Алексей БЕЗВЕСЕЛЬНЫЙ

Сегодня стало модно рассуждать о трудностях, с которыми сталкиваются отечественные бизнесмены, особенно представители малого и среднего предпринимательства (МСП). Пока на этот сектор приходится лишь 24% белорусского ВВП, тогда как в развитых экономиках мира его доля, как правило, составляет более 50%. В то же время в Беларуси на правительственном уровне поставлена цель увеличить в ближайшие годы вклад МСП в экономику до 30-50%. Соответственно, заявлен курс на создание более благоприятных законодательных условий для ведения бизнеса. Почувствовали ли это частные предприятия - мы поинтересовались у сопредседателя Республиканской конфедерации предпринимательства (РКП) Виктора МАРГЕЛОВА.

- Виктор Егорович, Беларусь год от года приближается к тридцатке лидеров по условиям ведения бизнеса в рейтинге Doing Business. Действительно ли работать в нашей стране стало легче?

- Смотря с каким периодом сравнивать. Если с 2007 г., когда стране только-только была поставлена задача войти в тридцатку лидеров по развитию бизнеса, и этим активно занялись, то - да. За истекшие 7 лет произошло упрощение административных процедур, усовершенствована нормативно-правовая база, в целом созданы более благоприятные условия для ведения бизнеса. Это дало определенный толчок, однако в 2013-2014 гг. мы уже наблюдаем явное замедление темпов развития белорусского бизнеса.

Если по одним критериям исследования Doing Business за прошедшее время в Беларуси заметны подвижки в лучшую сторону, то по другим позициям стало труднее жить и работать…

На мой взгляд, реализацию ответственной задачи по вхождению Беларуси в тридцатку лидеров по условиям хозяйствования серьезно усложняют три основные проблемы.

Во-первых, это система финансирования предпринимательства. Речь идет о беспрецедентно высокой, объективно необъяснимой, банковской ставке по кредитам (порядка 35%). В результате получается очень «странная» математика: средняя рентабельность (доходность вложенных денег) в промышленности не превышает 15%, а по вложенным в банковские депозиты - больше 32%. Разве это нормально? Кто после этого будет развивать производство?

Вторая проблема - нехватка трудовых ресурсов. В свое время на высоком уровне шла речь о высвобождении в ближайшее время в результате успешной модернизации крупных государственных предприятий до 170 тыс. человек. Реально же приходится рассчитывать на 10-15 тыс. При том что на некоторых предприятиях сектора МСП, включая частной формы собственности, некомплект сотрудников составляет до 30%, а в целом по стране, по оценкам наших экспертов, - 10%. Нынешний усилившийся поток трудовых мигрантов из Украины лишь частично решает кадровую проблему.

И, в-третьих, мы видим «падающий» рынок практически по всем направлениям. И даже если взять, к примеру, розничную торговлю, которая в I полугодии приросла на 6%, с учетом увеличения количества торговых предприятий в стране можно предположить, что фактически в расчете на каждого субъекта хозяйствования мы получим снижение оборотов за этот период. А какие могут быть перспективы, если нет роста объемов?

- В последние годы в органах власти появилось большое количество рабочих групп и советов, куда вошли представители бизнес-союзов. Стал ли такой формат диалога с чиновниками устойчивым и продуктивным?

- Да, действительно, начиная с 2007 г., по инициативе бизнес-сообщества появилось большое количество разного рода рабочих групп и общественно-консультативных советов (ОКС). Но сегодня мы уже констатируем уменьшение их числа, а некоторые из них по сути превращаются в «карманные» структуры. Так, считаю необоснованной недавнюю ликвидацию Межведомственной рабочей группы по арендным отношениям при Госкомитете по имуществу, которая позволяла оперативно решать многие наболевшие имущественные вопросы. И подобных примеров я могу привести немало.

- А что бизнес-союзы? Смогли ли они упрочить свои позиции как площадки для диалога между бизнесом и властью?

