№5 (167) Май

 

Тема номера: ФИНАНСИРОВАНИЕ

 
  • Белорусская экономика в условиях ЕЭП:  как повысить эффективность белорусской экономики?
  • Расширяем горизонт возможностей: у предприятий широкие возможности для привлечения разного рода финансирования.
  • Корпоративные облигации: просто и выгодно.
  • Варшава зовет на биржу:  фондовый рынок как инструмент для привлечения капитала.
  • Рецепты здоровой ветеринарии: перейдут ли научные учреждения на хозрасчет?
  • Бизнес-образование: практикоориентированные программы МВА от ИБМТ БГУ.
  • Женский почерк: коммерческий успех "немужского" стиля управления.
  • Покупаем недвижимость правильно: как избежать излишних материальных трат?
  • Разрушающая сила инфляции: Рост цен - кому это нужно?


Уважаемые читатели!

Общаясь с коллегами из Прибалтики и Германии, нередко приходится слышать мнение о том, что лет через 8-10 Беларусь станет членом Евросоюза. Казалось бы, логичное решение в свете глобализации и необходимости притока в белорусскую экономику новых технологий. Но так могло бы быть, если бы Беларусь все предшествующие годы, включая и советский период, развивалась как страна с 10-миллионным (или около этой цифры) населением и создавала промышленность и в целом экономику для обеспечения его потребностей. Однако в XIX ст. и особенно в ХХ ст. экономика Беларуси формировалась как составная часть государства с населением в 125 (1897 г.) - 293 млн. (1991 г.), и на ее территории были созданы предприятия, призванные обслуживать потребности Советской империи. Анализ объединения Германии позволяет нам понять, что будет происходить с Беларусью в случае ее вступления в Евросоюз. В Восточной Германии сохранялись только те предприятия, которые были ориентированы на восточный рынок, например, такие как вагоностроительный завод. Недозагруженность предприятий в Западной Германии не позволяла сохранять уже в объединенном государстве производственные мощности в Восточных землях. Кроме того, перезагруженность восточно-германских предприятий социальной сферой и излишней численностью работающих делало их менее эффективными в сравнении с западно-германскими. Одним из примеров может быть комбинат по добыче калийных солей с годовым объемом производства 36 млн. т и количеством занятых - 31,6 тыс. человек. Аналогичный комбинат на Западе выпускал 27 млн. т, на нем работало 7800 человек и, следовательно, выработка была выше в 3 раза. После объединения Германии комбинат на Востоке вынужденно был подвергнут реорганизации. Увольнялось большое количество сотрудников, предприятие освобождалось от социальных учреждений и недобывающих дочерних предприятий. Так было со многими восточно-германскими коллективами. И это притом, что Тройханд  вкладывал большие деньги в развитие Восточных земель . Но рыночная экономика диктовала свои условия хозяйствования.

Белорусские валообразующие предприятия кроме определенной технологической отсталости также имеют избыточную численность промышленно-производственного персонала, что, конечно же, не позволит им вписаться в экономику Евросоюза. Неминуемо встанет вопрос об их реорганизации и высвобождении численности работающих, занять которых в сегодняшней экономике Беларуси практически нереально. Более того, промышленность Беларуси свою деятельность строит на импорте российского сырья и энергоносителей, рассчитываясь за это поставками на российский рынок готовой продукции. А коль так, то логично было бы двигаться в направлении экономической кооперации с Россией, привлекать российские инвестиции за счет продажи предприятий. Но вот уже несколько лет как российский бизнес охладел к идее покупки белорусских предприятий и занял выжидательную позицию, отслеживая процессы, происходящие в нашей экономике.

Что же это за процессы, которые снижают интерес к приватизации у российского бизнеса?
1. Замедление в последние годы темпа роста ВВП до 1,5% (2012 г.), 5,5 (2011 г.), 7,7 (2010 г.), 0,2 (2009 г.), 10,2% (2008 г.).
2. Высокая суммарная задолженность белорусских предприятий, достигшая в 2013 г. 70% ВВП.
3. Хроническое отрицательное сальдо внешнеторгового баланса по товарам.
4. Несмотря на предпринимаемые усилия по обновлению производства, а ежегодное накопление составляет более 40% ВВП, за последние 12 лет уровень материалоемкости в экономике не снижается.
5. Хроническое опережение роста заработной платы над динамикой производительности труда. Так, в 2012 г. рост зарплаты составил 22%, а производительности - 3,4%, ВВП увеличился на 1,5%.
6. Энергоемкость в 2 раза превышает среднеевропейский уровень.
7. Высокая в последние годы инфляция (в 2012 г. - 21,8%), которая формирует высокую ставку рефинансирования по кредитным ресурсам (сентябрь 2012 г. - 30%, апрель 2013 г. - 27%).
8. Хроническое невыполнение планов по привлечению ПИИ, которые в абсолютном выражении оказываются меньше 2 млрд. в год.
9. Низкая рентабельность. В 2012 г. по промышленности она составила 13% , а с учетом производственного лага, если даже его принять на уровне 120 дней, - оказывается меньше 5%.
10. Отрицательная динамика цен на готовую продукцию, поставляемую на российский рынок, в частности, на тракторы, грузовые автомобили и молоко.
11. Закредитованность сельского хозяйства. При этом возврат кредитов фактически нереален.
12. Без учета государственной поддержки высокий, более 33%, удельный вес убыточных сельскохозяйственных предприятий, несмотря на значительные капитальные вложения в последние годы в развитие села. Высокая их закредитованность. И этот процесс продолжается. На реализацию Программы устойчивого развития села на 2011-2015 гг. планируется выделить 29,8 трлн. руб. бюджетных средств, в том числе в производственную сферу - 27 трлн., социальную - 2,8 трлн. руб.

В этих условиях российский бизнес полагает, что чем позже он придет в Беларусь, тем дешевле можно будет приобрести активы предприятий. Руководство республики пытается исправить ситуацию и с начала 2013 г. сделало ставку на модернизацию экономики и, в частности, промышленности. Намечено создать 400 тыс. высокопроизводительных новых рабочих мест с выработкой как минимум 60 тыс. евро в год. Но что же с финансированием?

Если применить критерий организации аналогичных рабочих мест в Англии, то на практике на каждое уходит до 50 тыс. евро, и тогда суммарно 20 млрд. евро. На модернизацию действующих предприятий в 2013 г. в Беларуси намечено направить 13 трлн. руб. бюджетных средств, или 1 141 млн. евро. Только для 240 предприятий Минпрома потребуется, по заявлению министра промышленности, как минимум 6,1 трлн. руб., или 709 млн. долл. В среднем на предприятие - около 3 млн.долл. Что касается модернизации действующих предприятий, то надо заметить, что белорусская экономика сегодня соответствует 3-му и 4-му технологическим укладам . Не выше уровень технологического развития и в России. Удельный вес 5-го уклада, по оценке специалистов, в российской экономике не превышает 10%. Но Россия ставит задачу до 2020 г. довести удельный вес 5-го технологического уклада до 40%. При этом Программой Правительства намечено ежегодно направлять на капитальные вложения от 578 млрд. долл. в 2015 г. до 692 млрд. в 2018 г. и далее. Мы же модернизируем 3-й и 4-й технологические уклады при дефиците ресурсов и отсутствии ясного понимания источников. По мнению Правительства, необходимые средства должны формироваться из четырех составляющих: собственных средств предприятий, кредитов коммерческих банков, зарубежных инвестиций и государственных средств, удельный вес которых составляет 4,5% искомой суммы. Можно ли назвать эти источники реальными исходя из финансового состояния предприятия, которое характеризуется не только высокой задолженностью, но и дефицитом оборотных средств?

Привлечение для модернизации кредитных ресурсов под ставку 30 и более процентов, конечно же, нереально. Возможно допустить привлечение валютных кредитов, но только теми предприятиями, которые поставляют продукцию за рубеж. Что касается прямых зарубежных инвестиций, то понятно, что их объем не соответствует возлагаемым на них надеждам. Возможно привлечение ПИИ за счет зарубежного размещения ценных бумаг, но это сопряжено с ростом внешней задолженности, которая и без того приближается к пороговому значению экономической безопасности страны и превышает 50% ВВП.

Что же делать в этой ситуации?
1.    Необходимо сконцентрировать ресурсы на структурном изменении экономики, подразумевая под этим расширение сферы услуг с 40 до 60% в ВДС.
2.    Целесообразно работать над высвобождением на промышленных и, в первую очередь, валообразующих предприятиях излишней численности работающих. Увеличение производительности труда при сохранении объема производства позволит повысить заработную плату при неизменном фонде оплаты труда. Тем самым будут формироваться потребители платных услуг.
3.    Для обеспечения занятости высвобождаемых работников необходимо всемерно стимулировать создание малого и среднего предпринимательства и, в первую очередь, за счет расширения доступа к кредитным ресурсам и арендным площадям. Пока процесс идет в обратном направлении. Принято Постановление Совета Министров Республики Беларусь №172 от 13.03.2013 г. «Об установлении размера базовой арендной величины», и ставка с 1 апреля увеличена до 10 долл. за 1 м2.
4.    Необходимо развивать сектор услуг за счет создания и развития сети платных дорог, формирования придорожного сервиса, отраслей строительства, связи, а также широкого внедрения в производство и быт цифровых средств передачи информации. При этом в Минске целесообразно возводить только элитное жилье, потребительских же качеств - в городах-спутниках и там, где есть работа. Неминуемое высвобождение работающих с промышленных предприятий может привести не только к необходимости выплаты пособий по безработице, но и создаст проблемы с содержанием жилого фонда безработных.
5.     Всемерно содействовать созданию экономических стимулов для становления предприятий по разработке программного продукта и, в первую очередь, автоматизирующего технологию инновационного процесса. Программный продукт, описывающий создание нововведения, невозможно купить за рубежом. Это тайна за семью печатями. Такой продукт каждая страна разрабатывает самостоятельно. Между тем именно он характеризует наряду с другими факторами, такими как широкое внедрение микроэлектроники, электроники, принципа цифровой передачи информации не только в производстве, но и в быту, 5-й технологический уклад.
6.    Развитие 5-го технологического уклада невозможно и без активного поощрения обучения молодежи за рубежом, а также создания условий для ее возвращения на родину. В этом направлении можно опираться на опыт Казахстана, Азербайджана, Российской Федерации.
7.    Следует расширить хозяйственную самостоятельность руководителей предприятий. Увеличить их материальное вознаграждение и поставить его в зависимость от результата хозяйственной деятельности. Оплата должна быть реально весомой. В сегодняшних условиях это более 5 тыс. долл. Кроме того, целесообразно в деятельности предприятий активно поощрять аутсорсинг, а также их специализацию на выпуске не готовой продукции, а комплектующих. Несравнимо более эффективно качественно производить детали и поставлять их на зарубежные конвейеры, чем выпускать продукцию для конечного потребления и пытаться продать ее, обеспечивая конкурентоспособность за счет ценового фактора. Нецелесообразно создавать и отверточную технологию, ибо надо думать об увеличении добавленной стоимости. На предприятиях легкой промышленности следует широко развивать франчайзинг. В этом процессе можно опереться на опыт ряда белорусских предприятий и, в частности, СП ЗАО «Милавица», которое открыло в мире более 500 магазинов.  
8.    Важно развивать конкуренцию, а для этого - активно привлекать новых игроков на белорусский рынок.
9.    Необходимо настоятельно совершенствовать отраслевое управление в направлении повышения качества и снижения себестоимости. Этого можно достигнуть за счет проведения единой научно-технической политики, сертификации и стандартизации производства. Следует освобождать предприятия от технологических переделов, которые могут выполняться специализированными предприятиями, например, таких как гальваника, инструментальное производство и т.д.
Несомненно, комплексная и системная работа по всем этим направлениям будет способствовать повышению эффективности белорусской экономики, что позволит республике занять достойное место в Едином экономическом пространстве.

С уважением, А.Н.Ковтуненко

{jcomments on} 

Алексей Чубат

До сих пор представители реального сектора белорусской экономики не воспользовались в полной мере таким популярным на Западе инструментом привлечения финансирования как размещение акций предприятий на фондовом рынке. Хотя формально предпосылки для этого имеются. В стране есть крупные акционерные общества, не только Беларусь, но и отдельные компании уже имеют кредитные рейтинги. Поэтому не случайно ближайшая к нам и самая крупная в регионе Варшавская фондовая биржа (ВФБ) активно приглашает белорусские компании за капиталом.

Какие возможности дает выход на IPO? Несомненные плюсы - нет необходимости возвращать привлеченные финансовые ресурсы, а активы предприятия получают справедливую рыночную оценку. Улучшается имидж компании, повышается узнаваемость бренда. Минусы директорат видит в отчуждении части акционерного капитала, что в случае продажи более чем 25% акций (блокпакет) может привести к ослаблению контроля над предприятием и даже стать причиной недружественного поглощения компании.

