обеспечивает порядка 10% совокупной выручки сельхозпредприятий, а в перспективе планирует выйти на 25-30%.

В прошлом году из-за значительного снижения рыночных цен на свинину, занимающую в структуре продаж хозяйства более 50%, сложилась относительно низкая рентабельность производства - 8%. В этом году конъюнктура рынка значительно улучшилась, а потому фермер надеется вернуться к привычной для него рентабельности на уровне 30% и более. В целом по различным показателям эффективности хозяйство превысило среднеевропейский уровень и с учетом дальнейшей интенсификации производства готовится занять верхние строчки «турнирной таблицы».
«Как это возможно, я и сам не понимаю, - говорит фермер. - Мы практически не получаем поддержки от государства».

И тут же начинает считать: в 2012-2014 гг. в комплексную модернизацию хозяйства без привлечения государственных средств и льготных кредитов вложено 7,5 млн. евро, что в расчете на 1 га угодий (их у М.Шруба 1860 га) составляет около 4 тыс. евро. То есть ежегодно в каждый гектар земли вкладывали примерно 1,3 тыс. евро. С другой стороны, государство за предыдущие 5 лет на развитие сельхозпроизводства потратило 50 млрд. долл. Если их разделить на 5 млн. га имеющейся в республике пашни, то получим 10 тыс. долл., или 2 тыс. долл./га ежегодно. Итак, с учетом конвертации евро в доллары удельные вложения фермера и государства в единицу пашни сопоставимы. Вот только показатели эффективности у М.Шруба и в целом по белорусским колхозам почему-то сильно разнятся.

Дать или не дать - вот вопрос
«Мне кажется, я скромно претендую на роль того инвестора, которого ищет наше государство и никак не может найти», - резонно замечает туровский предприниматель.

Со своей стороны власти, по логике, должны быть заинтересованы в предоставлении таким инвесторам земли - основного средства производства и сосредоточения инвестиций в сельском хозяйстве. Вот только на этом этапе почему-то происходит загвоздка. Землю М.Шруб, как и большинство других белорусских фермеров, получает с большим трудом, а иногда и с боем. Чтобы ему передали один из разорившихся колхозов, даже понадобилось вмешательство Президента.

Как и всякий успешный предприниматель, М.Шруб нацелен на интенсификацию и расширение своего бизнеса - в ближайшие 2 года намерен удвоить валовое производство продукции. Бизнес-план хозяйства предполагает выход на ежегодный выпуск 6 тыс. т молока, 300 т мяса КРС, 1,2 тыс. т свинины, 20 тыс. т овощей и картофеля. Для этого проведено полное техническое перевооружение. Закуплено более 30 единиц высокопроизводительной техники, создан современный комплекс по хранению и предпродажной подготовке продукции на 15 тыс. т, построен цех по убою скота и производству полуфабрикатов. Завершается строительство и реконструкция животноводческих помещений с доильным залом, что позволит разместить 3 тыс. голов КРС, в том числе 1 тыс. коров.

Но достичь задуманного без расширения сельхозугодий будет сложно. «Пока, к сожалению, проблема не решается. И если мы ее не решим, разочаруюсь во всем, честное слово! - в сердцах бросает фермер-полешук. - Я ведь прошу не землю, а право работать на ней. Я же ее никуда не увезу».

Земельную реформу, по мнению М.Шруба, можно провести достаточно просто: достаточно у каждого колхоза забрать по 10% угодий (они даже этого не заметят), собрать земли в специальный фонд - а далее передать тем, кто доказал, что умеет эффективно работать.

Заметим, реализация инвестпроекта М.Шруба могла бы дать импульс стагнирующему сельхозпроизводству региона. Как свидетельствуют данные Белстата, по итогам января-августа т.г. из 7 районов, вошедших в Госпрограмму социально-экономического развития и комплексного использования природных ресурсов Припятского Полесья на 2010-2015 гг., производство молока упало в 3 раза, реализация скота и птицы на убой - в 4, заготовка кормов из трав - в 6. Хуже среднего по областям обстоят дела с рентабельностью продаж. При этом одни из наихудших показателей - как раз в Житковичском районе (см. таблицу).

