Дмитрий КОРШУН

Символическая закладка минувшим летом первого камня в строительство Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» с участием первых лиц правительства сигнализирует о том, что ему, похоже, все-таки дадут реальный старт. Идеологи проекта заявляют, что он будет одним из самых масштабных по привлечению иностранных инвестиций в страну. Однако по нашему мнению, строительство Парка может иметь неоднозначные последствия для экономики.

Проблем с резидентами не будет: компаний, проявляющих интерес к Парку, очень много. О соответствующем желании заявляют не только китайские компании, но и тайваньские, японские, европейские, южно-корейские, заверил в ходе церемонии вице-премьер Анатолий Тозик.

Пока первым и единственным резидентом стала компания Huawei. Кроме того, как недавно сообщил и.о. главы администрации Парка Юрий Шилин, получить такой статус готовится китайская корпорация ZTE. Кроме этого, к Парку в скором времени могут присоединиться ООО «Фортива» - белорусский представитель российской фармацевтической компании ЗАО «Ф-Синтез» и отечественный производитель медицинских материалов ООО «Ассомедика».

Ранее в ходе встречи с Президентом Александром Лукашенко о готовности инвестировать в проект заявил председатель правления китайской национальной машиностроительной корпорации «Синомач» Жень Хунбинь.. Обсуждается также возможность включения Парка в тихоокеанско-балтийский экономический пояс «Шелковый путь», о начале реализации которого осенью 2013 г. объявил председатель КНР Си Цзиньпин.

Первое офисное здание на территории «Великого камня» планируют сдать в эксплуатацию летом следующего года. В целом же процесс строительства будет растянут на 30 лет.

Сейчас к рекламе возможностей Парка среди потенциальных иностранных инвесторов подключены различные государственные структуры: МИД, Минэкономики, Минпром, исполкомы. Активно распространяются печатные материалы, в ходе различных деловых форумов проходят презентации.
Впрочем, перспективы создания «Великого камня» вызывают двоякое впечатление. С одной стороны, он действительно способен привлечь значительные иностранные инвестиции и увеличить экспорт товаров, что станет дополнительным драйвером роста белорусской экономики и будет оказывать долгосрочный стабилизирующий эффект на валютный рынок.

Правда, воздействие на обменный курс белорусского рубля несколько подрывается освобождением резидентов Парка от обязанности продавать часть валютной выручки на внутреннем рынке. Впрочем, потребность делать это у них так или иначе останется для уплаты налогов, выплаты зарплат, проведения иных расчетов. Так что дополнительная валюта в страну должна поступить.

Не все так плохо и в плане возможного наполнения госбюджета, несмотря на значительные фискальные уступки. Не налог на прибыль, по которому предоставлена льгота резидентам Парка, сегодня является основной доходной статьей казны, а НДС. При реализации товаров резидентами этот косвенный налог должен выполнить возложенную на него бюджетообразующую функцию. К тому же сохранен подоходный налог с физлиц - работников предприятий Парка, даже с учетом сниженной ставки (9%) он также сможет перераспределять значительную часть добавленной стоимости в пользу бюджета.

Если же учесть, что резиденты Парка будут вовлечены в широкие кооперационные связи с белорусскими промышленными и строительными компаниями, не подпадающими под налоговые льготы, общая активизация их деятельности также должна обеспечить дополнительные поступления в бюджет.

С другой стороны, вполне реальной представляется угроза создания неравных конкурентных условий в случае появления в Парке дублирующих производств по отношению к уже действующим в стране. Заявляется, что создаваемый промышленный анклав объединит на своей территории новые высокотехнологичные производства. В то же время среди проектов, предлагаемых к реализации администрацией Парка, есть и традиционные, например, по выпуску силовых кабелей, бумажной, пластиковой упаковки, металлопластиковых труб, автокомпонентов, абразивного инструмента и т.д.

Есть сомнения в части географической локализации Парка. Его компактное расположение в непосредственной близости от Минска будет способствовать дальнейшему гипертрофированному перераспределению ресурсов (прежде всего трудовых) в пользу столичного региона. Подобные образования целесообразнее размещать вразброс по всей территории Беларуси с целью ее равномерного социально-экономического развития. Современный уровень коммуникаций позволит без проблем контролировать и управлять географически разрозненными частями анклава из единого центра.