Что же дало публичное размещение тем немногим белорусским компаниям, которые решились на него? Первое IPO в новейшей истории Беларуси связано с размещением на Белорусской валютно-фондовой бирже акций ОАО «Борисовский завод медицинских препаратов». Летом 2011 г. на продажу предложили 125,5 тыс. акций на 59,7 млрд. руб. (15% уставного фонда). Инвесторы купили только 223 акции за 105 млн. руб., или 0,18% количества, выставленного на продажу. Первый блин вышел комом, в том числе по причине слабого сопровождения IPO в СМИ. Невозможно провести успешное публичное размещение акций, если об этом молчат газеты и журналы.

Через год, в апреле 2012 г., ОАО «Минский завод игристых вин» выставил на продажу 25%-й пакет акций. «Пищевикам», которые учли опыт «фармацевтов», сопутствовал больший успех: 70% предложенных акций были проданы за 28 млрд. руб. Деньги пошли на обновление основных фондов и другие цели, что помогло предприятию в реализации инвестпрограммы.
В ряде случаев компаниям удавалось привлечь финансирование через стратегических инвесторов. Так, несколько лет назад эстонская Silvano fashion group, являющаяся мажоритарным акционером белорусского СПЗАО «Милавица», успешно осуществила IPO на ВФБ. Около 10 млн. евро от вырученных средств были направлены на создание розничной сети «Милавицы» в России.

Компания-разработчик ПО с белорусскими корнями - EPAM Systems (ее основатель и учредитель Аркадий Добкин - наш соотечественник) в феврале 2012 г. осуществила IPO на Нью-Йоркской бирже (NYSE). И хоть первичное размещение прошло не в таких объемах, как ожидалось, - было размещено 6 млн. акций по 12 долл., тогда как планировалось 7,4 млн. по 16-18 долл., тем не менее в последующие месяцы капитализация этих активов примерно удвоилась. А это позволяет говорить о коммерческом успехе проекта.
Но вернемся на ВФБ. Биржа состоит из четырех основных площадок: т.н. главного рынка, NewConnect, Catalyst и Poee. На основной площадке разместили свои акции 438 компаний, в том числе 43 иностранные (преимущественно украинские, чешские и болгарские). Общая капитализация клиентов ВФБ достигла 181 млрд евро.

О том, что белорусским субъектам хозяйствования потенциально доступны инструменты ВФБ, свидетельствует опыт украинских компаний. Так, можно привести в пример агропромхолдинг «Астарта-Киев», который вышел на биржу со стоимостью акций 7,7 долл. за штуку, а в феврале 2013 г. котировки уже достигли 22 долл. за акцию. Кроме капитализации, выросло доверие и к украинским «сахарникам», что помогло «Астарта-Киев» наладить поставки продукции на завод Coca-Cola.

Примерно половина инвесторов на Варшавской бирже - иностранные, а это позволяет утверждать, что у ВФБ не локальный, а глобальный статус. Кроме того, в Варшаве действуют несколько крупных брокеров, способных привлекать в значительных объемах международный капитал.
Есть у ВФБ и другие достоинства. Например, в силу достаточно демократичных тарифов затраты по выходу на IPO и дальнейшему обращению акций в среднем на 50-60% ниже, чем в Лондоне и на других ключевых фондовых площадках мира.
Косвенную поддержку торгам в Варшаве оказывает относительно благополучная макроэкономическая ситуация в стране. В отличие от еврозоны, увязшей в рецессии, Республика Польша продолжает демонстрировать хоть и небольшой, но устойчивый рост экономики. В этом году прирост ВВП ожидается не ниже 1,8%. Определенное доверие инвесторов вызывает и размер экономики Польши, а это 30% совокупного ВВП 12 стран, присоединившихся к Евросоюзу после 2004 г. Кроме того, стране присвоены рейтинги: А2 стабильный (Moody’s), А - стабильный (Standard & Poor's и Fitch Ratings).

Для белорусских ОАО наибольший потенциальный интерес представляет Варшавская площадка NewConnect. Открытая 30 августа 2007 г., она рассчитана на малые и средние компании с капитализацией от нескольких миллионов долларов и предоставляет относительно простой и недорогой доступ к капиталу по сравнению с иными биржами. По состоянию на 15 октября 2012 г. число компаний в листинге NewConnect  составило 419, а их общая капитализация - 2,5 млрд. евро.
Несмотря на слабые потуги в деле приватизации, в умах белорусских чиновников в целом созрело понимание, что проведение IPO - один из наиболее перспективных и дешевых источников финансирования модернизации и текущей деятельности предприятий. На это, в частности, обратил внимание первый заместитель председателя Государственного комитета по имуществу Сергей Пятков, выступая на недавней конференции «Требования по организации IPO и роль Варшавской фондовой биржи для хозяйственных субъектов из Восточной Европы».
К слову, законодательные основы для развития IPO у нас уже заложены. В 2010 г. Беларусь ратифицировала соглашение о свободном передвижении капитала, отчетности по МСФО в государствах-участниках СНГ. На международные стандарты отчетности перешли все белорусские банки, а также несколько десятков ОАО реального сектора экономики.

Неурегулированным пока остается раскрытие финансовой информации компаний, что крайне важно для тех, кто хотел бы выйти на международные фондовые площадки. Ясности не внесла и Программа развития рынка ценных бумаг Республики Беларусь на 2011-2015 гг., утвержденная совместным постановлением Совмина и Нацбанка от 12.04.2011 г. №482/10. Но есть хорошая новость: требование по раскрытию информацию обещают прописать дополнительно в примечаниях Программы.
Это дает некоторую надежду на то, что выход на фондовый рынок с акциями белорусских компаний спустя какое-то время станет не исключением, а привычной практикой. Правда, как скоро наступит это светлое будущее, не берется предсказать ни один эксперт. Очевидно, что многое будет зависеть и от регулятора в лице государства, и от субъектов хозяйствования, а точнее - от финансовой грамотности менеджмента и его готовности к рискам глобального финансового рынка.

{jcomments on} 

Несмотря на высокие процентные ставки по рублевым кредитам, заемное финансирование остается доступным широкому кругу белорусских субъектов хозяйствования. При этом стоимость привлекаемых ресурсов зависит скорее не от банка, а от компании-кредитополучателя, ее финансового состояния, кредитной истории и в целом надежности как партнера. Кроме того, доступны бездолговые инструменты привлечения капитала. Как и на каких условиях можно получить финансирование? Об этом беседуем с Председателем Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) Владимиром ИВАНОВЫМ.

- Владимир Владимирович, дорогое рублевое кредитование на фоне высокой ставки рефинансирования Нацбанка - это приговор для субъектов хозяйствования или все не так страшно?

- Безусловно, все не так страшно. Кредиты в белорусских рублях - это далеко не единственный инструмент привлечения средств для предприятий. Мы кредитуем также в различных иностранных валютах, и стоимость этих ресурсов даже снизилась по сравнению с докризисным периодом. Сегодня многие предприятия-клиенты стремятся перейти на валютное кредитование, к чему помимо ставок подталкивает текущая стабильность обменных курсов. В настоящий момент доля валютных кредитов для юр.лиц и индивидуальных предпринимателей в структуре кредитного портфеля нашего банка достигла 77%. За I квартал они приросли на 8,1%. С одной стороны, рост кредитования можно рассматривать как положительный процесс и для банка, и для наших клиентов. Но с другой - выраженный перекос портфеля в сторону иностранной валюты - это не очень хорошо, поскольку возрастают риски в случае дестабилизации ситуации на валютном рынке. Мы это понимаем и хотели бы больше выдавать кредитов в белорусских рублях по более доступной для предприятий стоимости.

Я обращаю на это внимание, чтобы было понятно, что не банки виноваты в дороговизне рублевых ресурсов. Банку не важно, предоставляет он ресурсы под 12% годовых или под 60%, он зарабатывает на марже между стоимостью проданных и приобретенных денег. И если регулятор установил высокую ставку рефинансирования, чтобы ограничить инфляцию и обеспечить высокую привлекательность рублевых депозитов, то мы вынуждены привязывать стоимость рублевых кредитов к этим ставкам. Предприятия должны понимать, что финансовая система зависит от экономики, и рублевые ресурсы подешевеют только тогда, когда существенно снизится инфляция. К слову, реальный сектор тоже может и должен посодействовать замедлению роста цен в экономике, повышая эффективность собственной работы, что в конечном итоге поможет удешевить банковское финансирование. Так что сложившаяся ситуация - это не приговор. Тем более что мы уже наблюдаем снижение стоимости во всех сегментах рублевого кредитования.

- Можно ли рассматривать открытие иностранных кредитных линий и привлечение зарубежного фондирования как способ удешевить кредитные ресурсы на белорусском рынке?

- Да, можно. Помимо формирования валютных пассивов от привлечения средств во вклады, белорусские банки активно используют кредитные линии для прямого и торгового финансирования. Поскольку Банк ВТБ (Беларусь) в уставном фонде имеет иностранный капитал и входит в международную Группу ВТБ, у нас также есть возможность воспользоваться фондированием. За январь-март общие финансовые вливания в наш банк в виде фондирования со стороны Группы ВТБ для поддержки ликвидности и кредитного портфеля составили 108,5 млн. долл. в эквиваленте.

А всего на 1 апреля 2013 г. объем средств, привлеченных от группы, достиг 230,5 млн.долл. Эти ресурсы повышают наши возможности и конкурентоспособность на рынке банковских услуг Беларуси.

- Так какова стоимость валютного кредитования в Банке ВТБ (Беларусь)?
- Диапазон ставок достаточно значительный - от 7 до 12% годовых. Стоимость финансирования в каждом случае зависит от набора факторов: вида валюты, финансового состояния предприятия, возможных рисков и т.д. Кстати, наши клиенты зачастую получают более дешевые валютные кредиты, в т.ч. в российских рублях, чем их конкуренты в России, что в целом положительно сказывается на конкурентоспособности белорусских субъектов хозяйствования в ЕЭП.

- Может, тогда дадите совет, как предприятие должно организовать свою работу и выстроить отношения с банком, чтобы получить кредит под минимальную ставку?
- Советов здесь немного, и они простые. Прежде всего надо следить, чтобы у предприятия были положительная кредитная история, в разумных пределах текущая закредитованность, взвешенный бухгалтерский баланс и в целом устойчивая финансовая ситуация. Принципиальное значение имеет наличие валютной выручки. Те, кто сочетают в себе все эти факторы, становятся желанными клиентами для любого банка, и не секрет, что в условиях жесткой конкуренции на рынке банковских услуг порой даже могут начать диктовать свои условия.

- И как много на белорусском рынке подобных желанных клиентов?
- К сожалению, не так много, как хотелось бы. Объективно белорусская экономика небольшая и количество крупных, устойчивых предприятий ограничено. Но мы стараемся не просто искать крупных игроков рынка, а активно взращиваем себе клиентов. Есть примеры, когда продуктивные взаимоотношения с нашим банком помогли предприятиям из малого формата перейти в средний, а из среднего - в крупный.

- Владимир Владимирович, банковский кредит - это ведь далеко не единственная возможность привлечь финансирование. Какие иные инструменты предлагает ваш банк?
- Банк ВТБ (Беларусь) осуществляет профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, является членом секций фондового, валютного и срочного рынков ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа», а также членом Белорусской ассоциации профессиональных участников рынка ценных бумаг. Мы, в частности, осуществляем брокерские (посреднические) услуги по совершению сделок с ценными бумагами. Размещаем их на биржевом и внебиржевом рынках, по поручению клиента можем приобретать и продавать государственные краткосрочные и долгосрочные облигации, краткосрочные облигации Нацбанка, а также корпоративные ценные бумаги (акции и облигации).

Банк оказывает консультационные услуги в разработке и реализации стратегий по привлечению предприятиями инвестиций посредством выпуска ценных бумаг, помогает в организации их выпуска, дальнейшем обращении и погашении, прогнозирует конъюнктуру рынка. Наши квалифицированные специалисты в состоянии грамотно проанализировать результаты сделок клиента, помочь ему определить наиболее выгодные формы привлечения средств.

Вместе с тем, на мой взгляд, банковское кредитование остается наиболее оптимальной формой привлечения инвестиций. Ведь прежде чем выдать кредит, мы проводим финансовую экспертизу проекта, отслеживаем целевое использование денег, что в целом снижает риски. Если же предприятие использует иные финансовые инструменты, например, облигационный займ, то, с одной стороны, это вроде как развязывает ему руки в части целевого использования средств, но с другой - все ли субъекты хозяйствования готовы к такой финансовой ответственности? К сожалению, на рынке уже есть негативные примеры и надо смотреть, насколько страна может позволить себе бесконтрольное обращение корпоративных бумаг. Возможно, следовало бы усилить контроль за этим процессом со стороны банков.