- Одним из наиболее дееспособных органов самоуправления является Республиканская конфедерация предпринимательства, объединяющая в своих рядах более 30 отраслевых бизнес-ассоциаций и центров поддержки малого предпринимательства. Она совместно с другими бизнес-ассоциациями системно генерирует предложения по улучшению делового климата через создание ежегодной Национальной платформы бизнеса Беларуси. Основные положения Платформы учитывают интересы всего бизнес-сообщества и служат руководством к действию, причем не только для структур нашей конфедерации. Например, Ассоциации застройщиков удалось решить более половины проблемных вопросов, обозначенных в прошлом году.

Заметно активизировал свою работу Совет по развитию предпринимательства в Республике Беларусь, возглавляемый вице-премьером Петром Прокоповичем. Считаю, что его членам, представляющим крупный и малый бизнес страны, удалось сформировать консолидированное мнение по наиболее важным вопросам. Совету также приходится немало заниматься экспертной работой, оценивая различные нормативно-правовые акты по развитию бизнеса.

В последнее время мы стали активнее использовать такую форму обобщения и решения проблемных вопросов, как выездные семинары. С этой целью посещаем регионы, где всесторонне анализируем болевые точки, предлагаем пути решения проблем, оперативно готовя проекты нормативно-правовых актов.
Например, в прошлом году во многом благодаря усилиям нашего совета удалось доказать нецелесообразность увеличения ставки НДС, хотя принятие такого решения планировалось на высшем уровне.

- Но сегодня в коридорах власти вновь поднимается вопрос повышения ставки НДС, уже до 22%...

- Это так. Поэтому мы вновь обсудили такую перспективу на «круглом столе» в РКП, наметили планы действий. Вообще, считаю, что всем, рабочим группам и Советам на своих заседаниях, в первую очередь надо говорить преимущественно не о победах, а о нерешенных проблемах, заметно усложняющих условия ведения бизнеса в Беларуси. Тогда и результат нужный будет.

- Наблюдается определенное потепление отношения чиновников к частному бизнесу. Как чувствуете, это какое-то конъюнктурное колебание или у нас в самом деле осознали, что частный капитал должен стать основой будущей экономики Беларуси и, соответственно, изменили к нему отношение?

- В стране во многом произошла физическая смена поколений чиновничьего аппарата. В высокие кабинеты пришли молодые управленцы, которые понимают, что частный бизнес является социально ориентированным сектором отечественной экономики, успешно доказал свою жизнеспособность. Кроме того, мы подошли к кризису административного управления экономикой, время властвования «красных директоров» уже безвозвратно уходит… При прочих равных условиях частный бизнес сегодня работает эффективнее государственного, и это очевидный факт. Считаю, что этот сектор белорусской экономики надо и дальше активно развивать, если мы по-настоящему хотим достичь прогнозных показателей для малого и крупного бизнеса, определенных главой государства.

- В свое время деловое сообщество с надеждой и даже эйфорией восприняло Директиву №4, потом было много критики в адрес ее вялой реализации, потом… о ней вообще как-то подзабыли. Так выполнил ли этот законодательный акт возложенные на него функции?

- Я был в числе разработчиков данной директивы. Хочу отметить, что Директива №4 вобрала в себя много прогрессивного: декларировалось создание равных условий хозяйствования для субъектов различной формы собственности, появились комплексные предложения по улучшению делового климата, арендных отношений, частно-государственного партнерства и т.д.

К сожалению, вынужден отметить, что, по нашим оценкам, она реализована всего на 30-40%. А в последние годы даже наблюдается определенный откат от идей, заложенных разработчиками этого важного документа.

Да и многие бизнесмены, которые в 2007-2008 гг. считали, что чем либеральнее наше законодательство, тем лучше, с тех пор поменяли взгляды и теперь выступают за поиск золотой середины между экономическими свободами и госрегулированием. В либеральной среде хорошо плавать крупным акулам и недобросовестным участникам рынка. Малому бизнесу лучше живется в сбалансированных условиях хозяйствования. Такой основополагающий принцип мы сумели реализовать в Законе «О государственном регулировании торговли и общественного питания в Республике Беларусь», принятом в январе 2014 г.