Между тем увеличение стада М.Шруба согласно бизнес-плану позволит Житковичскому району увеличить общее поголовье КРС на 15%. Это значит, что увеличатся надои и, может быть, наконец решится вопрос обеспечения сырьем Туровского молочного комбината. Пока это новое предприятие, специализирующееся на выпуске сыров, работает лишь на 40% мощности, да и то благодаря тому, что завозит молоко из ЕС. А ведь рост производства молока и его глубокая переработка помогли бы региону создать высокую добавленную стоимость. Ту самую, о которой говорит правительство, которая является основой благосостояния работников села и перерабатывающих производств, формирует прибыль собственников активов и налоги для государства. И чтобы ее создать, земля должна перейти в распоряжение эффективных хозяйственников.

Так дадут ли?
Признаться, внятного ответа на этот вопрос во время пленарного заседания Совета по развитию предпринимательства не прозвучало. Взявшие слово представители вертикали увлеклись разного рода статистическими данными. Вспомнили о том, что реализация госпрограммы на территории 4 районов Гомельской и 3 районов Брестской областей в целом способствовала определенному экономическому оживлению и притоку инвестиций в различные отрасли. Появились новые субъекты хозяйствования, в первую очередь среди субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), созданы рабочие места, кое-где удалось привлечь иностранный капитал.

Всего в Гомельской области на 1.09.2014 г. количество субъектов МСП достигло 39277, в том числе организаций - 10557, индивидуальных предпринимателей - 28720. Темп роста числа субъектов частного бизнеса составил 103,9%. Почти треть субъектов МСП пришлась на территории средних, малых городских поселений и сельской местности. В бюджет области за январь-август 2014 г. от деятельности субъектов предпринимательства поступило 2373,8 млрд. руб., что сформировало 19% его доходной части. В ряде районов доля частного бизнеса в налоговых поступлениях еще выше, например, в Чечерском она составила 46,8%, Наровлянском - 47%.
Но должный ли это темп развития?

- Население Припятского Полесья не увеличивается, а сокращается, потому что мы не создали условия для молодежи, - констатировал председатель Совета, вице-премьер Петр Прокопович. - Что нужно, чтобы ускорить развитие? Нужны современные рабочие места. А если бы все трудились как Михаил Шруб, с выручкой на одного работника в 40-50 тыс. долл., мы имели бы не менее 25 млрд. евро от реализации сельхозпродукции. Это в разы больше, чем сегодня.

Похоже, статистические доклады вертикальщиков не особо вдохновляли П.Прокоповича. Большинство из них он прерывал, не дослушав до конца. Подход «среди плохих - мы лучшие» явно не устраивал вице-премьера.

- Нефть, газ закончится, а продовольствие вечное. Тем более что рынок сбыта растет. Например, в Китае активно увеличивается потребление молока, а обеспечить себя этим продуктом страна не может. Почему таких фермеров как М.Шруб нет в остальных 6 районах Припятского Полесья, хотя бы по одному-два? Мы не смогли дать ему больше земли, чтобы он не на 1,5 тыс. га работал, а на 10-15 тыс. - парировал П.Прокопович.

- Нам бы увеличить производство молока на 2-3 млн. т, чтобы заработать 3-5 млрд. долл., и этого экономике хватило бы. Если бы в каждом районе производили столько овощей, как частники в Столине - это дополнительно был бы еще 1 млрд. долл. выручки для страны.

Но если чиновники уровня райисполкомов, как правило, тушевались после таких замечаний, то заместитель председателя Гомельского облисполкома Болеслав Пирштук весьма энергично «отбивался», приводя многочисленные экономические показатели области. Словом, и сейчас у нас не все плохо.