Что касается привлечения средств посредством эмиссии акций и их обращения на вторичном рынке, то зачаточное состояние белорусского фондового рынка пока не позволяет в полной мере воспользоваться данной формой бездолгового финансирования. Страна не первый десяток лет декларирует развитие фондового рынка, но пока мы не выросли и на пару сантиметров в этом вопросе.

- Почему же тогда банк позиционирует себя как посредника на фондовом рынке, лицензию получил?
- Без оптимизма нельзя. Думаю, рано или поздно в Беларуси активизируются приватизационные процессы, появится больше крупных частных компаний, будут примеры успешного IPO, начнется активное обращение акций на вторичном рынке. И надо быть готовыми к позитивным изменениям.

- С кем вы больше заинтересованы работать: с частными или государственным компаниями?
- Я бы не стал разделять предприятия по форме собственности, тем более что в Беларуси доля госкапитала в целом в экономике достаточно высока. Там и там есть свои плюсы и минусы. Когда речь идет о предоставлении банковского финансирования, для нас первичны общая конкурентоспособность клиента, финансовая грамотность его менеджмента, дисциплинированность расчетов, а форма собственности - вторична.

- По данным мониторинга реального сектора экономики Нацбанка, только 6,5% предприятий среди причин, ограничивающих их инвестиционную активность, назвали отсутствие эффективных инвестпроектов. В то же время именно слабость бизнес-планов становится объектом критики правительства и многих банкиров. Каково ваше мнение на этот счет?
- Я не стану смягчать оценку. По моим наблюдениям, в лучшем случае 8% предприятий имеют проработанные бизнес-планы. У большинства же они, я бы сказал, иллюзорны. Не учитываются макроэкономические факторы, тенденции на глобальном рынке, для расчетов берутся исключительно текущие цены. В итоге мы получаем чрезмерно позитивные бизнес-планы, тогда как они должны быть умеренно пессимистичные. Там, где это правило нарушается, модернизация будет вестись ради модернизации, а не достижения коммерческих целей. Мы с осторожностью относимся к таким клиентам. Зато у предприятий, имеющих четкие и ясные расчеты, показывающих нормальную рентабельность, как правило, нет проблем с привлечением финансирования.

- Чем вы объясняете общую слабость бизнес-планирования в нашей стране?
- Первое - это недостаточная финансовая грамотность менеджмента на многих предприятиях. Второе - зачастую бизнес-планы лишь отражают доведенное решение вышестоящего органа госуправления. В стране объявлен курс на массовую ускоренную модернизацию. Но я не уверен, что надо пытаться технически модернизировать все производства одновременно. Возможно, следовало бы определить какие-то прорывные для экономики направления и поддержать их имеющимися ресурсами, а не стараться помочь всем понемножку. Третье - в нашей стране предприятия почему-то боятся прибегнуть к услугам иностранных инжиниринговых и консалтинговых фирм, обладающих значительным опытом и умеющих анализировать рынки. А ведь они могли бы помочь повысить качество бизнес-планирования.

Впрочем, одновременно мы видим и некоторую положительную динамику. На рынке появилось достаточно много финансовых директоров и управляющих, которые хорошо понимают финансовые инструменты, умеют грамотно составлять финансовые планы и модели. Много толковой молодежи, получившей банковское образование, а также банковских служащих, которые переходят работать в компании реального сектора. Так что на предприятиях, где есть подобные менеджеры, как правило, не возникает проблем с финансированием. Многое в этом вопросе зависит от руководителя компании, его готовности повышать собственное образование и привлекать в команду квалифицированных работников.
Крупным компаниям проще купить подготовленных специалистов, мелким и средним - самостоятельно готовить менеджмент. 

- Какова роль Банка ВТБ (Беларусь) в повышении финансовой грамотности корпоративных клиентов?
- Мы ведь не просто предоставляем те или иные услуги. Обращаясь к нам, клиент получает не только некий продукт, но и исчерпывающую консультацию о нем. Даже если, например, мы отказываем в кредите, то одновременно поясняем почему, подсказываем предприятию, что надо исправить, усовершенствовать. В этом и есть опосредованная роль банка в повышении финансовой грамотности. Кроме того, если мы выводим на рынок какой-то новый продукт или услугу, то организуем для наших клиентов тематические семинары и курсы, а это уже - прямая форма обучения.

- Каким видится будущее Банка ВТБ (Беларусь)?
- Позитивным. Опыт работы в Группе ВТБ показывает, что мы справляемся с поставленными задачами, достигнут как рост в целом, так и по отдельным сегментам рынка, так что акционеры нашей работой довольны. Наши планы связаны с дальнейшим увеличением присутствия на белорусском рынке. Ориентация на более полное удовлетворение потребностей клиента останется задачей №1. К повышению качества финансовых услуг подталкивает и растущая конкуренция среди банков.
Ну а всем нашим клиентам еще раз хотел бы пожелать прежде всего хорошей кредитной истории, чтобы ею дорожили. Чтобы не боялись задавать банку-партнеру вопросы - это только повысит финансовую грамотность менеджмента. Конечно же, желаю всем финансового благополучия. Пускай компании успешно осваивают рынки, работая на потребителя, а не на склад. И чем лучше будет нашим клиентам, тем лучше будет и банку.

Справка «Директора»
История банка началась 7 октября 1996 г. с регистрации белорусско-российского Славянского акционерного коммерческого нефтяного банка «Славнефтебанк». В апреле 2007 г. контрольный пакет акций (50% + 1 акция) ЗАО «Славнефтебанк» был приобретен российским ОАО Банк ВТБ, а с 27 ноября 2007 г. произошла смена названия белорусского банка на ЗАО Банк ВТБ (Беларусь). В апреле 2010 г. ОАО Банк ВТБ приобрел у ОАО «Славнефть-Мегионнефтегаз» и у ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть» акции ЗАО Банк ВТБ (Беларусь)», увеличив таким образом свою долю в нем до 71,4%. Во II кв. 2013 г. состоится очередное увеличение доли ОАО Банк ВТБ в Банке ВТБ (Беларусь).
По итогам работы в I квартале 2013 г. нормативный капитал ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) составил 691,4 млрд. руб., увеличившись с начала года на 205,2, млрд., или на 42,2%, в том числе за счет прибыли банка за прошлый год - на 102,3 млрд. Достаточность нормативного капитала - 12,1%. Ресурсная база банка на 01.04.2013 г. составила 7 120,4 млрд. руб. (+5,8 % к началу года).
На 01.04.2013 г. количество юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, обслуживаемых банком, достигло 11557, увеличившись за I кв. 2013г. на 415.
Доля рынка банка по портфелю средств юридических лиц - 4,2%, физлиц - 0,7, кредитам для юрлиц - 2,1, кредитам для физлиц - 1,5%.
В разные годы деятельность банка отмечена различными наградами белорусского правительства, иных органов госуправления, а также негосударственных структур.
Группа ВТБ насчитывает более 30 банков и финансовых компаний более чем в 20 странах мира, которые осуществляют банковские операции, предоставляют услуги на рынке ценных бумаг, страхования, а также иные услуги финансового характера.
Председатель Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) Владимир Иванов родился в 1963 г. в Витебской обл. Имеет 3 высших образования: закончил Новополоцкий политехнический институт им. ЛКСМБ (1989 г.), Белорусский негосударственный институт правоведения (1997 г.), Белорусский государственный экономический университет (1999 г.)
В банковском бизнесе - с 1990 г., на должности Председателя Правления ЗАО Банк ВТБ (Беларусь) - с момента основания банка.
В апреле 2013 г. В.Иванов получил звание «Почетный работник банковской системы Беларуси» и награжден соответствующим нагрудным знаком Нацбанка. Сегодня в нашей стране такой награды удостоен 61 человек.

ЗАОБанк ВТБ (Беларусь)
220007, г. Минск, ул. Московская, 14,
Тел.: +375 (17) 309-15-15
Факс: +375 (17) 309-15-30
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.vtb-bank.by

{jcomments on} 

Сергей ЕГОРОВ, начальник отдела операций с ценными бумагами ОАО «Банк БелВЭБ», кандидат экономических наук

В последнее время предприятия внебанковского сектора стали чаще использовать такой инструмент финансирования, как корпоративные облигации. Привлекательность их выпуска обусловлена налоговыми льготами для инвесторов: в соответствии со ст.138 Налогового кодекса при определении валовой прибыли не учитываются доходы от операций с ценными бумагами. Под льготу попали облигации, выпускаемые с 1 апреля 2008 г. по 1 января 2015 г., что делает их более привлекательным инструментом по сравнению с банковскими депозитами, займами и кредитами.

Например, для инвестора ставка по облигациям в размере 20% годовых с учетом льготы по налогу на прибыль равноценна ставке по депозиту 24,4%. С другой стороны, эмитенты могут привлекать ресурсы на более выгодных условиях, чем по банковским кредитам.
О растущих возможностях финансирования свидетельствует и динамика объема корпоративных облигаций, выпущенных и находящихся в обращении в Республике Беларусь. С 01.01.2009 г. по 01.01.2013 г. их общий объем вырос в 28 раз - до 66,2 трлн. руб. в эквиваленте, в том числе у эмитентов небанковского сектора - в 141 раз - до 27,3 трлн. руб. Доля облигаций организаций, не являющихся банками, в общем объеме за указанный период увеличилась с 8,28 до 41,24 %.

В условиях динамично растущего белорусского рынка облигаций следует отметить его некоторые национальные особенности:
- отсутствие в стране институциональных инвесторов (инвестиционных, паевых, трастовых и пенсионных фондов). Среди инвесторов - юридических лиц облигации покупают либо взаимосвязанные с эмитентом компании, либо инвесторы, хорошо знающие его в узком кругу, как партнера, поставщика и т.д. Среди физических лиц корпоративные небанковские облигации непопулярны, поскольку более выгодным и удобным инструментом являются банковские депозиты. Поэтому сегодня основным инвестором в корпоративные облигации являются банки, которые покупают их у своих клиентов в качестве альтернативы банковскому кредитованию. По сути конкуренция между банками определяет рыночные процентные ставки на этом сегменте финансового рынка;
- практически полное отсутствие вторичного рынка облигаций, а значит, и возможности для инвесторов продать эти ценные бумагу в случае необходимости, что делает вложения в данный инструмент низколиквидными. При этом банки, покупая облигации у своих клиентов, могут создавать их вторичный рынок, перепродавая своим клиентам на короткие сроки;
- отсутствие гарантированного размещения облигаций на открытом рынке по рыночным ставкам. Как правило, первичное размещение проводится в виде закрытой продажи среди заранее определенного круга инвесторов. Есть только единичные удачные примеры выхода на открытый рынок по ставкам выше рыночных (облигации ООО «Евроторг»). Поэтому сегодня ни один профессиональный участник рынка ценных бумаг (далее - профучастник) не может гарантировать размещения облигаций на открытом рынке, если заранее нет договоренности с инвесторами. В сложившихся условиях более правильной финансовой стратегией для компании является непосредственное обращение в банк, который может выступить инвестором. Известны случаи, когда компании пытались привлечь финансирование под облигации на открытом рынке с помощью профучастников, но в итоге они все равно приходили в банк как к инвестору, потеряв при этом время и упущенную выгоду.
Преобладающая роль банков в качестве инвесторов обусловлена, прежде всего, сложившимися перекосами национального финансового рынка, на котором более развитым является банковский сектор. Здесь сложилась достаточно рыночная ситуация и действует конкуренция. Понимание этого зачастую помогает избежать возможных потерь.

Особенности инструмента

При всей привлекательности работа с облигациями требует квалифицированного подхода. Прежде всего, рассмотрим некоторые нюансы законодательства.
В соответствии с Законом Республики Беларусь от 12.03.1992 г. №1512-XII «О ценных бумагах и фондовых биржах» облигация представляет собой ценную бумагу, подтверждающую обязательство эмитента возместить владельцу ее номинальную стоимость в установленный срок с уплатой фиксированного процента (если иное не предусмотрено условиями выпуска). Облигации выпускаются сериями, состоящими из однородных ценных бумаг с равной номинальной стоимостью и одинаковыми условиями выпуска и погашения, которые определяются в специальных документах. Облигации должны быть зарегистрированы в Департаменте по ценным бумагам Минфина, а при выпуске биржевых облигаций - в ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа». При этом проверяются соответствие документов законодательству по ценным бумагам, в том числе по условиям выпуска, обращения и погашения облигаций, соблюдение прав инвесторов. Кроме того, проверяются соответствие требованиям по обеспечению исполнения обязательств и другие условия.

Все условия по выпуску и обращению облигаций (процентная ставка, срок обращения, дата погашения, периодичность уплаты процентов и т.д.) определяются в специальных документах - решении о выпуске облигаций, проспекте эмиссии и не подлежат изменению в течение срока их обращения (за некоторыми исключениями). Следует отметить, что в договоре на покупку облигаций инвесторами эти условия не определяются, а фиксируются лишь факт и уже установленные параметры продажи.

