Белорусские цены - самые неснижаемые в мире! Такой лозунг прекрасно подходит к современным реалиям: меняющаяся мировая конъюнктура если и влияет на стоимость наших товаров, то только в том случае, когда на нее можно списать подорожание. Взять хотя бы такой индикатор как нефть. Как бы ни колебались цены на главной мировой торговой площадке - международной нефтяной бирже в Лондоне, эти «взлеты-падения» никак не воздействуют на ценники белорусских автозаправочных станций.


Не повлияла на них и договоренность с Россией, в результате которой в текущем году тонна нефти подешевела для переработчиков на 30 долл. Наоборот, цены на АЗС рванули вверх. Правда, нас пытаются убедить в том, что они еще недостаточно высоки - намного ниже, чем, скажем, в Европе. Действительно, во время недавней поездки в Германию убедился в том, что цена бензина Super (аналог нашего А-95) зашкаливает за 1,6 евро/л. У нас же она в переводе на европейскую валюту в 2,5 раза меньше. Однако средняя заработная плата в той же Германии, по данным пенсионного ведомства, составляет 2,5 тыс. евро в месяц, в то время как у нас - 2,88 млн. руб., или в пересчете на эту денежную единицу - чуть больше 270. Поэтому немец может купить на свою зарплату около 1,7 тыс. л топлива, а наш автомобилист - немногим более 460. Как говорится, почувствуйте разницу. Для того чтобы мы могли приобретать в месяц столько же горючего, сколько немцы, оно должно стоить 1,7 тыс. руб.!


Особенно интересная ситуация складывается у нас с дизельным топливом, которое стоит больше, чем 95-й бензин (цены на эти виды горючего составляют соответственно 6,6 и 6,45 тыс. руб.). Даже в большинстве стран Европы такого нет. Исключение составляют Кипр, Чехия, Эстония, Венгрия, Польша, Румыния и Великобритания. Убедиться в этом поможет приведенная ниже таблица.




Известно, что производство солярки дешевле любого бензина. В свое время, лет пять назад, в Европе повысили цену на дизтопливо, включив в нее специальный экологический налог, который идет исключительно на природоохранные цели. У нас же об этом ничего не слышно. И поэтому было бы вполне логично (и оправданно с точки зрения экономики) привести цены на бензин и дизтопливо в соответствие с понесенными производителями затратами (себестоимостью). Ведь получается, что на дешевом дизтопливе переработчики получают сверхприбыли! И поскольку они монополисты (какая может быть конкуренция между двумя заводами, которым ценовые параметры устанавливает концерн?!), потребитель вынужден участвовать в затеянных ими ценовых играх.

 


Неужели ведомству-монополисту непонятно, что монопольно высокие цены на дизельное топливо увеличивают затраты предприятий на транспортировку грузов, в т.ч. готовой продукции грузовым автотранспортом, который в основном является дизельным?


Есть к концерну «Белнефтехим» еще один вопрос: почему исчезло из продажи менее дорогое биотопливо с применением продукта переработки рапсового масла? Ведь года три назад с помпой было открыто производство в ОАО «Гродно Азот» биодизельного топлива, и сегодня на сайте предприятия можно узнать, что его годовой объем выпуска - 200 тыс. т. В какой-то мере его отсутствие в продаже объясняется неурожаем рапса в 2010-2011 гг., когда сбор его к рекордному 2009 г. составил соответственно 61 и 62%. Это в среднем по году - 377 тыс. т. Но в тех 200 тыс. т биодизельного топлива непосредственно рапсовая добавка - метиловый эфир жирных кислот - составляет лишь 5%, т.е. 10 тыс. т. Если учесть, что для производства 1 т этого сырья требуется 3 т маслосемян, нетрудно подсчитать, что для загрузки производства в Гродно их требуется всего 30 тыс. т.


Хочется также напомнить, что постановлением Совета Министров от 14.05.2007 г. №588 была принята Программа развития масложировой отрасли Республики Беларусь на 2007-2010 гг., которой предусматривалось в 2010 г. получить 1 млн. т рапса, из которых на технические нужды направить около 125 тыс. т. Можно констатировать, что программа полностью провалена!
Но позволю себе предположить, что компонент биотоплива - метиловый эфир жирных кислот - все же продолжают выпускать. И вполне возможно, что его негласно «подливают» в обычную солярку, продаваемую на АЗС. Судить об этом могу, поскольку пару лет назад заправлял машину биодизелем и обратил внимание на специфический запах выхлопа. И сегодня этот «аромат» нередко вылетает из выхлопной трубы.