***
Вечером, после заседания Совета по развитию предпринимательства, фермер М.Шруб выглядел несколько уставшим. Пожимая руки отбывающим членам столичной делегации, он спокойно улыбался. Нет, разочарования на лице полешука не было, скорее оно выражало понимание того, что быстрый результат эта встреча вряд ли принесет. Но капля, как известно, камень точит…

Фермерское хозяйство М.Шруба сформировало диверсифицированный портфель производства и услуг. Мясомолочное животноводство дополнено производством овощей и картофеля. Есть собственная розничная сеть в составе 4 магазинов (в Турове, Житковичах, Столине и Ольшанах). Действуют торгово-туристический комплекс, агроусадьба «Туровские легенды», кафе «Бузьмо!». По мнению предпринимателя, узкая специализация в сельскохозяйственном производстве в Беларуси проблематична. Деятельность сразу по нескольким направлениям может ухудшить экономическую эффективность, но зато снижаются риски ведения бизнеса.

Структура выручки фермерского хозяйства М.Шруба от продаж, %


 
{jcomments on}

Алексей УСЕНКО, первый вице-председатель ОО «БСП», директор ООО «ТитанПроект»

Указ от 14.01.2014 г. № 26 «О мерах по совершенствованию строительной деятельности» и принятые в его развитие нормативные акты значительно усложнили деятельность частных компаний в этой сфере. Решение об их обязательной аттестации до 1 января 2015 г. фактически поставило малый и средний строительный бизнес на грань выживания.

Что нам стоит дом построить?
По мнению Белорусского союза предпринимателей (БСП), решение об аттестации в 2014 г. юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, руководителей, специалистов организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в области строительства, стало следствием благих намерений государства навести должный порядок в области архитектурной, градостроительной и строительной деятельности. Вот только отрасль столкнулась с непредвиденными трудностями.

Указом №26 определены классы сложности объектов строительства, требования об обязательной аттестации организаций в строительной отрасли, а также сроки, с которых аттестация считается обязательной. Так, для осуществления отдельных видов архитектурной, градостроительной, строительной деятельности (их составляющих), работ по обследованию зданий и сооружений на объектах строительства установлены обязательные сроки получения аттестата: в зависимости от 4 классов сложности - с 1 апреля 2014 г. до 1 января 2015 г. Причем условия получения аттестатов для всех классов сложности оказались крайне непростыми.

В целом аттестация в строительной отрасли проходит сложно и медленно, особенно для частного бизнеса. На рынке труда ощущается острая нехватка кадров, по объективным причинам нет возможности подготовить и аттестовать нужных специалистов в установленные сроки.

Приведу некоторые условия аттестации для различных видов компаний. Например, проектным организациям для работы с объектами 2-го класса сложности необходимо иметь в штате не менее 25-30 аттестованных руководителей и главных специалистов, для 3-го класса - не менее 20. Про первый класс вообще не стоит говорить, так как он превратился в исключительную привилегию (монополию) государственных компаний.

Строительным компаниям для работы с 1-м классом надо иметь не менее 600 человек в штате и стоимость основных фондов - 45 млрд. руб. (более 4,2 млн. долл.), со 2-м классом - не менее 400 человек в штате и стоимость основных фондов - 22,5 млрд. руб. (более 2 млн. долл.), с 3-м - не менее 100 человек в штате. ИП поставлены в такие условия, что фактически не смогут получить любой аттестат и осуществлять какую-либо деятельность. Причем аттестационные требования одинаковы как для государственных компаний со штатом 300-500 человек, так и для ИП и компаний микро-, малого и среднего бизнеса.

Я б в строители пошел, пусть меня научат…
Первая проблема аттестационного процесса заключается в его крайне жестких сроках. Так, постановления Минстройархитектуры от 26.03.2014 г. № 15 и от 02.05.2014 г. № 25 были официально опубликованы только в середине апреля и конце мая соответственно.

По официальной статистике, в Беларуси в строительстве на конец 2013 г. работали не менее 10,5 тыс. компаний, а по неофициальной - почти в 2 раза больше. Всем им необходимо выполнить аттестационные требования, что невозможно за столь короткое время. Однако 1 октября уже наступил срок обязательного требования аттестации по 3-му классу сложности, а это касается всех строительных объектов в целом. В итоге обозначилась проблема, связанная с невозможностью подготовить нужные кадры за оставшееся до конца года время.