До регистрации облигаций в Департаменте по ценным бумагам Минфина эмитенту необходимо подготовить и утвердить:
- решение о выпуске облигаций, в котором определяются основные условия их выпуска, обращения и погашения;
- проспект эмиссии (только при открытой продаже и размещении), где подробно описываются все условия выпуска, обращения и погашения облигаций;
- краткую информацию для публикации в СМИ об основных условиях для инвесторов (также только при открытой продаже и размещении).
Облигации выпускаются эмитентом с целью финансирования как текущей деятельности, так и инвестиционных проектов, в белорусских рублях или иностранной валюте с учетом требований валютного законодательства.

Эмитент вынужден нести определенные расходы, которые включают уплату государственной пошлины за регистрацию выпуска ценных бумаг, комиссию профучастнику за организацию выпуска, комиссию депозитарию, плату за страховку или банковскую гарантию (при наличии таких видов обеспечения). Эти затраты необходимо соизмерять с объемами выпуска и условиями, которые могут предложить инвесторы, выступающие одновременно и организаторами выпуска облигаций, и их покупателями. Сегодня на рынке услуг по ценным бумагам встречаются самые разные размеры и виды указанных комиссий. Однако не всегда высокая плата профучастникам гарантирует качество, оперативность и размещение облигаций.

Требования к выпуску

Поскольку облигации - это публичный инструмент финансового рынка, который затрагивает интересы и имидж не только эмитента, но и множества потенциальных инвесторов на первичном и вторичном рынках, а также всего сегмента рынка в целом, необходимо выполнить определенные условия.

Во-первых, эмитент должен предоставить приемлемое обеспечение исполнения своих обязательств по облигациям. Требования к видам и размеру обеспечения установлены в Указе Президента от 28.04.2006 г. №277 «О некоторых вопросах регулирования рынка ценных бумаг» (далее - Указ №277) и Инструкции о некоторых вопросах выпуска и государственной регистрации ценных бумаг, утвержденной постановлением Минфина от 11.12.2009 г. №146. В качестве обеспечения по корпоративным облигациям может выступать залог недвижимого имущества, транспортных средств, отдельных видов ценных бумаг, поручительство, банковская гарантия и договор страхования ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательств эмитента. Ценные бумаги, транспортные средства, недвижимое имущество, являющиеся предметом залога по облигациям, подлежат оценке в установленном законодательством порядке. Без обеспечения можно выпустить биржевые облигации, но в этом случае эмитент должен соответствовать определенным финансовым требованиям (прибыльность, величина активов и др.), установленным в Указе №277.

Во-вторых, необходимо соответствовать требованиям, которые предъявляются к показателям финансового состояния. Если значение коэффициента текущей ликвидности и (или) коэффициента обеспеченности собственными оборотными средствами ниже установленных нормативных значений, юридическим лицам будет отказано в государственной регистрации облигаций.

В-третьих, у эмитента должен быть заключен договор на депозитарное обслуживание с белорусским депозитарием, необходимым для учета прав собственности владельцев облигаций. Как правило, облигации выпускаются в бездокументарной форме, т.е. в виде записей на специальных счетах «депо». При последующих сделках между инвесторами происходит движение ценных бумаг со счета «депо» продавца на счет «депо» покупателя.

В-четвертых, для регистрации выпуска облигаций при участии профессионального участника рынка ценных бумаг необходимо подготовить документы по выпуску облигаций и утвердить их уполномоченным органом эмитента согласно его уставу.

Преимущества инструмента

Во всем мире облигации активно используют как источник привлечения заемных средств, поскольку они обладают рядом преимуществ, в их числе:
- снижение стоимости заимствований за счет прямого взаимодействия между эмитентом и инвесторами без участия посредника;
- увеличение сроков заимствований. Посредством облигаций средства привлекаются на более долгий срок, чем через большинство кредитов банков;
- независимость от отдельно взятого кредитора, который сегодня деньги дал, а завтра может потребовать их обратно. Облигации позволяют работать практически с неограниченным кругом инвесторов на фиксированный срок;
- стабильность условий по облигациям. В силу природы данного инструмента все условия определяются до регистрации ценных бумаг в уполномоченном органе и в дальнейшем не подлежат изменению. Например, по облигациям невозможно изменить установленную процентную ставку;
- укрепление публичного имиджа компании;
- привлечение большого объема ресурсов, поскольку эмиссия облигаций позволяет собрать значительные средства у неограниченного круга инвесторов;
- возможность на свое усмотрение использовать полученные по облигациям средства на приобретение основных средств, пополнение «оборотки», покупку недвижимости, погашение кредиторской задолженности и другие цели;
- управление своим долгом. Эмитент сам определяет условия по облигациям, включая их досрочный выкуп, порядок выплаты доходов по облигациям (ежеквартально, ежегодно и т.д.), обращение на вторичном рынке. При правильных выкупе и перепродаже компания-эмитент может получить дополнительную прибыль.
 

Алгоритм эмиссии

При всех преимуществах облигаций как источника заимствования пока относительно немногие компании решаются на использование этого инструмента. Возможно, некоторых пугает процедура выпуска облигаций, которая может показаться трудоемкой и бюрократизированной. Но это только на первый взгляд. На самом деле ничего сложного в использовании этого прогрессивного и выгодного инструмента нет.

На первом этапе следует выбрать профессионального участника рынка ценных бумаг, который подготовит необходимые для выпуска облигаций документы и будет сопровождать их регистрацию в Минфине. Основные критерии выбора профучастника - это оперативность подготовки документов, обязательное полное сопровождение регистрации облигаций в Департаменте по ценным бумагам, стоимость услуг.

В подготовленных документах важно учесть все интересы эмитента и инвесторов с учетом требований законодательства. К сожалению, иногда профучастника выбирают формально, для подписания документов за минимальную плату. Но такой путь неверный. Например, на практике наш банк, выступая инвестором и покупая облигации у предприятий, столкнулся со случаями, когда профучастник брал у них деньги, формально принимал участие в подготовке документов, ставя на них подпись, но фактически вся дальнейшая работа по устранению замечаний регистрирующего органа, согласованию интересов инвестора (банка) и эмитента перекладывалась на эмитентов. Это значительно усложнило и затянуло процесс регистрации и выпуска облигаций. Бывает, профучастники берут большие деньги за подготовку документов, но не гарантируют их продажу. Поэтому, по нашему мнению, наиболее оптимален алгоритм, при котором банк одновременно выступает в качестве и профучастника, и инвестора или соинвестора выпуска облигаций, сопровождая данный процесс на всех стадиях.

На втором этапе необходимо утвердить подготовленные документы по выпуску облигаций уполномоченным органом эмитента (общим собранием акционеров, собранием участников, наблюдательным советом и др.), соблюдая все процедуры и требования законодательства и устава эмитента.
На третьем - выбрать депозитарий, который будет вести реестр владельцев облигаций. Здесь приходится учитывать интересы не только эмитента, но и потенциальных крупных инвесторов, например банков. У акционерного общества депозитарий уже есть, однако поскольку в соответствии с законодательством у предприятия он может быть только один, инвесторы для снижения рисков могут потребовать от эмитента перевода обслуживания в другой депозитарий.

На четвертом - проводится регистрация облигаций в Департаменте по ценным бумагам Минфина. Здесь важно полное сопровождение этого процесса со стороны профучастника для оперативного устранения замечаний регистрирующего органа.
На пятом - публикуется краткая информация о продаже облигаций в СМИ. В случае закрытой продажи облигаций этот этап отсутствует.
Шестой этап представляет собой собственно размещение (продажу) облигаций инвесторам на биржевом или внебиржевом рынках.

Один из простых и надежных способов начать работу с облигациями, чтобы получить при этом их гарантированную продажу, - это доверить работу банку, который выступит одновременно и организатором выпуска облигаций, и покупателем. Такой подход позволит избежать ненужных затрат. При участии банка в организации закрытого выпуска облигаций и их приобретении вся технология работы эмитента упрощается и сводится к трем этапам:
1) заключению договора с банком как с профучастником на организацию выпуска облигаций;
2) утверждению подготовленного банком решения о выпуске облигаций;
3) продаже облигаций банку.
При этом все промежуточные этапы банк берет на себя, оказывая клиенту комплекс услуг «под ключ», выраженный в итоге в гарантированном получении финансирования.
При правильном выборе профучастника, с учетом интересов эмитента и инвесторов процедура выпуска и продажи облигаций не будет такой уж сложной, а стоимость данного вида заемного финансирования окажется ниже, чем у других рыночных источников привлечения капитала. Итак, пробуйте работать с облигациями. Это просто и выгодно!

{jcomments on} 

Марина НОСОВА

Отечественная ветеринарная наука готова работать на условиях хозрасчета, но в разумных пределах, без ущерба для фундаментальных исследований. Чрезмерная коммерциализация научной деятельности и сокращение бюджетного финансирования могут помешать решению ряда национальных задач, считает директор РУП «Институт экспериментальной ветеринарии им. С.Н.Вышелесского», доктор ветеринарных наук Анатолий ГУСЕВ.

- Конкурентоспособность белорусской сельскохозяйственной продукции прежде всего зависит от ситуации с инфекционными, паразитарными и незаразными заболеваниями в стране. При этом стоит задача не понести потери, которые наносят болезни.

Наш институт - единственный в Беларуси, который ведет проблемы здоровья всех видов сельскохозяйственных животных (пчел, рыб, птиц, свиней, КРС). Изредка мы занимаемся и мелкими домашними животными, проводя профилактические мероприятия против бешенства. Разрабатываем средства диагностики, без которой невозможно грамотно составить схему профилактики и лечения животных. Отслеживаем также эпизоотическую ситуацию в различных хозяйствах. Почему только частично? Потому что у нас нет такой программы или задания, которое бы финансировалось, как нет и значительных средств на закупку тест-систем. Часть тест-систем мы делаем сами. Но это маленькая толика того, что необходимо для проведения масштабной работы по эпизоотическому мониторингу по всем существующим заболеваниям животных. Вместе с тем, мы оказываем помощь и консультацию всем хозяйствам, которые к нам обращаются. Отслеживаем ситуацию и в сопредельных государствах. Наш голос звучит по всем вопросам, связанным с ветеринарной службой страны.

- Как усилить конкурентоспособность наших ветпрепаратов и обеспечить прорывы по тем или иным направлениям исследований?

- Чтобы нащупать новые прорывные технологии, необходимо достичь уровня России и западных стран. Это касается разработок диагностических и иных препаратов, а также специфических средств профилактики. Перспективны сегодня биотехнологии, основанные на клеточной и генной инженерии, а также молекулярной биологии. В 2010 г. в мире биотехнологическая продукция принесла своим разработчикам выручку порядка 100 млрд. долл. С учетом же последующего внедрения их в производство экономический эффект был оценен более чем в 1 трлн. долл.

Для нашего государства биотехнологии также могут стать перспективной нишей. Но для этого в Беларуси должны появиться мощные институты. Необходимо составить рейтинг научных учреждений и отраслей, которые представляют приоритет для экономики. Институты должны быть укомплектованы современным оборудованием, а их здания и помещения - реконструированы. В целом необходима мощная государственная программа вместо мелкотемья.

К сожалению, отсутствие современных лабораторий, опытно-экспериментальных участков и нехватка средств на закупку компонентов не позволяют нашей стране идти в ногу с зарубежными исследованиями и конкурировать с Западом, где наука обеспечена всем необходимым, в том числе специалистами высокого уровня. Из-за этого у нас, например, нет ветеринарных лабораторий, аккредитованных международными организациями, а ветеринарная служба страны время от времени вынуждена обращаться за услугами за границу. Это снижает возможность проведения полноценных исследований и бьет по престижу ветеринарной науки.

- На Западе компании вкладывают десятки миллионов долларов в фундаментальные исследования в ветеринарии. Сколько надо средств для успешной работы вашего института? Как оцениваете текущий объем финансирования?

- Еще в советское время решение Михаила Горбачева перевести научные организации на хозрасчет сильно ударило по науке. Такой подход в целом сохранился и в суверенной Беларуси, поэтому сейчас научный сотрудник занимается не столько наукой, сколько поиском тем и заданий, которые обеспечили бы отдел или лабораторию финансами.
Что касается деятельности нашего института, то она финансируется в рамках участия в различных госпрограммах из госбюджета. Второй источник

- продажа ветпрепаратов нашего опытного производства. Они действительно высококачественные, поскольку разработаны элитой белорусской ветеринарной науки, ни в чем не уступают импортным аналогам, а некоторые их превосходят. Институт также формирует выручку за счет предоставления услуг (консультации, постановка диагноза, разработка схем профилактики и лечения). Вместе с тем совокупный объем финансирования недостаточен и не позволяет в полной мере использовать научный потенциал сотрудников. По моему мнению, более целесообразно финансировать институты, а не темы. Только тогда можно будет ставить серьезные задачи и достигать их, а не заниматься мелкотемьем.