Подобный подход также мог бы привлечь для нужд резидентов уже созданную, но неэффективно используемую инфраструктуру различных промышленных зон и объектов по всей стране, вместо того, чтобы за бюджетные деньги строить новые коммуникации.

Нам также непонятно, каким образом работа Парка впишется в договоренности Беларуси в рамках ЕЭП, а также в планы по вступлению страны в ВТО. С одной стороны, в ЕЭП мы взяли на себя обязательства упразднить льготы для СЭЗ, а с другой - создаем анклав с еще более выраженным льготированием. Как на это отреагируют другие страны-члены Таможенного союза? Между тем в продвигаемых администрацией Парка проектах рынок ЕЭП, а точнее - российский - называется основным и перспективным для сбыта продукции.

Похоже, что «Великий камень» станет непреодолимым препятствием на пути Беларуси в ВТО, поскольку эта организация не приемлет подобных форм стимулирования экспорта. Напомним, упразднение особых экономических зон с налоговым льготированием было одним из условий вступления России в ВТО. Сложно сказать, каким будет итоговый результат для страны, если от возможных бонусов работы Парка отнять потери, которые республика понесет из-за невозможности воспользоваться преимуществами ВТО в долгосрочной перспективе.

Достаточно скептично к перспективам «Великого камня» относятся и опрошенные журналом представители белорусского делового истеблишмента.

Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор МАРГЕЛОВ:
- Относительно данного китайско-белорусского образования пока непонятно, имеем ли мы правильное, стратегически выверенное видение партнерства такого масштаба. На сегодняшний день у нас преобладает идея - в том числе и у так называемых «экономистов» (не то что чиновников) - что любые иностранные инвестиции очень хороши для нашей страны. Это абсолютно неверно. Нужно понимать, какие инвестиции нам нужны и в каком объеме, сколько нам партнерство принесет и сколько от нас заберет. Для этого необходима методика, которой следует твердо придерживаться. В этом случае, я думаю, результаты нашей совместной деятельности будут намного лучше.

Сегодня, к сожалению, мы кидаемся на любые варианты, стоит только нас поманить из-за границы деньгами: будь то гипермаркеты, которых планируется построить 40 штук, или китайский парк. Китайцы - умные, прагматичные люди, свой интерес они, конечно, не упустят. Где границы этого интереса - нас, естественно, в известность не ставили, а без цифр как-то некорректно оценивать перспективы такого партнерства. Это будет видно только тогда, когда начнется его деятельность. Но поскольку мы не понимаем, что такое хорошо и что такое плохо, есть опасения, что для страны данное сотрудничество не очень интересно.

Из общения с «бунтующими» жителями окрестных деревень мне известно о планах по размещению там производства по чистой переработке шин - это к заявляемому «высокотехнологичному» производству резидентуры. Я не знаю бизнесменов, которые бы собирались или планировали разметить производство в границах данного Парка. Полагают, что если такие будут, то они столкнутся с теми же проблемами, что и предприятия, пытавшиеся работать по Декрету №6. Этот нормативный акт тоже предоставляет много льгот, вот только различные столичные компании, пытавшиеся «вынести» бизнес в регионы, прогадали.

Пока мы не знаем, что за компании разместятся а Парке и чем будут заниматься. Однако уже сейчас можно говорить, что они усилят давление на внутренний рынок, так как маловероятно, что все произведенное там получится экспортировать. Поэтому у остальных белорусских компаний обострятся вопросы сбыта, перераспределения рынка, возникнут проблемы дефицита сырья. Также непонятно, каким образом будет удовлетворяться спрос Парка на рабочую силу. Даже высокой зарплатой белорусов не очень то заманишь (хорошее подтверждение тому - наши гипермаркеты, в которых люди, несмотря зарплату выше среднего по ритейлу, по каким-то причинам не хотят работать).