Десятки тысяч специалистов одновременно обратились в учебные заведения, занимающиеся переподготовкой кадров и повышением квалификации по специальностям в строительстве (для справки: в строительной отрасли сегодня работают около 450-500 тыс. человек, из которых примерно 10% составляют руководители и специалисты). При этом специальный режим обучения для аттестуемых организован не был: руководители и преподаватели данных заведений, не обращая внимания на серьезные проблемы в отрасли, спокойно ушли до осени в отпуск. В итоге уже в июне (!) был завершен прием документов на обучение до конца 2014 г.

Таким образом, сложилась незавидная ситуация, когда подавляющее большинство организаций строительной отрасли, даже претендующие на объекты только 3-4-го классов сложности, не могут обучить специалистов в 2014 г. и, соответственно, обратиться за получением аттестата.

Еще одна проблема вызвана разными условиями прохождения аттестации для государственных и частных компаний. Так, поначалу сложилась весьма странная практика подачи и приема документов в РУП «Белстройцентр»: ряд государственных организаций, обратившихся за аттестацией на 1-й класс сложности объектов в строительстве, получили аттестаты автоматически. Тогда как частные компании, претендующие на аттестаты 2-4-го классов сложности, оказались в крайне невыгодных условиях: получение таковых для них становится невозможным не только с опозданием на несколько месяцев, но и до начала 2015 г.

Постановлениями № 15 и № 25 уточнены аттестационные требования в строительстве - в итоге около 30% специалистов, которые прежде могли быть аттестованы, сегодня уже не подпадают под уточненные требования к дипломам и специальностям.

Для прохождения всех этапов аттестации необходимы значительные средства: это обучение персонала, дополнительный набор сотрудников в штат, закупка оборудования и измерительных средств, сертификации ИСО и т.д. А это далеко не всем по карману. Например, по предварительным данным, изыскательским организациям на эти цели требуется около 100 млн. руб., проектным - 200-300 млн., а строительным - более 500 млн. руб. В этой ситуации очевидно, что многие ИП, частные микро-, малые и средние компании не смогут изыскать средства на аттестацию. При наличии неравных условий с госкомпаниями, это, скорее всего, приведет к прекращению их деятельности.

Кому это надо?
На начало сентября (05.09.2014 г.) регулятором выдано всего около 900 аттестатов, их получили 400 юрлиц, что составляет лишь 2% субъектов предпринимательства строительной отрасли. До сих пор не аттестован ни один ИП. Еще раз отметим, что, по нашему мнению, требования Указа № 26 невыполнимы для ИП.

Между тем с 1 января 2015 г. хозяйственная деятельность без аттестатов запрещена. Можно спрогнозировать последствия аттестации для субъектов строительства в Беларуси. Наиболее ощутимый удар будет нанесен по малому и среднему бизнесу - до 80% строительных компаний закроются или уйдут «в тень». А ведь по статистике 86% общего количества организаций - это ИП, микроорганизации и малый бизнес, 11 % - средний бизнес и лишь 3% - крупные компании.

Следует ожидать формирования монополии (или олигополии) крупных государственных компаний с численностью персонала, удовлетворяющей требованиям аттестации. Прогнозируется, что в течение одного года (краткосрочный период) уровень безработицы (или миграция рабочей силы в другие отрасли и страны) может достичь до 50% занятых в строительстве, или 100-200 тыс. человек. Заметим, частный бизнес в 2013 г. обеспечил 60% рабочих мест, увеличив их число в сравнении с 2012 г. на 20% - до 270 тыс. чел.