Например, в настоящее время в нашей стране нет классической чумы свиней и болезни Ауески благодаря ежегодной профилактической вакцинацией животных. Западные страны свободны от этих инфекций без вакцинации. РУП «Институт экспериментальной ветеринарии им. С. Н. Вышелесского» разработал программу мероприятий по признанию нашей страны свободной от этих болезней без вакцинации. Но для полноценной реализации программы нам необходимо изыскать около 25-30 млрд. руб.

- Можно ли рассматривать экспорт продукции и услуг института как серьезный источник поступлений для дальнейшего развития?

- Чтобы больше экспортировать продукции, необходимо увеличить мощность производства. Пока с тем, что у нас есть, мы не можем выходить в полной мере на международный рынок. Институт его осваивает, но я сомневаюсь, что в этом году мы сможем заработать 200 тыс. долл., как нам было доведено. В прошлом году при плане 100 тыс. долл. выручили на экспорте 24 тыс. Экспортом должна заниматься промышленность, а не наука. Еще раз отмечу, задача науки - искать прорывные направления, которые потом позволят зарабатывать миллиарды долларов различным отраслям экономики. Наше опытное производство работает не для экспорта, а для того, чтобы тщательно отладить все технологии. И невозможно сразу из пробирки перенести все на промышленное предприятие, мы «обкатываем» сложные технологические режимы, и эта работа длится не полгода-год, а годами.

- Правительство поставило задачу к 2015 г. увеличить долю отечественных ветпрепаратов на внутреннем рынке до 70%. Достижима ли цель и при каких условиях?

- Достижению целей мешают проблемы с реализацией. Например, наш институт передал технологии производства Витебской биофабрике, но в хозяйствах делают все возможное, чтобы закупать продукцию не этого производителя, а иностранных. Доля отечественных биопрепаратов сегодня на внутреннем рынке составляет 25-30%, фармпрепаратов - до 70%. Если ситуация сохранится, мы вряд ли сможем выполнить задание правительства. Необходима программа продвижения таких препаратов с оплатой авторских отчислений от оборота специалистам-разработчикам. Кроме этого, необходим жесткий контроль за применением импортных средств. Следует бороться с системой материального стимулирования руководства и специалистов хозяйств, что широко практикуют менеджеры оптовых компаний, торгующих зарубежной продукцией.

- Год от года ужесточаются санитарные нормы по остаточному содержанию лекарств в мясе и молоке. Перспективным решением этой проблемы считается переход на пробиотики. Каково ваше мнение по этой теме?

- Мы занимаемся эффективными направлениями, которые будоражат весь мир. Прежде всего, это вопрос отказа от антибиотиков. В большинстве стран уже разобрались, что они несут негативные последствия и для человека, и для животного. В свое время мы бездумно применяли антибиотики, когда считали, что с их помощью победим все бактериальные болезни. Но бактерии нас обхитрили и приспособились ко многим, если не ко всем препаратам. Большинство антибиотиков уже не оказывает бактерицидного воздействия на патогенных возбудителей, зато многие вызывают сильные аллергические реакции, ослабляют иммунную систему. Одним из путей решения проблемы является вакцинация. Она формирует мощный иммунитет не только на определенное заболевание, но и на смежные с ним. Кроме того, мы считаем, что одним из путей, препятствующих попаданию лекарств в пищу, является создание нормальных условий содержания и кормления животных в комплексе с использованием высокоиммуногенных поливалентных вирусно-бактериальных вакцин, а также пробиотиков и иммуностимуляторов. Вместе с тем, думаю, через некоторое время применение пробиотиков столкнется с теми же проблемами, что антибиотиков сейчас.

- Как вы оцениваете систему контроля за использованием препаратов в животноводстве? Достаточно ли она совершенна, чтобы не нарушались санитарные нормы и это не сказывалось на качестве животноводческой продукции?

- Все препараты, которые применяются в Беларуси, проходят испытания и получают регистрационное свидетельство. Они должны соответствовать мировым и европейским требованиям качества. Однако есть много частных компаний, которые не всегда соблюдают производственные регламенты, поскольку у них нет соответствующих специалистов, помещений и оборудования. Я это называю «вёсельным производством». Но даже такие препараты попадают на рынок и их за определенное вознаграждение используют в некоторых хозяйствах.

- Какую роль, по вашему мнению, играет современный менеджмент в науке?

- Научным институтом не может управлять топ-менеджер. Его должен возглавлять ученый, хорошо понимающий проблематику исследований. Какой из меня был бы директор, если бы я не понимал научных проблем и не знал, какие направления надо развивать? Если придет менеджер, у которого задача - заработать как можно больше денег, то науки здесь не останется. Иное дело, когда есть научная разработка и ее надо продвигать в производство. Именно на этапе перехода от научной разработки к промышленности и должен стоять менеджер, который будет заниматься ее внедрением и получать за это деньги. Заведующий отделом молекулярной биологии Артем Лемешев:

- Наши разработки всегда являются новаторскими и имеют национальное значение для страны. Вместе с тем по некоторым позициям в мире мы отстали на 30-50 лет. Но догнать современные технологии можно, если расставить свои приоритеты. Существуют фундаментальные исследования, на базе которых можно строить научно-прикладные. Можно брать уже разработанные технологии и на их основе в течение трех-пяти лет создавать что-то новое. Но все это требует значительных средств. К примеру, стоимость некоторых приборов достигает 500 тыс. долл. Кроме того, необходимы расходные материалы, которые тоже стоят немалых денег. Заведующий отделом паразитологии, доктор ветеринарных наук, профессор Мирослав Якубовский:

- Мы являемся единственным в республике институтом, который должен обеспечивать защиту национальных интересов в сфере ветеринарии. Среди насущных вопросов - мониторинг эпизоотической ситуации в республике. Без этих знаний, материалов невозможно грамотно планировать и осуществлять защиту животных и людей. Заместитель директора Петр Красочко:

- Сейчас из-за невысокой зарплаты наблюдается слабая мотивация у молодых научных кадров. После распределения к нам молодые специалисты буквально сразу же стараются уйти в частные фирмы, где зарплата выше. К сожалению, у многих нет заинтересованности заниматься наукой, как это было 20-25 лет назад. Кроме этого усложнились требования ВАК по защите диссертаций, что также отпугивает молодых ученых.

РУП «Институт экспериментальной ветеринарии им. С.Н.Вышелесского»
220003, г. Минск, ул. Брикета, 28
Тел.: (017) 508-81-31
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

{jcomments on} 

Владимир ВОЛЧКОВ

Новые станки и оборудование уже не делают компанию конкурентоспособной, особенно если она выпускает товары повседневного спроса. На мировом рынке вместе с производственными линиями можно приобрести практически любую технологию, даже разложить на ингредиенты самый сложный продукт и создать «клон». Однако продать его будет куда сложнее. Даже самый качественный товар с весьма умеренной ценой может лежать на складах без эффективной системы дистрибуции. Его владельцу необходимо увязать воедино сбытовую и производственную логистику, изобрести торговую марку, с ее помощью привлечь потребителей… Словом, выполнить многочисленные мероприятия, которые называются маркетинговым комплексом.

Как приблизиться к цели?

Стратегии могут быть разными. Одни компании тщательно анализируют свой сегмент на рынке, предпочтения потребителя и потом стараются «выстрелить» наиболее удобным для него продуктом. Другие создают товар с весьма средними базовыми характеристиками, а затем мощными рекламными компаниями создают вокруг него легенду, заманивая покупателей акциями и распродажами. В любом случае, для стабильного успеха надо обладать и конкурентоспособным оборудованием, и эффективной системой продвижения изделий. Оба направления обходятся нынче недешево, ведь технологии перманентно совершенствуются, поэтому оборудование требует постоянной модернизации и обновления. В некоторых отраслях за 3-5 лет необходимо проводить полное техническое перевооружение, чтобы не «выпасть» из рынка из-за высокой себестоимости продукции. При этом максимальная экономическая эффективность достигается при огромных партиях выпуска однотипных либо очень схожих товаров.

В данном случае производство вступает в противоречие со сбытом. Современные рынки потребительских товаров перенасыщены самыми разнообразными предложениями, на каждый вид продукции приходится очень незначительные по объемам продаж ниши. К тому же они делятся между многочисленными конкурирующими торговыми марками. Для успешного прорыва необходима универсальность. Но она бьет по эффективности производства, повышает себестоимость и делает товар «непроходным» по цене.

В Европе, где давно существует перепроизводство товаров массового спроса, парадокс и противоречия между эффективностью производства и продвижением изделий на рынок решили по классической схеме времен промышленной революции мануфактур: разделение и специализация труда улучшают экономические показатели. В западном мире прошли времена, когда производство и бренд были сконцентрированы в руках одной компании. Правда, бизнес там перерос в очень сложную организационную структуру. Однако так или иначе принцип соблюдается: одни фирмы делают акцент и инвестируют основные средства в производство, другие вкладываются и развивают технологии брендинга, логистики, дистрибуции. Словом, выводят и продвигают товар на рынки, захватывая определенную долю продаж.

Пусть плохонький, но родненький

А это уже принцип белорусских производителей «второго» эшелона. Многие из них увлеклись собственными разработками торговых знаков, некоторые даже заказывают их у известных отечественных и зарубежных агентств. Но торговая марка превращается в бренд только в тех случаях, когда вызывает у потребителей устойчивые ассоциации. Красивая картинка-символ и логотип сами по себе не обеспечат роста продаж. Во-первых, необходим конкурентоспособный продукт. Не просто по цене и качеству, а исходя из потребительских предпочтений и финансовых возможностей отечественного потребительского рынка. Скажем, йогурты в Европе практически все без сахара, а в Беларуси подавляющее большинство продаж приходится на сладкие виды. Самая интересная продукция мертва без соответствующего продвижения. Торговая марка превращается в бренд, когда подкреплена эффективной системой дистрибуции, рекламой, пиаром, промоутерскими акциями. Эти весьма дорогостоящие мероприятия могут позволить себе считаные отечественные производители. Даже в самые лучшие времена емкость рекламного рынка в Беларуси не превышала 200 млн.долл. Причем больше половины площадей и эфира «выбирают» топ-10 компаний, среди которых всегда лидируют операторы сотовой связи, ритейл и иностранные корпорации. Несколько лет назад существовало ограничение на маркетинговые расходы: на себестоимость разрешалось относить не более 3% оборота, а остальное - из прибыли компании. Тогда только на некоторых предприятиях возникала проблема с превышением лимита. Остальные даже близко не подходили к верхней планке. Между тем на продвижение успешных торговых марок «новой волны»: «Бобров», «Сочный», «Мара» тратилось до четверти инвестиций. Именно поэтому они стали брендами и в течение 1-2 лет заняли на рынке лидирующие позиции.

У многих предприятий на аналогичный объем вложений в маркетинг попросту не хватает свободных финансовых ресурсов, особенно у государственных. И тому несколько причин. Во-первых, на модернизацию основных фондов нередко в той или иной форме выделяются средства господдержки либо предоставляются различные льготы, а расходы на продвижение товаров на рынке остаются за «финансовым» кадром. Между тем мониторинг Национального банка из года в год показывает, что самая главная проблема предприятий - недостаток финансирования текущей деятельности и оборотных средств. Положение усугубляют закредитованность реального сектора и склады, переполненные собственными изделиями. В таком случае не до развития интеллектуальной собственности. Во-вторых, в Беларуси у контролирующих и проверяющих органов сложилось своеобразное отношение к консалтинговым услугам в принципе. Отчасти такой подход имеет под собой почву, ведь маркетинговые программы - один из самых удобных и безопасных способов вывода денег «на сторону». Скажем, качественное исследование рынка стоит десятки тысяч долларов, а представляет собой лишь несколько машинописных страниц, графиков и диаграмм. Проверить, действительно ли проводился весь комплекс «изыскательских» работ или цифры и выводы попросту придумали, либо практически невозможно, либо очень сложно и, что самое главное, дорого. Поэтому иногда проверяющие ищут крамолу даже там, где ее в принципе быть не может. А топ-менеджеры предпочитают не связываться со сложными и интеллектуальными мероприятиями по продвижению товара, ограничиваясь выпуском сувенирной продукции, печатанием буклетов…

Чужого нам не надо

Справедливости ради отметим, что вышеперечисленные проблемы, за исключением некоторых особенностей административного шума, характерны для реального сектора многих государств. Другое дело, что в Европе уже распространена тенденция завоевания рынка глобальными торговыми марками, которые выпускают по контракту, лицензии или на других условиях. Первую скрипку при этом играют торговые сети и крупные дистрибьюторские компании.