Возможно, дело здесь вовсе не в неурожае, а в цене, по которой продавался биодизель, поскольку первоначально на это горючее был установлен акциз, который в 7 с лишним раз был ниже налога, применяемого по отношению к обычной солярке? И согласно некоторым данным были заявления представителей органов государственной власти о том, что по этой причине казна недополучила 1 трлн. руб.


Так или иначе, о биодизельном топливе сегодня говорить не принято. А зря! Хочется напомнить слова изобретателя двигателя Рудольфа Дизеля, сказанные им ровно 100 лет назад: «Использование растительного масла в качестве топлива сегодня может показаться малозначимым, однако со временем оно будет так же важно, как нефть или угольные продукты».
Еще больше вопросов возникает у потребителей по природному газу. Еще в конце прошлого года было торжественно заявлено об огромном успехе во взаимоотношениях Беларуси и России, который выразился в том, что цену на «голубое топливо» удалось значительно снизить. Если в 2011 г. она в среднем составили 270 долл. за 1 тыс. куб. м. то в текущем году - 165,6. Как видно, удешевление весьма серьезное: более 100 долл. на каждой тысяче «кубиков», или около 40%.


Казалось бы, эту цены надо «транслировать» по цепочке - до конечных потребителей. Но кончается первый квартал года, а предприятия продолжают платить по прошлогодним тарифам. Например, в феврале предприятиям газоснабжающие организации выставили счет исходя из стоимости 336,2 долл. за 1 тыс. куб. м. Точно такой она была в ноябре и всего на 80 центов больше - в сентябре прошлого года.


Руководствуясь логикой, мы направили в Министерство экономики, которое утверждает цены на природный газ, вопросы, касающиеся перспективы снижения стоимости. В частности, мы интересовались следующим:


•    планируется ли адекватно уменьшению цены на природный газ снизить тарифы на этот энергоноситель для субъектов хозяйствования?


•    в одинаковой ли мере будет осуществлено данное снижение для разных групп предприятий или планируется установить разные тарифы: одни, скажем, для энергетики, другие для промышленных государственных предприятий, третьи - для частных?


•    планируется ли снизить также тарифы на электрическую и тепловую энергию?


Министерство подготовило ответ, за который редакция благодарна этому ведомству. Приведем его полностью и без комментариев, думаем, читатели сами смогут сделать необходимые выводы:


«Снижение цен на импортируемый природный газ позволило уменьшить цены на внутренний рынок для крупных потребителей. Так, для организаций, у которых годовой объем потребления природного газа превышает 500 млн. куб. м, цена установлена на уровне, эквивалентном 245 долл./1000 куб. м, в том числе для организаций, производящих азотные удобрения, - 218,24 долл./1000 куб. м.


Действующие тарифы на энергию в 2012 г. обеспечивают рентабельность энергоснабжающих организаций на уровне около 0,1%. Кроме того, у энергоснабжающих организаций ГПО «Белэнерго» имеется дефицит средств на инвестиционную программу в сумме порядка 3 трлн. руб. Источников для покрытия этого дефицита не имеется.


Необходимо отметить, что во втором полугодии 2011 г. цена природного газа для предприятий реального сектора не обеспечивала даже затрат на покупку импортируемого газа. Для обеспечения бесперебойной поставки природного газа в республику была достигнута договоренность с ОАО «Газпром» о переносе срока оплаты за потребленный природный газ в 2011 г. на 2012 г. Таким образом, в цене на природный газ для реального сектора экономики в 2012 г. предусмотрены суммы долга за 2011 г. Кроме того, возросла нагрузка на реальный сектор экономики из-за увеличения перекрестного субсидирования по населению, так как из-за девальвационных процессов 2011 г. существенно возросла себестоимость энергии и газа, а тарифы для населения практически не изменились.


Таким образом, в настоящее время в Республики Беларусь не рассматривается вопрос о снижении цен (тарифов) на природный газ, электрическую и тепловую энергию для реального сектора экономики, так как это приведет к появлению выпадающего дохода у газо- и энергоснабжающих организаций».


Так что никакого снижения цен, как всегда, не будет!

 

Владимир СВЕРКУНОВ