По нашим прогнозам, в связи со значительным ростом объема предложения рабочей силы на рынке труда у оставшихся в отрасли специалистов снизится зарплата. Прошедшие аттестацию компании увеличат стоимость работ, что приведет к удорожанию 1 кв. м условной площади по всем объектам, в том числе бюджетным. В отсутствии жесткой конкуренции упадет качество строительных работ и услуг. При этом значительно усложнится процесс и увеличатся сроки проектирования и строительства любого объекта. А значит, пострадают заказчики.

Замедлится развитие строительной отрасли, снизится ее вклад в ВВП. Напомним, что в 2013 г. на фоне увеличения белорусской экономики на 0,9% строительство приросло в валовой добавленной стоимости на 5,7% (один из самых высоких показателей по сравнению с другими отраслями). Снизится объем инвестиций в строительство, ухудшится инвестиционный климат. Значительно уменьшится экспорт строительных услуг в страны ТС и ЕЭП.

Данная проблема обсуждалась на XII съезде БСП, где представители всех общественных организаций выразили крайнюю озабоченность по поводу открытого установления монополии госкомпаний на строительном рынке и вытеснению частного бизнеса, особенно малого и среднего.

Как известно, в мае 2014 г. Беларусь стала участником Договора о ЕАЭС, ст. 65 которого гарантирует обеспечение свободы торговли услугами, учреждения, деятельности и осуществления инвестиций в рамках Союза в соответствии с условиями раздела XV «Торговля услугами, учреждение, деятельность и осуществление инвестиций» и приложения № 16 к настоящему Договору. Аттестация в строительной отрасли Беларуси противоречит вышеуказанному международному соглашению, прямо или косвенно отражается на всех странах-участниках и их резидентах, а также является барьером на пути обеспечения свободной торговли.

По мнению БСП, необходимо рассмотреть вопрос о смягчении требований нормативных документов об аттестации в строительной отрасли Беларуси и вынести на наднациональный уровень обсуждение вопроса об унификации на всей территории ЕЭП требований в строительстве и условий вхождения в отрасль. В том числе предлагается в ближайшее время решить вопросы признания разрешительных документов для специалистов и компаний.

От редакции
Одна из системных проблем нашей экономики - непостоянство законодательных условий хозяйствования. Нынешняя ситуация с аттестацией в строительной индустрии - тому очередное подтверждение. На протяжении последних 10  лет отрасль в целом живет в режиме крайней нестабильности, в т.ч. по причине законодательных инициатив: часто меняются правила долевого строительства, то усиливаются, то ослабляют требования по сертификации, отменили лицензирование, зато ввели аттестацию…

Терпимость властей к либерализации рынка строительных услуг (упразднению с 2011 г. лицензирования в строительстве) продлилось недолго. Под натиском крупных строительных компаний, оказавшихся неспособными конкурировать, особенно в части стоимости работ, с мелкими и средними подрядными организациями, Минстройархитектуры разработало законодательный механизм «регулирования конкуренции». Требования обеспечить определенную капитализацию основных фондов и наличие в штате определенных специалистов весьма эффективно вывели из рынка малый и средний (преимущественно частный) строительный бизнес.

Создается впечатление, что регулятор попросту не готов к рыночным условиям работы, поэтому для достижения краткосрочных целей, в частности, загрузки мощностей государственных стройтрестов, включил привычный механизм ручного регулирования. Но коррелирует ли эта цель со стратегическими задачами отрасли и экономики? Напомним, правительство намерено увеличить долю МСП в ВВП страны до 50%. В последние пару лет строительство являлось благодатной сферой для становления и развития МСП, работало на достижение этой цели - и вот приехали. А как быть с инвестиционной привлекательностью отрасли? Внезапно возникшие технические барьеры ее никак не улучшают.

Худо-бедно, но в последние годы рынок строительных услуг начал «белеть», либерализация в значительной мере очистила его от серых схем, многие «народные умельцы», раньше работавшие на квартирах и коттеджах, наконец смогли легализоваться, оформились как ИП или создали фирмы. Из тени вышли значительные денежные обороты (напомним, еще 10 лет назад теневой сегмент строительных услуг в Беларуси оценивался в 1 млрд. долл. в год.), бюджет получил налоги, а строители - возможность оформить стаж, соцобеспечение, пенсионные гарантии. И если сегодня десятки тысяч представителей отрасли вновь не смогут работать легально - они это станут делать «по-серому». Кто от этого выиграет? Поспешная смена правил игры порождает много неудобных вопросов.