По мировой статистике на долю private label - торговых марок, которые принадлежат торговым организациям, приходится до 25% розничного товарооборота. В развитых странах этот показатель намного выше: например, в Британии - более 50%. В Восточной Европе несколько скромнее - всего 15%, в России и Украине - 5%, а в развивающихся государствах, скажем, Перу, Чили, Индонезии - всего 1%. Впрочем, доля private label зависит не столько от макроэкономических успехов, сколько от уровня конкуренции. Если он высокий, то сразу вырастают расходы на маркетинг, которые оправданны только при наличии высокого гарантированного объема продаж. В результате хилые торговые марки попросту исчезают с рынка. Мировая тенденция следующая: в каждой товарной категории на магазинной полке присутствует, по сути, только три торговые марки: глобальный международный бренд, национальная лидирующая торговая марка и private label. По этому пути медленно, но верно движутся и наши сетевые ритейлеры. И у лидеров рынка доля private label на полках уже перевалила за 10%.

Фактически для небольших предприятий private label - последний шанс выжить на рынке открытой экономики. Однако этой возможностью белорусские производители не спешат воспользоваться. К примеру, генеральный директор ООО «Евроторг» Андрей Зубков отмечает, что белорусских производителей подчас приходится долго уговаривать, прежде чем удастся разместить заказ. Между тем даже в соседней России ситуация противоположная: промышленники осаждают офисы торговых сетей, чтобы получить право выпускать продукцию под их торговой маркой. Ведь одевая товар в «чужую» упаковку, можно сразу оптимизировать затраты: не надо инвестировать в маркетинг, сбыт, мерчендайзинг.
Казалось бы, схема идеально подходит для многих отечественных производителей, но их возмущает требование сетей дисконта для private label, который составляет 20-40% базовой цены. Почему стандартная практика становится неприемлемой в нашей стране? Тот же Андрей Зубков полагает, что причина кроется в неумении работать с издержками.

- Несколько лет назад мы объясняли руководителям мясоперерабатывающих предприятий: наша сеть работает в категории низких цен, дайте нам соответствующую продукцию, - отмечает Андрей Владимирович. - Однако многие утверждали, что по такой цене сделать продукт невозможно. Тогда мы просчитали всю экономику: оказалось - выгодный бизнес, и купили собственное перерабатывающее предприятие.

Привел эксперт и успешные примеры сотрудничества, например с пивоваренным заводом «Криница», ОАО «Бархим».
- Их продукция под нашим private label сразу заняла 9% общих продаж в категории. Столько же, сколько и их собственные бренды, - заметил руководитель ООО «Евроторг».

Однако желающих работать под чужими брендами в Беларуси пока немного. Во-первых, при изначально низких затратах на маркетинг на предприятии не чувствуют существенного экономического эффекта от такого сотрудничества. Во-вторых, выпуск продукции под чужой торговой маркой требует стабильности производства по целому ряду параметров. А с этим у многих отечественных предприятий сложности. Даже обладателям современного оборудования не всегда удается соответствующим образом отладить технологию. Продукт получается качественным, но по отдельным характеристикам одна партия несколько отличается от другой. Для собственной торговой марки такие «колебания» приемлемы. А вот владелец торговой марки по условиям контракта их не допускает, прописывая серьезные штрафные санкции. В-третьих, к выпуску private label неоднозначно относятся представители государственных органов. Иногда хвалят руководство предприятия за то, что осваивает выпуск private label и международных торговых марок. Однако чаще подвергают жестокой критике, а подчас и обвинениям, мол, использует оборудование для наживы сторонних структур. Доказать экономическую целесообразность при этом весьма непросто, «разборы полетов» по данной теме проходили не раз. Иногда с привлечением СМИ, иной раз - при закрытых дверях. Впрочем, частники все активнее работают под чужими «лейблами». Например, в Бресте действует почти 200 швейных компаний со средним оборотом около 5 млн.долл., «отшивая» коллекции западных компаний, в том числе, и весьма известных.

Лидерам не по плечу

Крупный предприниматель Сергей Левин, которому со своими стиральным порошком и моющими средствами под марками «Мара» и April удалось занять лидирующее положение на отечественном рынке, в беседе с журналистами отметил, что стать монополистом в республике не стремится. И свою позицию объяснил тем, что в стране имеются серьезные интересы у международных корпораций: и Uniliver, и P&G. Они не сдадутся без боя, а при слишком сильном давлении можно спровоцировать маркетинговую войну. Причем, кто в ней станет победителем, у С.Левина нет сомнений. Ведь, по его словам, у названных компаний «рекламный бюджет только на Москву измеряется десятками миллионов долларов, что намного больше, чем стоит все белорусское предприятие». Поэтому бизнесмен считает целесообразным, образно говоря, не дразнить гусей и для загрузки мощностей использовать возможности лицензионного и контрактного производства. В том числе, и для развития экспорта. Кстати, именно так поступают многие, даже весьма крупные, компании в Европе. Они развивают оба направления: выпуск и продвижение собственных брендов и производство private label, а также чужих торговых марок на условиях лицензии или контракта. Экс-директор ИЧУП British American Tobacco Trading Company Эдуард Грамович утверждает, что отечественным компаниям есть смысл выпускать международные торговые марки, если не удается загрузить полностью производственные мощности за счет собственной продукции. Свои торговые марки практически всегда обеспечивают более высокую доходность, но самая низкая себестоимость единицы продукции получается, когда оборудование загружено на 100% мощности. Если рынок не может поглотить столько собственных брендов, то лучше поставить на конвейер чужие, чем увеличивать простой оборудования. Напомню, что некоторые очень крупные и известные белорусские предприятия со своими сильными брендами, которые нынче считаются якорными в своих категориях, несколько лет назад не чурались выпускать продукцию под торговыми марками того же Danon. Работа на аутсорсинге у крупной импортной корпорации позволяла им максимально эффективно использовать новое оборудования, ведь спрос на собственную продукцию тогда не мог полностью загрузить производство. Потом от чужих брендов постепенно отказывались.
Еще один пример. ОАО «Гродненская табачная фабрика «Неман» за счет развития лицензионного и контрактного производства с международными корпорациями British American Tobacco и Japan Tobacco International смогла не только встать с колен, но и стать национальным лидером в производстве табачных изделий.

- В 2005 г. на предприятии не было оборотных средств, склады были заполнены неконкурентной продукцией, оборудование морально и физически устарело, - вспоминает генеральный директор Юрий Чернышев.

Тогда удалось договориться с ВАТ о производстве по контракту первой международной марки Alliance. И дело пошло. К концу десятилетия на гродненской фабрике освоили выпуск всех стратегических брендов этой транснациональной корпорации. Одновременно развивали и свой продуктовый портфель. И если некогда в продукции предприятия половину занимали сигареты без фильтра, то сегодня на их долю приходится всего 2-3%. А фабрика прочно укрепилась не только в среднем ценовом сегменте, но вышла и в класс премиум с торговой маркой Portal.

- Сотрудничество с ВАТ стало большим опытом для наших специалистов по выпуску качественных сигарет, - подчеркивает Ю.Чернышев. - Лицензионное и контрактное производство значительно улучшило имидж предприятия: потребители поверили, что в Гродно могут выпускать достойную продукцию.

И это действительно так - сегодня торговые марки «Премьер» и «Фэст» стали лидерами по объемам продаж в Беларуси.
Безусловно, нельзя утверждать, что private label и другие франчайзинговые схемы - панацея от всех бед. Волшебного рецепта по так называемому исцелению производства не существует. Однако можно смело говорить о том, что использование чужой интеллектуальной собственности - один из инструментов достижения на предприятии экономической стабильности. Эффективность этого инструмента, конечно же, зависит от конкретной ситуации. И, в первую очередь, от способностей менеджмента.

{jcomments on} 

О возможностях дополнительного образования для руководителей и управленцев белорусских предприятий рассказывает директор Института бизнеса и менеджмента технологий БГУ, профессор Владимир АПАНАСОВИЧ.

- Владимир Владимирович, насколько отечественные предприниматели, руководители и управленцы предприятий в нашей стране нуждаются в бизнес-образовании?
- Большинство из них имеют только высшее техническое образование. Оно формировало рациональный склад мышления, который наиболее полно соответствовал требованиям времени. Однако сегодня, в постоянно меняющихся условиях глобальных рыночных отношений для успешного ведения бизнеса узкопрофильного образования явно недостаточно. К тому же в Беларуси около 75% экономики сосредоточено в системе госпредприятий. Их руководители, как правило, считают, что основная задача - выполнить доведенные задания. А такой подход к управлению никак нельзя оценивать как квалифицированный и современный.
- Что побуждает специалистов и руководителей получать дополнительное образование?
- Причины разные: от стремления повысить свою значимость до необходимости каждый день решать задачи, требующие владения современными управленческими технологиями и инновационным подходом. Выход на мировой рынок продукции также хороший стимул, ведь наши управленцы должны на равных общаться с коллегами из других стран, грамотно вести переговоры. Современные топ-менеджеры успешных компаний обычно имеют образование двух уровней: высшее по определенной специальности, а также в магистратуре, ориентированной на решение практических задач, чаще всего МВА - магистратуре по специальности «Бизнес-администрирование».
- Что в этом плане белорусскому менеджменту предлагает институт?
- Мы системно работаем над тем, чтобы Институт бизнеса и менеджмента технологий БГУ стал мобильной структурой быстрого реагирования с высокой степенью вовлеченности в бизнес-процессы реальных секторов экономики страны и мог претендовать на звание Национального института бизнеса.

В институте действуют магистерские программы углубленной подготовки специалистов. Для занятий со слушателями активно привлекаем отечественных и зарубежных преподавателей, опытных управленцев, практикующих экономистов, освоивших передовые бизнес-технологии. В этом году состоится уже 16-й выпуск в рамках программы МВА. Это двухгодичная программа, куда для обучения по международным стандартам ежегодно принимаем 75-90 человек.

С 2012 г. начали углубленную подготовку магистров по наиболее востребованным управленческим специальностям «Инновационный менеджмент» и «Управление логистическими системами». В этом году открываем магистерскую подготовку по специальности «Технологии управления персоналом», ее выпускники получат комплекс знаний и практических навыков в области управления человеческими ресурсами. Обучение в рамках программ вечернее, в течение полутора либо двух лет.

- Как оценивают представители отечественного бизнеса и руководящего состава промышленности результаты занятий в институте?
- В основном положительно. Вместе с тем, мы благодарны им за деловые советы и своевременные подсказки, направленные на повышение качества бизнес-образования. Руководство и преподаватели института прекрасно понимают, что учебный процесс требует постоянного совершенствования. Основные недостатки сложившейся системы белорусского бизнес-образования - низкий уровень реагирования на изменение внешних социально-экономических условий, количественное превосходство фундаментальных знаний над теми, что в первую очередь необходимы на практике. Эти и другие проблемы мы осознаем и целенаправленно решаем. Однако, на наш взгляд, для значимых изменений необходима более активная поддержка государства.

220030, г. Минск, ул. Октябрьская, 4
Тел.: +375 17 2104106
Моб. тел.: +375 29 1114106
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.sbmt.by

{jcomments on} 

Эволюция отдельно взятой компании часто выражается в смещении акцентов с исключительно экономических интересов в сторону социальных. Формальным толчком к развитию гуманистических настроений среди бизнесменов стала международная инициатива «Глобальный договор», выдвинутая в 1999 г. Генеральным секретарем ООН. В Беларуси в числе первых к ней подключилось ООО «Белинтертранс».

Цель Глобального договора - развитие принципов социальной ответственности бизнеса, его привлечение к решению наиболее острых проблем общества, как на глобальном, так и местном уровнях. С 2000 г. к инициативе присоединились порядка 10 тыс. компаний, многие из которых имеют мировое имя вродеFord, General Electric, Intel, Microsoft, Bosch, Siemens и др. В Беларуси в авангарде инициативы оказались крупные частные предприятия. Приняв социальные стандарты ООН, они сосредоточились на заботе о собственном персонале, повышении качества продукции, охране окружающей среды. Многие отметились благотворительными проектами.

В числе первых отечественных компаний, примкнувших к договору, было ООО «Белинтертранс». Соответствующее обращение в адрес Генерального секретаря ООН предприятие направило в сентябре 2007 г., и с тех пор высокие социальные стандарты стали его визитной карточкой. В 2011 г. в рамках инициативы ООН Глобальный договор компания награждена Золотой медалью в номинации «Этичное рыночное поведение» конкурса Брэнд Года.

По прошествии нескольких лет бизнес вырос до группы компаний «Белинтертранс» (управляющая компания - ООО «Группа «БИТ-Юнион»), увеличился штат, обороты, расширилась сфера деятельности. Но неизменной осталась приверженность идеалам корпоративной социальной ответственности (КСО).