В нем удалось заложить нормы для создания реально равных условий хозяйствования. Закон направлен на упорядочение отношений в сфере торговли и общественного питания, устранение недобросовестной конкуренции со стороны крупного бизнеса и излишних административных барьеров, обеспечивает реальную поддержку малого и среднего предпринимательства.

- И все же, есть ли шанс реализовать на практике основные положения Директивы №4?

- Как это ни грустно констатировать, Директива №4 в целом не достигла поставленных задач. Правда, год назад была предпринята попытка реанимировать совместный план правительства и Нацбанка по ее реализации. Пока не разрешены серьезные разногласия в подходах и оценках. Так, чиновники считают, что достаточно принять какой-то нормативно-правовой акт, чтобы поставить галочку о выполнении одного из пунктов плана. Представители бизнеса же рассуждают иначе: гораздо важнее реально решить наболевшие проблемы, а не ограничиваться законотворчеством.

Надо учитывать, что сегодня на повестке стоят уже другие вопросы и требуются новые конфигурации бизнес-сообщества. Настала пора решительных действий на самом высоком уровне. Нам нужны другие экономические модели, оптимально подходящие для уверенного развития Беларуси. Так что затягивать дальше с реформами нельзя, ресурс времени на раскачку исчерпан.

- Вы верите в рывок белорусского бизнеса без радикального разгосударствления и приватизации? Некоторые экономисты заявляют, что даже создание самого передового и прогрессивного законодательства не даст должного эффекта, так как в экономике нет достаточного пространства и ресурсов для развития частного бизнеса - слишком много государства. Вы согласны с этим мнением?

- Как говорится в одном анекдоте: я согласен и с первой частью вашего утверждения, и со второй. Да, пожалуй, государства у нас сегодня действительно многовато. Если мы стремимся к устойчивому экономическому росту, то вполне допустимо параллельное развитие в экономике и государственной и частной форм собственности. А если видим панацею только в госрегулировании, чтобы «красные директора» и дальше руководили предприятиями, то извините…

Как верно отметили участники недавнего экономического форума в Польше, главный вопрос кроется не в форме собственности предприятия, а в качестве управления! И это надо понимать всем, а некоторым руководителям неплохо также уяснить смысл понятия «экономическая среда» и вспомнить о планировании. А то что мы видим порой на деле? В составе одной комиссии мне довелось посетить ряд предприятий Минска, в том числе и государственных. Мы попытались разобраться, почему у одних предприятий, работающих в схожих сферах, дела идут хорошо, а у других не очень.

Посетили мы одну такую компанию, пообщались с ее руководством и выяснили, что, оказывается, быть успешными не позволяют объективные причины. Конкурент входит в состав крупного холдинга и процветает, а их никто не берет под свое крыло… Дескать, сами выкручивайтесь, ищите заказы. Вот только в Минске предприятий такого профиля несколько десятков. Понятно, что должна быть конкуренция, но вы прежде чем требовать результат, обеспечьте субъектам равные условия хозяйствования. Думаю, помочь этому смог бы орган самоуправления, регулирующий степень загрузки и распределения заказов между участниками рынка. Иначе легко утопить друг друга, толкаясь локтями в ограниченном рыночном пространстве.

- Можно ли говорить о том, что хотя бы малая приватизация у нас набирает обороты?

- Приведу несколько цифр для примера. В 2012 г. арендаторам было продано 12 объектов республиканской собственности, в прошлом году - почти 40 в Гродненской области и более 50 - в Минской. И это при том, что в стране насчитывается свыше 80 тыс. субъектов малого предпринимательства. Так много это или мало, как вы считаете?

- Конечно, этого явно недостаточно…

- Я тоже так считаю. В абсолютных цифрах малая приватизация идет, но ее темпы никак не устраивают.