{jcomments on} 

Дмитрий КОРШУН

Рынки сбыта белорусской продукции птицеводства вошли в состояние перепроизводства. Это неизбежно повлечет убыточность и банкротство птицефабрик, не способных обеспечить ценовую конкурентоспособность. Ключевым фактором выживания становится тотальная оптимизация издержек.

Валовое производство яиц и мяса птицы в Беларуси давно уже превысило внутреннее потребление, так что значительную часть продукции отрасль вынуждена экспортировать. В свою очередь Российская Федерация, на которую приходится основная часть наших поставок, смогла выйти более чем на 90-процентное удовлетворение потребностей собственной продукций птицеводства, а ряд европейских регионов России уже способны обеспечить себя в полном объеме.

Последствия гиперконкуренции, выразившиеся в ценовом демпинге, не замедлили сказаться на белорусских производителях. Рентабельность экспортных продаж некоторых птицефабрик приблизилась к нулю, а отдельных - даже ушла в отрицательную зону. При этом они вынуждены продолжать отгружать продукцию за рубеж, так как нуждаются в «коротких деньгах» для пополнения капитала, а также в валюте для погашения валютных кредиторских обязательств. Как итог - ухудшаются финансово-экономические показатели, вымывается оборотка, тормозятся инвестиционные программы, растут долги…

А еще серьезным вызовом для производителей стал передел ритейла в пользу крупных сетей, которые «отжимают» маржинальную вилку у поставщиков продукции. На фоне таких трендов в средне- и долгосрочной перспективе смогут выжить лишь тех, кто предложит рынку конкурентоспособные отпускные цены.

Наиболее низкой себестоимости производства куриных яиц в нашей стране смогло достичь ОАО «Барановичская птицефабрика» - 6-6,5 тыс. руб. за десяток. Данное обстоятельство позволяет ей проводить гибкую ценовую политику, обеспечивая положительный финансовый результат работы. По итогам 8 месяцев т.г. рентабельность продаж составила 10% против 7,6% за аналогичный период прошлого года, а чистая прибыль увеличилась на 11,4% - до 11,6 млрд. руб. И это при ощутимом падении курса российского рубля к белорусскому, что ведет к потерям на курсовой разнице при продажах в России, куда предприятие отгружает порядка 70% продукции.

По словам директора Барановичской птицефабрики Евгения ХИЛЬКО, снизить себестоимость позволила прежде всего работа с кормами. Удалось достичь 80-процентного обеспечения собственным зерном при годовой потребности около 24 тыс. т. Это оставило значительную часть добавленной стоимости в распоряжении фабрики, поясняет руководитель. Ведь при себестоимости производства зерна 120 руб./кг закупать его у сторонних организаций приходилось по 2,5 тыс. руб./кг. Резерв экономии также нашли в расширенном использовании овса и ржи как более дешевых культур по сравнению с пшеницей и тритикале. Свою лепту внес и переход на использование собственного хозяйства по сушке и хранению зерна.

Задача на перспективу - заместить покупное белковое сырье. Пока оно преимущественно завозится из-за рубежа (России и Украины), тогда как почвенно-климатические условия Беларуси вполне позволяют выращивать культуры с повышенным содержанием белка. Правда, не все так просто, как хотелось бы, признается Е.Хилько. Например, прежние попытки организовать в стране масштабное производство люпина не увенчались успехом, помешали специфические заболевания культуры. Проблему можно было бы решить закупкой качественного семенного материала в ЕС, но препятствуют ограничения белорусского законодательства, тогда как собственная аграрная наука пока не предложила надежных технологий по выращиванию белковых культур, сетует руководитель.