Сейчас инвестиции в социальные проекты уже измеряются миллиардами рублей. Так, ООО «Белинтертранс» участвует в реализации трех инвестиционных договоров на строительство коттеджных поселков с объектами соцкультбыта для работников предприятия на территории Минского и Воложинского районов. Реконструирован оздоровительный комплекс, оборудован концертный зал, комнаты для настольного тенниса и бильярда. За счет организации приобретены два автобуса МАЗ-256 для доставки работников к месту работы и обратно. На эти цели также используются арендный автобус и два легковых автомобиля. В рамках коллективного договора сотрудники получают различные выплаты. Всего на социальную сферу в 2012 г. потрачено 2,383 млрд. руб., что при количестве работающих 578 человек составило около 480 долл. на одного работника.

Стандарты КСО нашли отражение и в деятельности профсоюзной организации, для членов которой (а это весь трудовой коллектив компании) установлены дополнительные премии за профессиональное мастерство, активное участие в общественной жизни, отказ от курения и пр. Наниматель перечисляет взносы на счет профсоюзного комитета в размере 0,75% фонда заработной платы, что создает весомую финансовую базу для организации культурно-массового досуга.

В феврале этого года в ходе рабочей поездки на ООО «Белинтертранс» руководство Минского областного объединения профсоюзов констатировало высокий уровень социального партнерства в этой частной компании. А 25 апреля президиум Совета Федерации профсоюзов Беларуси присудил председателю правления управляющей компании ООО «Группа «БИТ-Юнион» Вячеславу Довнару премию за большой личный вклад в достижение высоких показателей социально-экономического развития, создание надлежащих условий труда и быта работников группы компаний «Белинтертранс». Это стало не только признанием социальной ответственности, но и своеобразным показателем рыночной конкурентоспособности предприятия.

{jcomments on} 

Вячеслав ВОЛОТОВСКИЙ

До сих пор белорусское общество воспринимает женщину в бизнесе скорее как исключение, чем правило. Архаичный менталитет, связанный с преобладанием мужчин в директорском корпусе, зачастую порождает недоверие к деловым леди. Мол, у них мировоззрение и стиль ведения дел иной, «не мужской». И это действительно так. Например, старший партнер юридической компании «Власова, Михель и Партнеры» Лилия ВЛАСОВА в интервью журналу отметила, что никогда не рассматривала деньги как самоцель. Для нее не меньшую, а может быть, и большую ценность имеют такие понятия как репутация компании, уважение клиентов и коллег, хорошая рабочая атмосфера в коллективе. В конечном итоге такой подход только добавлял конкурентоспособности руководимому ею бизнесу и приносил коммерческий успех.

- Бизнес создают и ведут для того, чтобы получить прибыль, главное, чтобы погоня за прибылью не стала единственной целью бизнеса. Я начала свое дело в 1990 г. Было огромное желание что-то делать самостоятельно, но о бизнесе мы имели смутное представление. К тому же юридические услуги нельзя полностью назвать бизнесом в силу их социальной, экономической и иной значимости. Во-вторых, как руководитель я с самого начала поставила на первое место имидж компании, качество работы и развитие персонала. Мы следовали этому правилу… И сегодня «Власова, Михель и Партнеры» единственная в стране, которая на протяжении трех лет подряд (2006-2008 гг.) по решению Минюста удостаивалась звания «лучшая юридическая фирма». А всего этой регалией нас отмечали 6 раз.

В основе фирмы - классическая западная модель, привычная для иностранных инвесторов, которые, кстати, составляют порядка 70% наших клиентов. Западные стандарты работы дополнили многолетним сотрудничеством с международными юридическими фирмами, включая Clifford Chance, White & Case, Freshfields Bruckhaus Deringer, Hogan Lovells и др. Вошли в профессиональные сети World Services Group (WSG), First Law International (FLI) и CIS Leading Counsel Network (LCN). Как итог - фирма «Власова, Михель и Партнеры» много лет подряд занимает лидирующие позиции в рейтингах международных профессиональных изданий Chambers Global, International Financial Law Review (IFLR1000) и European Legal 500.
За более чем 20 лет работы, мы вырастили десятки отличных специалистов, став своего рода профессиональной колыбелью для многих лучших юристов страны,

- Лилия Владимировна, можно ли говорить, что подобная система ценностных ориентиров и есть отличительная черта женщин-предпринимателей?

- Трудно отвечать за всех бизнес-женщин страны. Мужчина - по природе добытчик, кормилец, поэтому и деньги у него всегда на первом плане. Женщины эмоциональнее, чаще вспоминают о существовании иных ценностей. Зато точно могу сказать, что представительницы лучшей половины человечества делают бизнес более гуманным и гармоничным. Видимо, не зря в Западной Европе, например в Швеции, государство директивно доводит до компаний долю женщин в совете директоров и других органах корпоративного и государственного управления.

- Что подтолкнуло пойти в бизнес?

- Еще в 1989 г. в составе советской делегации я побывала в США, где нам организовали посещение американских юридических фирм. Очень впечатлила масштабность и востребованность юридических услуг в Америке, захотелось создать компанию в Беларуси. И когда в стране начались перемены, я решилась и организовала самостоятельную структуру по оказанию юридических услуг в сфере хозяйственного законодательства - Юридическую лабораторию, которая в 1996 г. выделилась в самостоятельную юридическую фирму «Власова и партнеры».

- Вы сталкивались с недоверием в бизнесе к вам как к женщине?

- (Улыбается) Нет. Возможно, еще и потому, что я начала свое дело уже в статусе кандидата наук, доцента, что внушало доверие клиентам.

- По прошествии более чем 20 лет довольны ли результатами? Какой оценки, на ваш взгляд, заслуживаете?

- Полагаю, четверку с плюсом поставить можно. Достигнуто многое, но не все. Например, не удался замысел развиться в международную структуру. В конце 90-х гг. открыли представительство компании в Варшаве, но, видимо, не хватило управленческого потенциала, финансовых ресурсов, чтобы развивать это направление. После пяти лет работы пришлось представительство закрыть.

- Могут ли наши юридические фирмы в принципе выйти на глобальной рынок, как это сделали, например, компании «Большой четверки»?

- Пока известны лишь единичные примеры успешного освоения белорусскими юридическими фирмами российского рынка. Добиться большего опять же мешает нехватка ресурсов - финансовых и кадровых, а также менталитет типа «нас и здесь неплохо кормят». Добавьте сюда начатую реформу отрасли со вступлением в силу изменений прошлого года в Закон от 30.12.2011 г. №334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь». На адаптацию к новым условиям работы в адвокатуре юристам-хозяйственникам потребуются годы. Сложно в таких условиях думать о глобальном прорыве на международный юридический рынок. Да и места там давно все заняты, нас там точно никто не ждет.

- В настоящий момент вы отошли от непосредственного управления фирмой. Почему?

- Я сосредоточилась на медиации - новом для Беларуси направлении по внесудебному урегулированию конфликтов. Поскольку все люди разные, со своими интересами, то время от времени между ними возникают конфликты. Неумение вовремя их уладить может повлечь для бизнеса невосполнимые потери, вплоть до развала компании. При возникновении конфликта люди идут в суд, потому что больше и идти некуда. Там ищут справедливость, но в итоге кто-то побеждает, а кто-то проигрывает, при этом многие не только не находят справедливости, но и расстаются врагами. В нашем деловом сообществе сформировалась архаичная культура победителя, трудно сочетаемая с сотрудничеством. Мы в прошлом году создали Центр медиации и переговоров, некоммерческую структуру, определившую своей миссией содействие формированию новой культуры разрешения конфликтов и переговоров, основанной на сотрудничестве и консенсусе. В целом проблема конфликтов крайне болезненна для бизнеса. Они возникают не только в отношениях между учредителями, но и между собственниками и управленцами, руководством и подчиненными. Чтобы избежать негативных последствий, конфликтами можно и нужно уметь управлять. Медиация эффективно справляется с этой задачей. Мы уже применили ее более чем в 100 хозяйственных спорах. Практически каждый второй спор был разрешен без судебного разбирательства. Медиация позволяет бизнесу экономить время и деньги, сохранять конфиденциальность, деловые отношения и репутацию. Я уверена, что скоро и белорусские предприниматели поймут, что медиация - это реальный бизнес-инструмент, позволяющий эффективно работать с конфликтами без обращения в суд.

- Не боитесь потерять управляемость бизнесом?

- Я давно уже не управляю фирмой единолично. Сила юридической фирмы - в команде, способной объединить интеллект людей для решения профессиональных задач... Партнеры нашей компании даже голосуют редко, как правило, решения принимаются консенсусом. У нас разделены полномочия управления между собранием партнеров и управляющим партнером. С уважением и доверием относимся друг к другу. Возможно, это тоже особенности женского почерка в бизнесе, так как из 6 партнеров в нашей компании 5 женщин.
Лилия Владимировна, примите наши искренние поздравления по случаю вашего личного юбилея! Желаем вам сделать медиацию в нашей стране такой же узнаваемой, как профессию юриста.

{jcomments on} 

Александр ГОЛОВАЧЕВ, доктор экономических наук, профессор

Продолжаем публикации под авторской рубрикой, которую редакция журнала открыла в текущем году. В этом номере рассматривается влияние инфляционных процессов на состояние экономики. Вашему вниманию предлагается первая часть материала на указанную тему.
Инфляцию определяют как переполнение сферы обращения денежной массой сверх реальных потребностей товарооборота. Она приводит к обесцениванию денег и росту среднего уровня цен на товары и услуги в стране без повышения их качества. В тех случаях, когда инфляция превышает допустимые пределы - 3% в год, ее вирусы, стимулируемые разбалансированностью денежной и товарной массы на макроуровне, распространяются за пределы сферы обращения и денежного рынка, вызывая негативные процессы в производстве и потреблении.
Масштабы инфляции определяются по индексам потребительских цен (ИПЦ) (см. табл.). Индексы потребительских цен на товары и услуги в Республике Беларусь и цен производителей (в процентах)
Анализ приведенных данных показывает, что за указанный период можно выделить 4 тенденции. Во-первых, заметны два пика галопирующей инфляции. Во-вторых, в интервале между 2000 и 2011 гг. инфляция в стране относилась к типу ползучей - до 10% в год. В 2011 г. она опять не превратилась в галопирующую. В-третьих, в 2012 г. серьезных результатов в укрощении инфляции достичь не удалось. А если судить по индексам потребительских цен на товары и услуги и цен производителей, рассчитанным к предыдущему году, то можно сделать вывод, что инфляция в 2012 г. осталась на уровне 2011 г. При этом реальный сектор экономики работал в прежнем режиме. Однако рост потребительских цен обесценил рубль, а повсеместное увеличение цен производителей товаров (услуг и работ) во всех отраслях экономики в конечном итоге «съело» все результаты общественного труда. В-четвертых, инфляция в стране носит системный характер. Она характеризуется не только ростом потребительских цен, но и проявляется во всех отраслях реального сектора экономики, где темпы роста цен иногда опережали ИПЦ.
 
При инфляции необходимо кроме номинального рассчитывать и реальный ВВП. Он определяется с учетом индекса-дефлятора, который в 2011 г. составлял 1,6. По мере накопления инфляции, особенно в ходе ее превращения в галопирующую, темпы прироста ВВП существенно сократились. В сопоставимых ценах в 2010 г. они составили 7,7%, в 2011 г. - 5,5, а в 2012 г. - лишь 1,5%. Вслед за снижением ВВП происходило уменьшение реальных показателей национального дохода, прибыли, личных доходов и сбережений.
 
Разрушительная сила инфляции проявляется в том, что она наносит серьезный ущерб реальному сектору экономики - снижаются конкурентоспособность товаров, реальные доходы и прибыль предприятий. Возникают трудности с формированием государственного бюджета, так как обесцениваются налоговые поступления в казну, ее расходная часть, что сопровождается денежной эмиссией.
Инфляция, конечно же, тесно связана с курсом отечественной валюты. При постоянстве других факторов, чем выше ее темп в стране, тем ниже курс. Инфляционное обесценивание денег вызывает снижение их покупательной способности, падение курса к валютам тех государств, где темпы инфляции ниже. Выравнивание же валютного курса в соответствии с паритетом покупательной способности происходит, как правило, не менее чем в течение 2 лет.
 
Инфляция, определяемая ростом цен без повышения качества продукции, существенно снижает и без того низкую конкурентоспособность экономики. Возникают дополнительные трудности с реализацией продукции на внутреннем и особенно на внешнем рынках. В условиях высокой инфляции невозможен не только стабильный экономический рост, но и реализация мер по его ускорению.
 