- А еще есть внешние факторы, влияющие на условия хозяйствования. Мы видим, что из-за конфликта на Украине и растущего вокруг него геополитического напряжения начинают буксовать экономики наших основных торгово-экономических партнеров. Как на это реагирует белорусский бизнес и как эта ситуация влияет на перспективы его развития?

- Всем надо четко понимать, что сегодня мы работаем в рамках мировой экономической системы, которая в последнее время начала распадаться на зоны. И если мы находим грамотные варианты, как органично встроиться в нее, то имеем приемлемые экономические результаты. Увы, мы еще явно недооцениваем влияние внешней среды с точки зрения глобальных процессов трансформации на свой бизнес. Но у нас в отличие от России почему-то не принято об этом говорить. А ведь это объективные экономические законы, которые надо учитывать и белорусскому правительству, и бизнес-союзам, и быть готовыми к новым вызовам, что в очередной раз подтвердила ситуация с экономическими санкциями ряда стран в отношении России и наоборот.

Это касается наших торгово-экономических отношений и с Украиной, и с партнерами по Таможенному союзу. Для сравнения: в 2013 г. МАЗ продал Украине более 1,5 тыс. автомобилей, а за I полугодие этого года только 77, из которых 44 были переоборудованы в военных целях. Вот вам и ответ на вопрос о влиянии экономического замедления у наших соседей. Конечно, эта ситуация отразилась и на хозяйственных результатах МАЗа, и на белорусской экономике в целом.

Приведу еще один характерный пример из практики. Многие участники прошедшего в конце 2013 г. форума польских предпринимателей, работающих в Беларуси, бодро делились своими планами об увеличении объемов поставок продукции из Польши в будущем году на 30-40%. Это, конечно, очень хорошо. Но при этом они почему-то забыли уточнить у своих белорусских партнеров: готовы ли они такими темпами наращивать обороты производства?

- Как вы считаете, какую тактику в нынешних условиях следует выбрать бизнесменам и инвесторам в нашей стране?

- Думаю, что подобная тактика вполне может стать и стратегией. Деятельность в рамках собственного предприятия без взаимодействия с партнерами по рынку сегодня переходит в разряд бесперспективных. Субъекты хозяйствования должны сформировать более развитые системы коммуникаций, балансирования и взаимодействия, правила работы в определенных сегментах. И, конечно же, хорошо понимать конъюнктуру современного рынка. В противном случае можно упустить экономическую выгоду и тогда придется обижаться только на себя.

- Какую политику по отношению к бизнесу, на ваш взгляд, должна проводить власть?

- Подводя итоги беседы, хочу отметить, что сегодня не хватает стратегического объединяющего начала власти и бизнеса. Государству не надо видеть в частнике врага или конкурента. Считаю, что мы делаем общее дело и делаем его хорошо. И вроде все «за» и все верно понимают, но серьезной совместной стратегии у нас до сих пор нет, мы продолжаем бить по хвостам практики.

К сожалению, в силу чисто объективных причин власть зачастую ориентируется на крупный бизнес, упуская из виду малый и средний. Традиционно о секторе МСП вспоминают только тогда, когда назревают острые проблемы. Как, к примеру, в ситуации с индивидуальными предпринимателями, которую пока не довели до логического финала. Скоро закончится переходный период, иссякнут старые запасы товаров и что дальше? Закрывать торговлю… и на биржу труда? Меня очень волнует, чем завершится эта непростая история с ИП-шниками.

В будущей стратегии однозначно должна быть прописана роль малого и среднего бизнеса, который сегодня формирует 24% ВВП, а к 2015 г. должен достичь 30%. Только сплотившись и объединив усилия, мы сможем достичь намеченных рубежей. Но для этого нужны политическая воля руководства страны и четкое понимание экономических процессов, происходящих у наших соседей и в мире. Как говорится, дорогу осилит идущий!

{jcomments on}