Сейчас на фабрике пробуют решить проблему собственными силами, сделав ставку на возделывание кормовых бобов, для чего скооперировались с российской аграрной наукой, в частности, с Орловским государственным аграрным университетом. В этом году на 450 га получили урожай более 1,3 тыс. т бобов. Когда начали считать белковую ценность, оказалось, что бобы не особенно уступают импортному шроту. Зато стоимость собственного белка в 6 раз ниже! В следующем году с помощью этой культуры птицефабрика рассчитывает заместить не менее половины импортируемого шрота.

Одним из факторов экономической эффективности стал рост производительности куриного стада. По итогам 9 месяцев яйценосность на несушку составила 245,3 яиц (+0,7% к аналогичному периоду 2013 г.). Фабрика ведет скрупулезный подбор кроссов (пород) кур, отдавая предпочтение немецкой птице. Опять же сказывается работа с кормами: практически все кормосмеси изготавливаются на собственной базе и по своим рецептурам, и только производство сложных кормов для цыплят и молодняка отдано на аутсорсинг КХП.

Также видны плоды продуманной модернизации - с 2004 г. идет уже третий ее этап. На большинстве птичников заменено оборудование, применяется цепная кормораздача, автоматическая линия подачи яйца и его сортировки с использованием лазера. Для обеспечения наиболее благоприятного микроклимата ведется плановая замена вентиляции и систем освещения, в частности, используются энергосберегающие светодиодные лампы.

Подспорьем стало развитие углубленной промпереработки продукции. Барановичская птицефабрика наладила выпуск замороженного меланжа и яичного белка, яичного порошка и сухого желтка. Этот товар в качестве сырья охотно берут пищевые комбинаты и пекарни. И хоть маржинальность продаж данного вида продукции примерно такая же, как и традиционного яйца, расширение производственного портфеля стабилизирует сбыт за счет вхождения в новые товарные ниши.

Наконец, птицефабрика хоть и специализируется на яичном направлении, параллельно развивает производство и переработку мяса птицы. Все стадо - яично-мясное, что позволяет предлагать потребителям широкий набор продуктов диетического мясного питания. Заметим, по сравнению с бройлерами продукция из яично-мясных кроссов более полезная и безопасная, так как при кормлении птицы не используются стимуляторы роста, а продолжительность ее выращивания значительно дольше, что позволяет обеспечить питательность мышечной массы.

Так что бояться перепроизводства не стоит, убежден глава птицефабрики. При правильной работе с издержками всегда можно потеснить конкурентов. Это доказывает и тот факт, что продукция предприятия успешно поставляется в российские регионы с наиболее развитым птицеводством. Куда большую тревогу у руководителя вызывает стремление некоторых чиновников использовать административное давление с целью обеспечить пресловутый вал продукции. Президент и правительство сместили приоритеты в пользу параметров экономической эффективности, тогда как в кабинетах органов регионального и отраслевого управления зачастую по-прежнему требуют высоких темпов роста производства, невзирая на перенасыщенность рынка.

Барановичская птицефабрика тоже нацелена на дальнейшее расширение. Например, до конца года в строй планируют ввести два реконструированных птичника, что позволит удвоить количество птиц в них. Вместе с тем валовые показатели для руководства не являются самоцелью. Да, в целом по стране достигаются неплохие темпы роста: за 8 месяцев производство яиц в сельхозорганизациях по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. увеличилось на 2,7% - до 1,88 млрд. шт., а реализация птицы на убой - на 10,1% - до 43,1 тыс. т, но могут ли остальные производители похвалиться такими же финансовыми показателями, как Барановичская птицефабрика? Для некоторых вал производства превращается в вал убытков.

«Страшно то, что мы теряем время на изменение подходов в доведении показателей», - замечает Е.Хилько.
Между тем логика и конечная цель любого бизнеса в том, чтобы произвести и заработать, а не произвести и потерять.

ОАО «Барановичская птицефабрика»
225350, Брестская обл., г. Барановичи, п/о Русино
Тел.: +375 16 344 85 65
Факс: +375 16 344 87 3
е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

{jcomments on}