Экономисты выделяют такие понятия как инфляция спроса и инфляция издержек. Первая проявляется в повышении спроса над предложением при полной загрузке производственных мощностей. Ее причины связаны с ростом заработной платы и увеличением покупательной способности населения. В обращении появляется масса денег, которая не обеспечена товаром. Поэтому и подчеркивается необходимость опережающего роста производительности труда (рассчитанного по производству в сравнимых ценах) по сравнению с ростом заработной платы.
 
Инфляция издержек возникает в результате их роста на произ¬водстве и уменьшения совокупного предложения на рынке. В этом случае уровень цен может возрасти, несмотря на то что совокупный спрос не является избыточным. Таким образом, повышение издержек производства перекладывается на потребителя.
 
Со второй половины 1993 г. в Беларуси преобладает инфляция издержек (она имеет уже 20-ти летний «стаж»). Причины - в повышении цен на приобретаемые за пределами страны сырье и энергию, значительный рост издержек производства и не всегда обоснованный рост доходов населения в результате увеличения минимальной заработной платы и роста ее как компенсирующего фактора при инфляции.
 
С 2000 г. инфляции спроса и издержек тесно переплетаются, но последняя составляет примерно 75%, что обусловлено ростом производственных затрат. В реальном секторе заметна тенденция снижения важнейшего показателя эффективности производства - уровня рентабельности реализованной продукции, работ и услуг.
 
Главную причину инфляции в Беларуси можно объяснить, прежде всего, диспропорцией, несоответствием между масштабами и структурой производства, с одной стороны, и потребностями рынка - с другой. Структурные диспропорции, неразвитость рыночных отношений и неадекватное использование механизмов их осуществления в нашей стране снижают эффективность производства и внешней торговли, особенно с развитыми государствами. Более конкретные причины инфляции следующие:
1. Открытость экономики Беларуси, ее вхождение в мировые хозяйственные связи, в процессе которых страна имеет немало преимуществ, но одновременно увеличивается опасность «импортируемой» инфляции. Например, рост цен на приобретаемые за границей энергоносители вызывает их увеличение по всей технологической цепочке производства отечественных товаров. Даже в условиях неизменного курса валюты наша страна каждый раз испытывает воздействие «внешнего» повышения цен на ввозимые товары. Подчеркнем, что возможности бороться с «импортируемой» инфляцией достаточно ограничены.
2. При высокой степени открытости экономики на росте инфляции в существенной мере сказываются мировые финансовые и экономические кризисы.
3. Диспропорциональность в структуре реального сектора экономики, структурная несбалансированность государственных расходов и доходов, государственного и местных бюджетов, когда инфляция является следствием:
а) государственного финансирования неэффективных инвестиционных проектов за счет «печатного станка», а не за счет прибыли производства или юридических и физических инвесторов;
б) чрезмерной доли военных расходов в общем объеме ВВП, инвестирования в оборонный сектор, что означает не только непроизводственное потребление национального богатства, увеличение расходной части бюджета, но и платежеспособного спроса, который обусловлен ростом заработной платы в этом секторе экономики.
4. Падение курса белорусского рубля по отношению к валютам других государств, что приводит к росту внутренних цен на товары, услуги, рабочую силу и инвестиции в стране.
5. Олигополия и монополия на национальных рынках, когда организационно-правовые структуры субъектов хозяйствования стремятся получить прибыль на основе роста цен, что стимулирует инфляцию спроса.
6. Низкий уровень конкуренции вследствие высокой доли государственной собственности и степени монополиза¬ции экономики страны. При существующей пропорции частной и государственной собственности в Беларуси практически невозможно реализовать принцип «Конкуренция - везде, где возможно, регулирование - там, где необходимо». Отметим, что этот принцип, родившийся в Германии, - основа прогресса современной экономики в развитых странах мира.
7. Внешние займы, рост которых в совокупности с неэффективной внешнеэкономической деятельностью обеспечивает увеличение валового внешнего государственного долга страны, составившего на 01.01.2013 г. 34,1 млрд. долл. Пороговое значение внешнего долга блокирует зарубежные кредиты и инвестиции.
8. Дополнительные расходы на социальные цели, которые являются следствием стремления правительства поддержать население в инфляционный период за счет увеличения количества денег в обращении, что в свою очередь «работает на спираль новой инфляции».
9. Инфляционные ожидания, когда инфляция приобретает самоподдерживающий характер. В условиях постоянного повышения цен формируется особая психология потребителей и производителей. Рост цен вызывает боязнь их нового увеличения. По причине «бегства от денег» потребитель покупает товары впрок, предполагая, что цены на них еще более повысятся, а это приводит к росту спроса со стороны населения и предприятий путем приобретения товаров сверх текущих потребностей. В результате инфляционные ожидания сопровождаются ростом цен.
10. Кредитная экспансия, что вызывает эмиссию безналичных денег и способствует инфляции.
11. Рост издержек производства вследствие низкого уровня управления затратами на отечественных предприятиях и роста цен на импортируемые углеводороды, сырье и материалы.
12. Усиление диспаритета цен на потребительском рынке на белорусские товары и изделия, производимые в Беларуси, с одной стороны, и других странах, с другой стороны. Особенно это касается рынка продовольствия, что  ведет к мораторию на экспорт отдельных белорусских продовольственных товаров, включая и наши известные бренды.
 
Отметим, что рост цен - не только следствие нарушения пропорций между товарной и денежной массой на макроуровне, но и следствие состояния системы денежного обращения в нашей стране. Цены могут изме¬няться и под воздействием производительности труда, циклических колебаний, структурных сдвигов в системе воспроизводства, монополизации рынка, чрезмерного государственного регулирования экономики и, прежде всего, ценообразования, введения новых кредитных ставок, налогов, девальва¬ции денежной единицы, изменения конъюнктуры рынка, воздействия внешнеэкономических связей.
 
Однако не всякий рост цен можно называть инфляционным. При повышении производительности тру¬да, если оно не сопровождается опережающими темпами роста заработной платы, циклические колебания в экономике не относятся к действительно инфляционным причинам. Так, в фазе оживления и подъема экономики циклический рост цен на новую инновационную продукцию связан с превышением спроса над предложе¬нием товаров, а не с переполнением сферы обращения избыточной денежной массой по сравнению с реальны¬ми потребностями оборота. Вместе со сложностью инновационное развитие приобретает особую важность в современной экономике.
Однако об этом и других направлениях работы по укрощению инфляции - в следующем номере журнала.
{jcomments on} 
Маргарита ГЕРАСИМЕНКО
В февральском номере журнала мы рассказали о некоторых новейших разработках в области протезирования, предоставляющих достойную альтернативу частям человеческого тела. А что если использовать высокотехнологичные протезы не для замены утраченных конечностей и органов, а с их помощью с нуля собрать самого человека?

Подобным вопросом задались британские ученые Ричард Уокер и Мэтью Годден, поставив цель создать человекомашину для документального фильма на британском телеканале Channel 4. Так «родился» Рекс - двухметровый блондин с карими глазами.
И хотя его разработкой занималась команда робототехников, Рекс - не совсем робот. Это не исключительно электронное устройство, нашпигованное кучей проводов, а скорее ходячая коллекция самых современных искусственных органов, созданных научными центрами всего мира. По сути его создатели не сделали ничего нового, а лишь собрали воедино новейшие разработки, заменяющие в медицинской практике поврежденные части тела человека.
В феврале этого года в лондонском Музее науки Рекс был представлен публике как демонстрационная выставка новых возможностей на пути к человекозамещению.

Живой прообраз

Лицо бионического «британца» смоделировано с реального человека - 35-летнего Бертольда Мэйера, социального психолога из Цюрихского университета. У Б.Мэйера врожденная патология (отсутствует левая кисть руки). К 30 годам швейцарец купил функциональный протез I-Limb-Ultra компании Touch Bionics, став живой рекламой высокотехнологичного протезирования. Ведь новая технология дала ему обе руки! Видимо, по этой причине ученые решили наделить Рекса чертами Б.Мэйера, последний не просто обрел искусственного двойника, но и стал ведущим телепередачи «Как построить бионического человека» на британском Channel 4.

Внутренний мир

Бионик Рекс не имеет телесной оболочки, и его внутренности представлены на всеобщее обозрение. Известно, что технология создания «живой кожи» уже существует, но, видимо, творцы бионического чуда заведомо не хотели скрывать его дорогостоящие компоненты. Ведь своей уникальностью Рекс обязан именно им.
Первый протез для научного эксперимента предоставила новозеландская компания RexBionics - экзоскелет для людей с параличом нижних конечностей. От названия этой организации «новорожденный» получил свое имя.
В основу его опорно-двигательной системы легла разработка Массачусетского технологического института, позволяющая с помощью сенсоров снабжать протез нужным количеством энергии при ходьбе и беге. Вместо рук использованы устройства, сконструированные британской компанией Touch Bionics и американским Университетом Джона Хопкинса.

Механическое сердце с переносным источником питания, способное перекачивать до 9 л крови в минуту, предложила SynCardia. За 10 лет оно пересажено более 1000 пациентам, и впервые в их числе оказался андроид.
Искусственное сердце перекачивает кровь, созданную в британском университете Шеффилда. Как ожидается, их полимерный аналог станет эффективным заменителем человеческой крови, так как может служить дольше обычной донорской крови, полностью стерилен и не переносит инфекции, а также не требует определения группы и резуса фактора. Контроль сахара и подачу в кровь инсулина осуществляют датчики поджелудочной железы Лестерского университета Де Монфор. За фильтрацию синтетической крови Рекса отвечает селезенка с микрочипом, разработанная Йельским университетом США, которая гипотетически может предотвратить отравление у людей.
Почку размером с кофейную чашку бионическому человеку дал Калифорнийский университет США. Аппарат AWAK благополучно заменяет громоздкое стационарное устройство для гемодиализа. Искусственная почка способна решить острую проблему дефицита этого органа в трансплантологии.

Глаза Рексу достались от того же университета: аппарат Argus II, созданный для людей с поврежденной сетчаткой, представляет собой камеру, передающую изображение на микрочип, который в свою очередь преобразует сигнал в зрительный отдел головного мозга в виде символов и образов.
По похожему принципу действует ушной протез - кохлеарный имплантат, собранный учеными Университета Маккуори в Сиднее. Он трансформирует звуки в электрические импульсы и посылает на слуховой нерв.
А вот искусственную трахею, которая уже несколько лет спасает людей от рака верхних дыхательных путей, позаимствовали у Королевского госпиталя британской столицы.
Удивительной стала способность Рекса поддерживать разговор. Создатели наделили бионического человека искусственным интеллектом и синтезатором речи. Правда, тот иногда путается в словах - современная техника пока отстает от человеческого мозга.

Человек на миллион долларов

Именно во столько обошелся бионический человек британским робототехникам. Сердце Рекса стоит 120 тыс. долл., экзоскелет - 150 тыс. Систему искусственного зрения Argus II он получил за 100 тыс., слух в виде кохлеарного аппарата - за 40 тыс. долл. А вот искусственная почка AWAK обошлась сравнительно недорого - всего около 2 тыс. долл.
Значительная часть капиталовложений пришлась на сложную опорно-двигательную систему. Ноги Рекса - от ступней до бедер стоят почти 200 тыс. долл., чуть меньше предплечья (примерно 150 тыс.), а кисть руки заменило такое же устройство, как у Б.Мэйера, стоимостью 40 тыс. долл. за оба протеза.

Где остальные 35%?

И все же Рекса можно считать бионическим человеком только на две трети, так как ему пока недостает «своих» легких, мочевого пузыря и желудка. Достойной замены этим органам еще не создано. «Отец» бионика Р.Уокер по поводу последнего заметил: «Есть единственный искусственный желудок, который я когда-либо видел, но он больших размеров, поэтому мы не стали использовать его для замены настоящего человеческого желудка. Однако я уверен, что есть ученые, которые уже вплотную занимаются разработкой данного органа».
Кроме того, лишь немногие органы Рекса способны самостоятельно работать - это сердце и поджелудочная железа. Опорно-двигательная система, зрение и слух не могут существовать без нервной системы, посылающей мышечные импульсы. Посредством нервной системы все тело связывается с главным «контролирующим» органом - мозгом. При этом именно мозг является самой сложной и неповторимой частью человеческого организма. Создание его синтетического аналога станет в будущем заключительным аккордом в появлении искусственного человека: будь то технология бионики, кибернетики или клонирования.

Уровень современного протезирования подталкивает ученые умы к невероятным изобретениям в области медицины и биоуправляемой техники. Умение воссоздать любой человеческий орган неминуемо приведет к целому поколению подобных рексов. Однако, как говорит Б.Мейер, «маловероятно, что мы или наши внуки доживем до того момента, когда будет воссоздано полноценное человеческое тело, обладающее искусственным интеллектом. Это очень интересно и одновременно немного страшно». И добавляет: «Похоже, что мы находимся в той точке развития науки и технологий, откуда видны первые проблески возможности выйти за пределы эволюции».
{jcomments on}