Можно «импортировать» рабочих, например, таджиков, как это сделал один крупный столичный завод, но такой опыт пока не совсем удачный - эти «заморские» работники очень скоро разбежались.

Будет много вопросов и у правительства. Из Москвы пристально смотрят, что здесь происходит. Пока мы говорим - это одно, как только что-то в данном направлении будет сделано - определенно начнут предъявлять нам претензии. Одно дело, когда услуги и продукция будут поставляться в дальнее зарубежье, а другое, когда на рынок Единого экономического пространства…

Директор ЗАО «Молодечненский трубопрокатный завод» Александр ЧЕРНЫШЕВ:
- Насколько я представляю, этот Парк в части предоставляемых льгот не сильно будет отличаться от свободных экономических зон. Если льготироваться будут компании, экспортирующие не менее 70% производимой продукции, то это благо для страны. Если же будут применены другие принципы, то это создаст неравную конкуренцию для прочих белорусских предприятий, не работающих в таких льготных условиях по НДС и налогу на прибыль.

Развивая тему конкуренции, нужно помнить, что белорусским компаниям и без того нелегко состязаться с конкурентами по ЕЭП, с теми же российскими предприятиями. Если к ним добавятся еще и резиденты Парка, то просто опустятся руки, потому что трудно будет работать в таких условиях. Нам, например, здесь станет нечего делать. Проще закрыть завод и наладить торговлю более дешевой продукцией из России и Казахстана. А ведь для белорусского потребителя удобнее работать с местным производителем, чем с иностранным, так как легче находить общий язык по коммерческим вопросам.

Мне неизвестно о каких-либо компаниях или инвесторах, которые планируют обосноваться в Парке. К тому же пока нет и каких-либо внятных аргументов и рекламы, мол, приходите, работайте и будет вам от этого выгода. Возможно, когда этому Парку придадут более понятный антураж, бизнес сможет сориентироваться и определиться насчет целесообразности своего размещения в его границах.

Почетный председатель БСПН имени профессора Н.С. Кунявского Георгий БАДЕЙ:
В отношении этого Парка пока лишь ведутся разговоры о намерениях, а не о реальных проектах. Да, есть Указ от 05.06.2012 г. № 253 «О создании Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», но прошло уже два года, а реальных инвестиций нет. Когда они будут и будут ли вообще - большой вопрос. Отсюда и спокойствие. Не все желания реализуются. Я думаю, что скорее всего Парк так и останется проектом. Поэтому большого волнения я не испытываю. Вряд ли он будет реализован в тех масштабах и размерах, в которых запланирован.

Пока мне известно лишь об одном предприятии, планировавшем получить статус резидента Парка. Минское обувное ОАО «Луч» обращалось в государственные органы с проектом модернизации производства китайским инвестором и его размещении в Парке, но получило отказ. Чиновники мотивировали это тем, что обувное производство не попадает под категорию «высокотехнологичного». К тому же на планах МО ОАО «Луч» по привлечению китайского инвестора сказался введенный государством мораторий на «хождение» акций данного хозобщества.

Само по себе создание Парка с особым режимом не несет в себе ничего эксклюзивного: у нас во всех областях есть СЭЗ, есть Парк высоких технологий. Как и не будут эксклюзивными проблемы, которые сулит предоставление льгот для резидентов «Великого камня». «Проблемные» параллели можно привести на примере резидентов СЭЗ.

Предполагалось, что они будут работать в основном на экспорт, однако в реальности внутренним рынком они тоже не «брезгуют», выступая серьезными конкурентами для остальных белорусских компаний. В свое время мы даже обращались в Совмин по одному такому примеру. К тому же подобные образования лишь сужают для Беларуси возможность «вписаться» в принятые обязательства перед партнерами по ТС и ЕЭП.

Вообще, зона охвата льготами, предоставляемыми в СЭЗ или в Парке, не обязательно должна ограничиваться или очерчиваться территориальными рамками. Эти льготы можно распространить на предприятия, работающие по всей республике, при условии соответствия «входным» параметрам резидента СЭЗ или Парка. Такой подход, возможно, принес бы большую эффективность, нежели создание непонятных анклавов.

{jcomments on}